16+

«Герои в отечественных поточных сериалах никак не могут стать полноценными характерами»

18/09/2013

ЛИЛИЯ ШИТЕНБУРГ

Новый телесезон на Первом канале торжественно открылся премьерами сразу трех отечественных сериалов. Ни один из трех нельзя упрекнуть в грехе эскапизма – все они «про нашу жизнь», все так или иначе выходят на бой с реальностью. И побеждают ее, что характерно.


     «Домработница» приходит к нам в дом днем, после двух. Творческую группу сериала и актерский состав, очевидно, рекрутировали из глубинки: сытую столичную жизнь изображают с отчетливым напряжением, к сытости вообще относятся с подозрением, «зеленый виноград» отечественного гламура очень не одобряют. Темы в сериале поднимают актуальные,  не в бровь, а в глаз: то супруга успешного бизнесмена припомнит давний роман со своим нынешним личным шофером, то богатый папик заведет интрижку с молоденькой профурсеткой, а ушлая профурсеткина мать коварно застращает папика инцестом, то бизнесвумен погрузится в вулкан страстей с альфонсом непростой судьбы – и все это на глазах у той самой «домработницы», которая, не будь дура, все подмечает, а когда хозяева за порог,  комментирует происходящее, глядя прямо в камеру. Зритель тем самым превращается в любопытную соседку, которая делает вид, что зашла за солью, а сама так и рыщет: «А она что? А он что? А мамаша-то куда смотрела? Вот я бы на твоем месте все бы ей высказала!» и т.д. – в общем, интерактивность бьет ключом.

Играют не просто плохо, а так, как это делают в самых забубенных драмкружках при богатых заводах. Только в таких вот драматических «баньках с пауками» еще остались в ходу приемчики советской производственной мелодрамы 50-х годов, где туповатые, но честные комсомольцы резали правду-матку, а импозантные партработники грустили об интимном под картонными березками. Когда «успешный бизнесмен» добродушно взрыднул: «Два месяца мне мозг выносила!» – его заскорузлая мадам (дневная аудитория Первого канала, надо полагать, так представляет себе гламурных «бимбо») недаром вздрогнула. Потому что сдобные начальственные интонации этот «герой нашего времени» заимствовал непосредственно у райкомовских секретарей невысокого полета.

Что мешает отмахнуться от всей этой копеечной халтуры, списав на обычный профессиональный «недокорм»? Искренность интенции. Создатели подобных «Домработниц», вполне вероятно, на самом деле спешат «отразить реальность», фиксируя актуальные зигзаги новейших социальных раскладов. А, быть может, не прочь даже и изобразить нечто уютное, домашнее, где скромная поэзия быта оказывается лучшей защитой от суровой прозы исторических катаклизмов. Но стоит подумать, что эта самая «Домработница» – местный аналог, допустим, «Аббатства Даунтон», как придется немедленно вызывать дворецкого с порцией мышьяку в стакане бренди.

И дело не только в том, что изображаемый нашими умельцами быт никого ни от чего никогда не спасет – потому что авторы не в силах скрыть своего к нему отвращения или глухого раздражения, но и потому что сами герои в отечественных поточных сериалах никак не могут стать полноценными характерами, лишь – сюжетной функцией (исключения есть, но они редки до чрезвычайности). Это не дом, не очаг – это мебель из подбора. Это не люди, не «портреты современников» – это школьные схемы сценаристов-второгодников. Раз «жена богатея» – значит, стерва «с прошлым». Что она может сказать «рабочему парню»? Правильно: «Мы учим сына не дружить с прислугой». Если «сыну-эгоисту» демонстрируют внезапно нарисовавшегося «негодяя-папашу», то что скажет «добрая немолодая мать из простых»? Правильно: «Ну как же, Петечка, он же все-таки твой отец!» Претензии к актерам минимальны – будь они даже дважды народными, им нечего было бы играть.

«Домработницу» на Первом между тем сменяет «Ясмин» – тут все побогаче, посолиднее, в кастинге попадаются хорошенькие девицы, продюсер – Денис Евстигнеев, автор сценария – Анна Козлова, написавшая «Краткий курс счастливой жизни». Руку писателя нетрудно узнать и здесь: любимой героиней неизбежно должна оказаться редкая хамка. «Ясмин» – история о приключениях трех русских барышень в Турции, сдобренная криминалом, восточным колоритом и туманными намеками на мистические связи. Спору нет, «турецкий гамбит» -  часть нашей новой исторической реальности, но в данном случае он целиком диктует историю, становясь единственным оправданием сюжета. Кому интересны эти девицы, их «турецкоподданные» кавалеры или бесконечные банальности российского быта? Во всяком случае – не создателям сериала.

И совсем уж горько, когда на ровном месте спотыкается проект, который и в самом деле мог бы выйти небезынтересным. По вечерам на Первом показывают «Мать-и-мачеху» в постановке Дмитрия Светозарова. Густопсовая мелодрама о самоотверженной матери, пожертвовавшей собой ради спасения маленькой дочери от болезни и смерти. Как всегда у Светозарова – изумительный по точности кастинг: нежнейшие драматические блондинки Наталья Вдовина (мать), Александра Куликова (мачеха), Светлана Щедрина (дочь), Валерий Дегтярь (благородный отец), Вадим Яковлев (заслуженный советский писатель), Татьяна Полонская (работник детдома), Ирина Ракшина (мать непутевого сына) и так далее – даже в маленьких ролях на совесть работают немаленькие (в основном – питерские) актеры. Здесь могла бы быть история, Светозаров, помнится, умел их рассказывать. Однако в глаза бросается странная неряшливость антуража – до того приблизительного, что выглядит концептуальной: 1989 год в сериале обилием ярких деталей (шапок-«пирожков», нелепых дамских шляпок и причесок, томиками Ленина на крупном плане, некрашеными стенами писательских кухонь, коричневой школьной формой и т.д.) вызывающе анахроничен. Кажется, Светозарову недосуг разбираться в сортах «совка». Но это полбеды, а оставшаяся половина, как водится, – в сценарии. Оживить схемы которого не в силах даже самые натуральные из наших талантливых блондинок.     











Lentainform