16+

«У нашего населения сменилась психология: взрослые предлагают не сопротивляться и надеяться на власть»

08/10/2013

СЕРГЕЙ БАЛУЕВ

В Петербурге очередной то ли межнациональный, то ли просто скандал: два подростка издевались над еще одним, которого поставили на колени, заставляли кричать, что «Анжи» - чемпион, и что-то нехорошее про русских. Все это записали на видео и выложили в сеть. То есть гордились.


      Тщеславие их подвело. Ролик обнаружился. Полиция стала искать пострадавшего и обидчиков. Обидчиков нашли быстро: одному 15 лет, он из Узбекистана, второму 16, он из Дагестана. А вот пострадавшего искали долго. И вроде тоже обнаружили. Ему 14.

По поводу этой истории возникают вопросы в основном морального свойства.

Из своего детства-юности я помню, что главным в подростковой среде считалось  не уронить свою честь – то есть абсолютно неприлично было бы безропотно стоять на коленях перед кем бы то ни было, неприлично было бы повторять любые слова хоть про русских, хоть про кого другого (хотя в 1970-е национальный вопрос подростков совершенно не волновал). А приличным было оказывать обидчикам максимально возможное сопротивление. Как у испанцев – честь превыше всего.

Сейчас, как следует из этой истории, честь ничего не значит. И опросы, которые провели СМИ о том, как надо было вести себя пострадавшему подростку, показывают: большинство наших граждан считает, что он все делал правильно. Не должен был сопротивляться, потому что сопротивление опасно для здоровья. А потом надо было сообщить о случившемся властям.

То есть  у нашего народонаселения произошла смена психологии. Взрослые предлагают не сопротивляться и надеяться на власть. А подростки поделились на тех, кто может ставить других на колени и гордиться этим, и тех, кто должен стоять и молчать. Национальный вопрос тут имеет значение только в том смысле, что в приезжих больше энергии, чем в коренных жителях.

Понятно, что в странах с разными  традициями и психология разная. Этому много исследований посвящено. Одно из них изучало проблему недоносительства. Людям в нескольких странах задавали такую задачу. Ваш близкий друг ехал с превышением скорости, сбил пешехода. Вы были пассажиром в этой машине. Других свидетелей нет. Адвокат друга говорит, что если вы под присягой заявите, что он ехал со скоростью 40 км в час, то спасете его от наказания.

В странах, где есть традиции протестантизма, – в США, Швейцарии, Швеции и Австралии – 80% респондентов сказали, что их друг «не имел права так ездить», и заявили, что обязательно скажут суду правду. В Южной Корее и странах бывшей Югославии менее 20% согласились с такой точкой зрения.
В России, как следует из истории с подростками, не готовы сообщать властям не только о действиях друзей, но и врагов.

Кстати, самой разумной позицией исследователи признали не протестантскую, а японскую. Японцы, когда им описывали ситуацию с другом, сбившим пешехода, сообщали, что это очень сложная ситуация. И просили время, чтобы все обдумать. Потом возвращались и говорили, что правильно будет сказать другу: «Я расскажу ту версию событий, о которой ты попросишь, но я прошу тебя найти в нашей дружбе то мужество, которое позволит нам сказать, как все было на самом деле».         

ранее:

Почему вернуть графу «против всех» на выборах — это хорошо
«Руководители бывают четырех типов – производитель, бюрократ, инициатор и интегратор»
«Все проходило под контролем Путина, никакой собянинской самодеятельности не было и быть не могло»
«Про кошку Путина я кое-что понял, а вот почему Медведев в бюстгальтере...»











Lentainform