16+

«Все, что написано Булгаковым после 4 октября 1932 года, можно прочитать только благодаря удачной женитьбе»

04/10/2013

«Все, что написано Булгаковым после 4 октября 1932 года, можно прочитать только благодаря удачной женитьбе»

3 октября 1932 года Елена Сергеевна Шиловская развелась с мужем генерал-лейтенантом Шиловским, на следующий день вышла замуж за Михаила Афанасьевича Булгакова и стала Еленой Сергеевной Булгаковой.


«Самая глупая женщина может сладить с умным мужчиной, но с дураком сладит лишь самая умная». Редъярд Киплинг


      Мероприятие вроде бы не должно было особенно потрясти новобрачных, оба уже дважды вступали в брак и выступали из него, но на этот раз решили, что произошел особый случай. Как будто не каждый брак – особый случай. Хотя доказательства необычайности своего третьего брака Мих. Аф. представил: «Любовь выскочила перед нами, как из-под земли выскакивает убийца в переулке, и поразила нас сразу обоих! Так поражает молния, так поражает финский нож!» Как-то так. Считается, что эта цитата из «Мастере и Маргариты» – о чувствах, приведших его в третий брак. Что тут еще скажешь?

Елена Сергеевна так красиво писать не умела,  в письме к родителям она выдает свою версию: «Полтора года разлуки мне доказали ясно, что только с ним жизнь моя получит смысл и окраску».
Ясен пень, как говорил мой любимый литературный критик, найти смысл жизни с третьего захода даже очень быстро получается. Многие всю жизнь разводятся, ищут, и все зря. А про окраску никто не понял. «Молодая была уже немолода», – сказали бы ехидные гудковские приятели Мих. Аф. – и ошиблись – осознать к сорока годам смысл жизни редко кому удавалось.

Так Михаил Афанасьевич и Елена Сергеевна пронеслись мимо кризиса среднего возрасти, а их брак стал не только событием московской литераторской тусовки, но и невероятной удачей русской литературы. Просто замечательно, что их ударила та самая молния на Масленице в 1929 году.
Очень хочется воскликнуть «За мной, читатель!», но не буду, и так весь роман растащили, но вторую часть цитаты привести придется: «Кто сказал тебе, что нет на свете настоящей, верной вечной любви?», потому что эту знаменитую фразу о любви Мих. Аф. написал только после знакомства с Еленой Сергеевной, раньше никакая дама подвигнуть его на такой текст не смогла.

Если считать любовь мужа большой и редкой удачей, то Елене Сергеевне повезло трижды, все ее браки были счастливыми. Правда, переходный период от второго к третьему чуть не кончился стрельбой из пистолета, так генерал расстроился. Мих. Аф. вовремя напомнил ему, что безоружен, и предложил дуэль. Генерал опомнился, и это было счастьем для литературы, поскольку ни «Мастер и Маргарита», ни  «Театральный роман» не были еще написаны.

К этому времени дела Булгакова (все, кроме любви) обстояли неважно. Его 30-е годы, поскольку он любимый автор миллионов, досконально исследованы и определены как годы литераторских метаний и нестыковок с властями.

Не знаю, не думаю. Скорее всего, как абсолютные несчастья Мих. Аф. воспринимал отсутствие жилья – долгострой в Нащокинском переулке и невозможность увидеть Рим, где писал Гоголь, и Париж, где играл Мольер. После годичных издевательских обещаний власти решили, что Булгаков обойдется без заграницы, и паспорта не дали. Слава богу, что хоть квартирный вопрос не испортил Мих. Аф. Окончательно, через два года Булгаковы въехали в новую квартиру, но нервы новоселам попортили изрядно.   

Конечно, если помнить, что в то же время в доме в Нащокинском шли аресты, как раз тогда Мандельштам был арестован и сослан в Чердынь, то беды Булгаковых не впечатляют. Но от этого Михаилу Афанасьевичу ничуть не легче.

Он понимал, что из благополучной генеральской обстановки Елена Сергеевна вышла замуж в  нервную и тревожную ситуацию, но цену себе он тоже знал. И каким-то непостижимым образом Елена Сергеевна чуть ли не первая осознала, с кем ее связала судьба, и действительно постигла смысл жизни – служение без страха и сомнений.

Все, что написано Булгаковым после 4 октября 1932 года, можно прочитать только благодаря удачной женитьбе Михаила Афанасьевича на знающей, что такое вечная любовь, даме.

 Ахматова называла Елену Сергеевну идеальной писательской вдовой без всякой иронии. Просто ужас думать, что если бы Елена Сергеевна не сохранила все рукописи Булгакова от строчки до строчки, то мы никогда не прочли бы ни знаменитого, ни театрального романа.

Пример Елены Сергеевны заразителен, но для этого надо, чтобы любимейший читателями автор умер, не дожив до полтинника, а у вдовы еще остались силы, чтобы разобраться с рукописями. Правда, еще надо, чтобы это были рукописи, которые не горят.       

Ирина ЧУДИ











Lentainform