16+

Что будет с 4-летней сирийской девочкой, живущей сейчас в петербургском приюте

16/10/2013

Что будет с 4-летней сирийской девочкой, живущей сейчас в петербургском приюте

В сентябре управление ФСБ по Петербургу и области рапортовало о 45 попытках сирийских беженцев перейти границу с Финляндией. Все они были пойманы - не в лесах, а при пограничном досмотре с фальшивыми документами. Пограничники заявили, что контроль на границе придется усилить.


           Одной из задержанных перебежчиц стала 4-летняя сирийская девочка. О ее судьбе беспокоятся общественные организации в России и Финляндии – но статуса беженца ей пока не хочет предоставлять никто.

4-летняя перебежчица из Сирии по имени Лана сейчас живет в приюте «Транзит» для детей мигрантов, корреспондент «Города» познакомился с ней там. А ее мама 33-летняя гражданка Сирии Мунтаха Дакакни с лета содержится в изоляторе ФСБ.

Лану и ее мать сняли с парома «Принцесса Мария» 14 июля 2013 года. Они показали финские паспорта на чужие имена. Дакакни предъявили обвинение в незаконном пересечении границы и отправили в изолятор до 14 октября. Шансов, что в этот понедельник ее освободят, довольно мало, поскольку следствие еще не закончено.

Мунтаха Дакакни с 4-летней дочерью пыталась добраться до Финляндии, где живет ее сестра. По финским законам иностранец может запросить вид на жительство в Финляндии в той стране, где он легально проживает. Однако в Сирии нет представительства Финляндии. Поэтому, объясняет сестра Дакакни, она получила российскую визу и, оказавшись в России, запросила вид на жительство в Финляндии для себя и дочери, но получила отказ.

Срок российской визы у нее закончился. И тогда живущая в Финляндии сестра каким-то образом  передала Дакакни два паспорта – свой и дочери. Но попытка перейти российскую границу по этим документам не удалась.

Про задержание у парома 4-летняя Лана ничего не помнит. По-русски она почти не говорит, маму зовет на арабском и английском языках, это понятно без перевода. Объяснить, почему мама не приходит, педагоги ей не смогли.

За три месяца в приюте Лана выучила несколько русских стихов и песенок – не понимая смысла. Запомнила несколько слов – понимает, когда зовут на обед или гулять. Полюбила музыкальные игрушки и гороховый суп, подружилась с соседкой – цыганкой Амандой. Но педагоги все равно боятся, что полученная психическая травма еще даст о себе знать.

Приют «Транзит» – светский, детей здесь не учат совершать намаз, не кормят халяльной пищей. «Претензий от родителей не было, все понимают, что мы не можем тут соблюдать все правила. Правда, старшие мальчики намаз делают и даже имеют свои коврики, – говорит заместитель директора Елена Шумилина.

В изоляторе ФСБ правила не такие деликатные. Там не скупятся на мясо, но в основном дают свинину, говорит адвокат Мунтахи Ольга Цейтлина. Но основная проблема, конечно, не в этом, а в языковом барьере, из-за которого сирийка не может объясниться ни с сокамерниками, ни с администрацией изолятора. «Не ест, не общается, все время плачет, мерзнет, потому что не захватила с собой теплую одежду», – резюмирует адвокат. Недавно сотрудники приюта передали ей фотографию Ланы. Других передач не было и не будет. Больше всего маму тревожит, что дочь может тяжело заболеть (финская служба новостей Yle сообщает, что девочка больна эпилепсией). Ее сестра-двойняшка умерла вскоре после рождения. Как уверяет мать Ланы, их уже ждали в финской клинике.
Судьбой семьи Дакакни занимается Красный Крест – волонтеры хлопочут о предоставлении маме с дочкой статуса беженцев – хотя лицам, уже попавшимся на нарушении закона, это редко удается. Прошение в российскую миграционную службу было подано еще в августе, но его будут рассматривать не менее двух месяцев. Никто, даже волонтеры, не собираются оспаривать действия пограничников: все говорят, что законы для того и существуют, чтобы их соблюдать.

Одновременно в Финляндии разгорается скандал – общественные организации обвиняют финские миграционные власти в бездушии. Несмотря на то что Финляндия ратифицировала конвенцию о правах детей, финское иммиграционное ведомство отказывается сделать исключение и дать 4-летнему больному ребенку вид на жительство в Финляндии.

Сейчас мать Ланы не может подать еще одно прошение на получение вида на жительство, так как она и ее дочь находятся в России незаконно. Иммиграционная служба Финляндии не собирается делать исключений. «Это принятая практика, которую ведомство соблюдает», – заявил Yle начальник отдела иммиграции Тиина Суоминен.

С такой позицией категорически не согласна генеральный секретарь финского общества «Спасите детей» Ханна Марккула-Кивисилта: «Ребенок разлучен с матерью и помещен в детский дом в незнакомой среде, где девочка, не говорящая по-русски, не знает никого. В этом случае право ребенка на защиту и безопасность явно не стояло на первом месте, ведь существовал и второй вариант развития событий – переезд девочки к родственникам в Финляндию».

Когда сестра содержащейся в изоляторе ФСБ сирийки обратилась в Иммиграционную службу Финляндии с вопросом о том, как теперь можно помочь ее родственникам, то ей ответили, что им лучше всего вернуться в Сирию.

«Город» проанализировал судебную практику по делам о незаконном переходе границ: в Петербурге – в Василеостровском и Московском судах, в области – в Кингисеппском и Выборгском. Выяснил: за незаконный переход российской границы редко приговаривают к реальному наказанию. Но до суда на свободу их тоже не выпускают.

В Московском суде за три последних года было вынесено 9 обвинительных приговоров -  двум гражданам Киргизии, одному Грузии, двум Узбекистана, плюс одному носителю британской фамилии и одному – русской. Гражданин Грузии, к примеру, пытался улететь в Турцию по паспорту своего брата. Получил 4 месяца за попытку пересечения границы и год – за неотбытое наказание (он имел не до конца отбытый условный срок). Но условное наказание заменили реальным.

Гражданин Киргизии пытался улететь к себе на родину, паспорта не имел, решил вылететь по чужому. Отсидел в изоляторе год, был приговорен к штрафу в 10 тысяч рублей.

Все подсудимые уверяли, что чужие паспорта, по которым они пытались выехать, они нашли на улице. А что фотография в них похожа – совпадение. Впрочем, переклеивать фотографии отваживаются немногие, остальные просто надеются, что различия не бросятся в глаза.

Недавно к штрафу в 20 тысяч рублей был приговорен житель Таджикистана. Сам он рассказывал, что пришел на авторынок найти водителя, который мог бы отвезти его – если не в Душанбе, то хотя в Москву, к посольству, где ему выдали бы новый паспорт взамен утраченного. Но вместо этого «нашел» чужой паспорт, с которым отправился в аэропорт, где и был пойман.

В Василеостровском суде Петербурга было рассмотрено девять дел о подделке документов и попытке незаконно пересечь границу – все на Морском вокзале. В основном, в таких делах фигурировали уроженцы Узбекистана. В Ленинградском областном суде за три года рассмотрели шесть подобных дел (в пяти случаях фигурировали граждане Турции, в одном – Польши).

В Выборгском городском суде было 6 приговоров в 2011 году, 9 – в 2012-м и 8 – в 2013-м. Дважды назначалось наказание в виде условного лишения свободы и трижды – в виде реального, от 4 до 9 месяцев.   В остальных случаях виновным полагался штраф, но суммы были очень разные – от 10 тысяч до 300 тысяч рублей.

В Кингисеппском суде было 18 обвинительных приговоров за три года: 5 за 2011 год, 8 за 2012 год; 5 за 2013 год. Размеры штрафов – от 5000 до 15 000 рублей. И четыре ареста – на сроки от 3 до 6 месяцев колонии.

Подавляющее большинство осужденных – даже если они были только оштрафованы – после приговора отправляются в центр временного содержания мигрантов в Красном Селе. И ждут там своей высылки.              

Нина АСТАФЬЕВА








Lentainform