16+

Что построят рядом с Русским музеем

11/10/2013

Что построят рядом с Русским музеем

Сенсационная новость о том, что министр культуры Владимир Мединский и вице-губернатор Василий Кичеджи на днях встретились и договорилсь о строительстве депозитария для Русского музея и Российского этнографического музея во дворе РЭМа, на поверку оказалась домашней заготовкой. Несколько источников утверждают, что проработка этой идеи идет почти полгода.


         Проектом занимается архитектор Михаил Мамошин, который воздерживается от комментариев до 18 октября, на этот день назначено заседание по депозитарному вопросу Градостроительного совета Петербурга. 

Подробности «Город 812» выяснял у Владимира Грусмана, директора Российского этнографического музея.

- Кто явился инициатором строительства депозитария (хранилища фондов) во дворе вашего музея?
– Идея родилась в мае 2013 года, когда мы – Русский музей и РЭМ – поняли, что должны объединить наши усилия. Министерство культуры еще при министре Александре Авдееве дважды обсуждало вопрос о строительстве депозитария для РЭМ, но денег не находилось. Сейчас они твердо обещаны.
Тогда же не могли решить принципиальный вопрос, подключать или нет к строительству механизм государственно-частного партнерства. Сейчас, по крайней мере, для нас, очевидно: пока нет полностью выверенного законодательства о государственно-частном партнерстве. Поэтому, строительство депозитария должно идти исключительно на бюджетные деньги.

Весной этого года сменилось руководство Северо-Западной дирекции по строительству Минкультуры, и мы вместе с Русским музеем обратились к его новому руководителю Александру Шабасову с предложением вернуться к исторической правде и выступить заказчиком строительства депозитария.

- В чем заключается эта правда?
– В начале ХХ века здание депозитария для этнографического отдела Русского музея (будущий РЭМ) задумал построить архитектор Василий Свиньин, автор проекта нашего главного здания. Уже тогда в депозитарии предполагалось хранить не только этнографические вещи, но и фонды живописи и графики Русского музея.

Революция похоронила все эти планы, наши фонды по-прежнему хранятся в подвалах. Сейчас мы вернулись к идее Свиньина.

Подчеркну, что ни о каком слиянии двух музеев – ГРМ и РЭМ речь не идет. Это не реально, нашей самостоятельности скоро 80 лет, Русскому музею исполнилось 115.

Депозитарий позволит Русскому музею вывести библиотеку из-под крыши Михайловского дворца, перенести в новые помещения фонд графики. РЭМу – перевести в депозитарий свои фонды из подвалов. Часть наших фондохранилищ будет доступна для публики. Наши огромные арбы, телеги, чумы и юрты мы рассчитываем разместить в двух внутренних дворах-атриумах. Они образуются после постройки здания депозитария во дворе РЭМа.    

В депозитарии должен разместиться общий для двух музеев выставочный зал, которым мы будет пользоваться по графику, выработанному совместно. Требование включить в депозитарий зал для выставок высказали и городские власти Петербурга.

- А кто их спрашивает, если речь идет о федеральных музеях и федеральных деньгах?
– Мы находимся в Петербурге, и это нормальная джентльменская традиция – прислушиваться к мнению городской  власти.     

- Какова общая площадь депозитария, и сколько вы получите?
– Общая площадь – порядка 14 тысяч кв. метров. Соотношение мы не обсуждали, думаю, что РЭМ займет немного больше половины.

- А выставочный зал?
– 250 – 300 кв. метров.

- Так мало?
– Наш Мраморный зал огромен, а там  – 650 кв. метров. Кроме того, фонды занимают залы в главном здании. Например, «ковровая кладовая» – 400 кв. метров. Освободив залы нашего главного здания от фондов, мы получим новые выставочные пространства.

- Сколько денег требуется на строительство депозитария?
– В 2009 – 2010 годах в Минкультуре речь шла о сумме порядка 2 млрд рублей.

- В некоторых сообщениях прозвучало, что будет реализован проект Свиньина. Это правда?
– Это фигура речи. Невозможно приспособить проект столетней давности к современным требованиям. Сохраняется идеология Свиньина – депозитарий, использование для его строительства территории двора РЭМа и создание атриумов.

Разумеется, существующее окружение – Михайловский дворец и главное здание РЭМа – потребует  контекстной архитектуры.

- Кто пригласил мастерскую Михаила Мамошина?  
– Насколько я понимаю, это был выбор Северо-Западной дирекции. Его кандидатура не  вызывает у меня  никаких возражений. Мамошин бережно относится к нашей идее, он перелопатил огромное количество исторического материала.

- Но проект депозитария, который будет строиться на бюджетные деньги, может быть отобран только по конкурсу.
– Сейчас речь идет об обсуждении эскизного предложения, выработке принципильных подхов, обсуждения возможности строительства депозитария на этом месте. Дальше пойдут предусмотренные законом процедуры. 

Александр Кононов, заместитель председателя Петербургского отделения ВООПИиК:
– Напомню, что 9 лет назад сошлись интересы РЭМа, который действительно остро нуждается в хранилище для фондов, и частного  бизнеса в лице «Корпорации С» – Сопромадзе, Соколов, Сергеенко, которая намеревалась построить отель во дворе РЭМа.
Если сейчас речь идет о чисто музейной функции, то это при соблюдении законодательно установленных ограничений может быть приемлемо. Мне ближе приспособление неосуществленного проекта Свиньина: его фасадные решения и современная начинка.  По крайней мере, тогда мы будем гарантированы от стеклянных и бетонных конструкций. Ограничения можно и нужно соблюсти: на территорию памятника, каковым является РЭМ, не распространяются ограничения для зон охраны объектов культурного наследия. Таковы парадоксы нашего законодательства.         

В. Ш.











Lentainform