16+

Алексей Кудрин: «Мы потеряли время...»

09/10/2013

Алексей Кудрин: «Мы потеряли время...»

В Петербурге решили развивать креативные индустрии. Этой проблемой озадачился экс-вице-премьер, декан факультета свободных искусств и наук СПбГУ Алексей Кудрин. Для этого в Петербурге был проведен Calvert Forum. Туда могли прийти все желающие и обсудить, как с помощью креативной индустрии можно поднять с колен петербургскую экономику.


            «Городу 812» Алексей КУДРИН рассказал, действительно ли он верит в то, что с помощью креативных индустрий мы сможем догнать и перегнать Запад.

- Алексей Леонидович, в Берлине креативные индустрии начали развивать сразу после объединения Германии, когда был очень силен энтузиазм. И то прибыль они стали приносить только через десять лет. У нас во время перестройки тоже был сильный  эмоциональный порыв. Может, мы уже упустили время?
- Отчасти да, можно сказать, что мы потеряли время.  Но сказать, что время упущено бесповоротно, я не могу. Можно сказать, что у нас есть резерв, и мы можем его использовать – пусть ближайшие десять лет будут годами расцвета.  Тут вопрос в другом. Готовы ли мы сейчас начать делать что-то серьезно, чтобы  это произошло через десять лет.

И потом такой срок не так уж уникален.  Например, в наукоемких отраслях, с которыми   я   в большей степени знаком,  чтобы провести  что-то от идеи до конечного продукта и его внедрения, нужно как раз лет десять. Поэтому если сейчас начать, то через десять лет будет еще не поздно. Я вас уверяю, что в это время мы  еще будем конкурентоспособны. И дай Бог, нам через десять лет это сделать. Другое дело, что Германия – это уникальный пример работы общественных  институтов. Причем самых разных: рыночных, правовых, тех, что связаны с культурой, с университетским образованием. В Германии все, кто  чем-то начинает заниматься, ведут очень тщательную, очень педантичную работу.  И все  понимают ценность такого подхода и очень этому способствуют. В этом смысле там сама среда на порядок более продвинута. Так исторически сложилось. То же самое можно сказать о рынке – он более развит. Достаточно сказать, что в Петербурге иностранные  инвестиции составляют миллиард долларов, а в Берлине  – почти десять.

- Кажется, мы все-таки здорово от них отстали.
- Отсутствие таких вещей нас немного сдерживает. Еще у нас  есть ограничения  въезда иностранцев, ограничение сексуальных меньшинств. Мы на форуме  не афишировали, но к нам не приехала одна сотрудница  – в аэропорту решили, что  виза, которую ей выдали в Берлине, как-то не так оформлена. И  отправили ее обратно. А ведь этот человек  ехал к нам сюда.  Понятно, что у нас должна быть более дружественная атмосфера. Для людей творческих профессий и для людей любых профессий. В том числе для иностранных граждан. И это все надо создавать, если мы хотим работать на международном уровне.

- Если говорить о развитии креативности вообще, вам не кажется, что наши  творческие индустрии портят государственные деньги?
- В смысле неправильно используются?

- Расслабляют. Деньги на кино, например, если выдаются, то на безвозвратной основе, без учета успешности или неуспешности предыдущих проектов.  
- У нас государство дает кино индустрии не такие большие деньги. Я бы даже сказал что это маленькие деньги. Я даже не против, чтобы их давали больше. Другое дело, избрали ли мы правильный механизм, когда предоставили возможность раздавать деньги самим художникам. С некоторых пор появилась новая  модель распределения – продюсерские центры. Я не думаю, что это самая эффективная модель. Государство в таких странах, как наша, должно поддерживать кино, и государственные деньги нужны. Какая у нас главная  проблема в киноискусстве –  плохая окупаемость, Это происходит потому, что у нас  плохой прокат. Не только  фильмы плохие, еще и нет системы проката. Фильмы можно делать лучшего качества,  но и систему проката надо улучшать. В этом смысле  какая-то система государственной поддержки должна быть. Но я согласен, что пока система государственной поддержки кино неэффективна.

- Правильно я понимаю, что, рассматривая креативную сферу, вы  придерживаетесь тактики малых дел. И на форуме вы говорили про точечные действия. А в системном плане  у нас могут быть какие-то изменения? 
- Если говорить в целом,  то главная проблема любого времени, и нашего в частности, это квалификация и кадры. И в 90-е, и в нулевые люди не умели и не умеют делать новые вещи. В рамках современной среды. Ну, или вызовов, которые на нас наваливаются. У нас нет специалистов. Люди просто не знают – как.  И поэтому делают какие-то вещи по-своему, кустарно. С другой стороны,  как я уже говорил, сама среда еще не совершенна.  Юридические, финансовые институты слабые. Чтобы получать, как в Берлине, инвестиции по десять миллиардов в год, должна работать финансовая среда. Люди должны понимать последствия своих шагов. Должна быть прогнозируемость. Хотя и в Германии были проблемы, было трудное объединение, восточных немцев считали людьми второго сорта, не давали им работать. Всякое бывало.

- Сейчас все говорят о новом экономическом кризисе – значит ли это, что  вложение денег в креативные индустрии откладывается до лучших времен?
- Если при инвестиционном буме мы не могли вдохнуть в креативную схему жизнь, то когда денег нет,  ситуация усложнилась. Но все не безнадежно. Надо разрабатывать эту систему и, возможно, сюда инвестиции  начнут приходить первыми. Они придут туда, где есть ноу-хау, креативность.

- Вы замечаете  тенденцию «пора валить»?
- Она пока больше на словах. Частично да,   проблема есть. Но все свалить не смогут.

- В фильме «Трудно быть Богом»  герой не понимает, что происходит вокруг него  – проблемы роста и системная ошибка. То, что мы не приняли западную систему жизни, это разве не системная ошибка?  
- Мы просто этого еще не сделали. Но все равно сделаем. Сейчас мы, может быть, притормаживаем на этом пути. Но это неизбежно. Знаете, один мой профессор еще в советские времена сказал: «Какой бы ни был железный занавес, но через двадцать лет сюда придут все западные достижения». Вы не хотите работать с компьютером, но он приходит даже в закрытое общество. Вы не хотите работать с интернетом, но все равно он придет к вам. Не хотите пользоваться сотовым телефоном, но он все равно пробьется к вам. Это неизбежно.

Чем Петербург отличается от Берлина

Во всем мире креативными индустриями, или, как принято обозначить в англоязычной среде, CI, считаются  такие индустрии, в которые вкладывается  больше мозгов, чем всего остального – денег, полезных ископаемых или  трудовых ресурсов. Если конкретно – это дизайнерские  и архитектурные  студии,  рекламный бизнес, телеканалы, издательства, пресса. Вот, например, этот журнал – образец CI. Еще к CI  относится создание софта,  компьютерных игр, торговля  произведениями искусства и много еще чего.  Сейчас в мире креативные индустрии считаются перспективным способом развития экономики: они демонстрируют рост даже во время  экономических  кризисов.

Кроме Алексея Кудрина организовывал креативный Calvert Forum  английский благотворительный фонд Calvert 22. Этот фонд был создан в 2009 году Нонной Матерковой, которая  в 90-е работала в Комитете финансов администрации Петербурга,  потом руководила консультационными компаниями в России и Британии, а потом купила помещение в Лондоне, где  стала устраивать художественные выставки.

В форуме поучаствовали миллардер Александр Мамут, зав. сектором современного искусства Эрмитажа Дмитрий Озерков,  директор креативного агентства Triad Berlin Роберт Айзольдт, директор Культурной Олимпиады в Лондоне в 2012 году Рут Макензи и еще несколько западных специалистов с  широким кругом интересов. Представитель Берлина был приглашен, потому что, во-первых, Берлин один из самых передовых  в плане CI  городов Европы, а во-вторых, потому что, по мнению организаторов, Берлин очень похож на Петербург. Еще на форум  пригласили вице-губернатора Василия Кичеджи, но вместо него  администрацию города представлял сотрудник Комитета по инвестициям.

Участники форума по очереди рассказывали о достоинствах креативной индустрии. Рут Макензи сказала, что творческим людям не надо ждать помощи от государства и инвесторов, а надо рассчитывать на собственный энтузиазм.

Алексей Кудрин заявил, что для развития CI нужны законодательные послабления и что городские власти могли бы скорректировать налоговую базу, чтобы сделать город более привлекательным для творцов. И что на уровне города для CI  необходимы точечные действия. В частности, он призвал художников брать в аренду затопленные подвалы с крысами, ремонтировать их за свой счет и заниматься там креативом.   А Александр Мамут выразил надежду, что развитие креативной индустрии может ускориться, если Алексей Кудрин вернется в большую политику. 

У представителей  креативной индустрии Петербурга выступления спикеров вызвали смешанную реакцию. Общее мнение выразила дизайнер Лилия Киселенко, которая эмоционально рассказала, как трудно живется в Петербурге творческим людям.  Взять в аренду пусть даже аварийное помещение почти невозможно –  кадастровая  стоимость помещений высока, а про рыночную и говорить нечего. А кредиты могут потянуть далеко не все. Вывод: без властных инициатив  в развитии креативной индустрии в Петербурге не обойтись.

Если сравнить Петербург с Берлином, то мы проигрываем по всем статьям. В Берлине развитие CI началось после объединения Германии и потребовало мощнейшего государственного участия. Сегодня в Берлине созданы едва ли не самые комфортные в Европе условия для деятельности CI. В Берлине работает 29 тысяч компаний этого профиля. Кроме того, в Германии бесплатная медицинская страховка для художников, даже иностранных. Высшее образование бесплатно, а помещения для студий  сдаются по цене ниже рыночной, а государство  финансирует коучинг центр, где учат, как запускать собственные творческие  проекты.               

Елена НЕКРАСОВА








Lentainform