16+

«Что нужно, чтобы клиническое безумие отдельных граждан стало предметом обсуждения интеллигенции»

09/10/2013

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

Все интеллектуальные силы российской сети на минувшей неделе ушли в дискуссии о событиях сентября-октября 1993 года. Они затмили собой и неизвестность по поводу состояния Толоконниковой, и ход процесса по «болотному делу», и даже обвинения в пиратстве, предъявленные тридцати гринписовцам.


             Люди отвоевывали поруганную демократию у кровавого Ельцина – причем большинство постов на эту тему начинались словами «я тогда политикой не интересовался». Везде хотелось дописать в скобках «и сейчас не интересуюсь – раз октябрь 1993-го волнует меня больше, чем сегодняшние реалии», но что толку.

Память фильтруется настоящим. Десять лет назад оно не давало поводов для воспоминаний о 93-м, а сегодня – заставляет вспоминать. Собственно, вот единственный здравый комментарий на эту вспоминательную вакханалию: «Все эти споры здесь и сейчас похожи на споры между большевиками и эсерами в 1938 году о том, правильно ли было разогнано Учредительное собрание. С поправкой, разумеется, на то, что у нынешних "большевиков", как правило, в жизни все в порядке, а по политическим делам сидят те, кто в момент разгона Учредилки ходил в детский сад».

Если взглянуть на второй номер рейтинга фейсбучных волн, то диагноз подтвердится: будем обсуждать все, что угодно, лишь бы не обсуждать насущное. Потому что вторым номером было обсуждение письма группы безумцев министру культуры Мединскому с требованием убрать из Третьяковки картину Репина про Иоанна Грозного как фальсифицирующую историю и порочащую Первого Русского Царя Группа безумцев состоит из православного молокопромышленника Бойко-Великого, его супруги, представителя Бойко-Великого Алексея Аверьянова с супругой и примкнувшего к ним бывшего декана нашего истфака Игоря Фроянова. В тексте научно доказывается, что Грозный сына не убивал, а живописец Репин был человеком неблагонадежным, о чем свидетельствует «отсохшая» у него к концу жизни (по воле Господа) правая рука.

Обсуждать положения этого письма невозможно – поэтому «Фейсбук» развивал (Фроянову на заметку) общую линию: что бы еще запретить из классики отечественного искусства. Получилось, например, так: «Троицу Рублева за пропаганду пиянства; "Свежий кавалер" Федотова за поругание святыни госнаграды (похуже басиста "Bloodhound Gang"); "Переход Суворова через Альпы" Сурикова за искажения подвига русского воинства (не вниз, а вверх должны ехать русские!); "Русскую Венеру" Кустодиева – за непристойное использование самоназвания Великого Народа; "Черный квадрат" Малевича – за неверие в светлое будущее русских квадратов».

Веселья вышло много – почти столько же, сколько споров о погубленной демократии в лице Баркашова и Макашова. Ерничание над безумием, игра воображения, было – наряду с памятью – еще одним экраном, отгораживающим пишущих от прямого контакта с реальностью.

Преподаватель МГУ Татьяна Краснова спросила у себя в ЖЖ, что нужно, чтобы простое клиническое безумие отдельных граждан стало предметом всеобщего обсуждения интеллигенции – и тут же дала единственно верный ответ: «То есть, к примеру, требования моей соседки Глафиры Самуиловны уничтожить картину "Боярыня Морозова" на том основании, что означенная боярыня заняла у нее в прошлом годе стакан картофельного крахмалу, и, сцуко, не отдает – этого мало для новости? И для получения своей "минуты славы" Глафире Самуиловне надо объявить себя православной и приколотить над дверью хоругвь? Той обычной шапочки из фольги, в которой Глафира Самуиловна выносит в полночь мусор, – еще мало, а хоругви уже хватит?»

Так обозначились два реальных разлома, вокруг которых бурлит защищенная экранами фейсбучная жизнь: отсутствие демократических прав и свобод (символом которого можно считать сидящих по болотному делу) и клерикализация государства (олицетворенная голодающей Толоконниковой). Обсуждения 93-го года и картины Репина случились ровно для того, чтобы не говорить об этом.               

Ранее:

Кремль разработал аргументации, клеймящие Толоконникову: для «умных» и для «народа»
«Убожество – определяющая черта советского и теперь нового российского универсума»
Давать Путину Нобелевскую премию мира или еще рано?
Путин постеснялся есть перед камерами
«Путин на практике показал свою приверженность делу мира»: дадут ли президенту премию








Lentainform