16+

Алексей Учитель: «Знаете, сколько Россия собирает? Пять. Пять процентов от всего мирового кинопроката»

18/10/2013

Алексей Учитель: «Знаете, сколько Россия собирает? Пять. Пять процентов от всего мирового кинопроката»

В этом году фестиваль «Послание к человеку» поразил всех невиданным размахом. Организаторы смогли привести знаменитого режиссера Ульриха Зайдля, обладателя целой кучи фестивальных призов, жюри основного конкурса возглавила голливудский режиссер-тяжеловес Мира Наир.


      Журналисты несколько дней подряд бегали за Ксенией Собчак, которая возглавила жюри прессы. Открытие вел  Александр Гордон в клоунском парике. На закрытие обещали привести  легенду артхаусного кино Алехандро Ходоровски. Ходоровски, правда, не приехал, но все равно – неделю город жил событиями фестиваля. Все это очень понравилось смольнинскому  начальству, и   в городе опять заговорили  о том, что право  проводить главный  кинофестиваль  Петербурга  может  перейти от команды Кинофорума к команде «Послания к человеку». При этом мало кто задумался  о том способен ли Петербург вообще стать площадкой для крупного киномероприятия.

И Кинофорум и «Послание» грешили большими организационными и идеологическими проблемами. И там и тут ощущалась  колоссальная нехватка профессионалов. Оба фестивали имеют свой список неприехавших  звезд. Петербургская пресса демонстрировала инфантилизм и некомпетентность, а местная публика – неготовность  смотреть то, что ей предлагают отборщики.  За разъяснением всего этого  мы обратились к  директору фестиваля «Послание к человеку» Алексею УЧИТЕЛЮ.  

- На открытии фестиваля все обратили внимание, каким радостным был вице-губернатор Василий Кичеджи. При этом городская доля бюджета «Послания» по сравнению с прошлым годом, насколько я знаю,  сократилась с десяти  миллионов до трех.

- Сократился, но  не намного. Сначала речь действительно шла о трех миллионах, но потом мы договорились о других цифрах. Сейчас бюджет чуть меньше десяти, но больше трех. Наши отношения со Смольным развиваются конструктивно. Вы сами заметили, что у Василия Николаевича  было  хорошее настроение. Мне это  было приятно. Он же сравнивает с тем, что у нас было в прошлом году и что было на других фестивалях.

- То есть для Смольного очевиден  размах, который вы достигли в этом году. И это притом, что в прошлом году все говорили о  конфронтации «Послания к человеку» и городской администрации?

- Не знаю,  это надо у них спросить. Но,  по-моему, размах виден невооруженным взглядом. Это объективно.

- При этом в работе фестиваля были и проблемные момента. Председатель  жюри Мира Наир сказала, что надо более тщательно  отбирать фильмы. Зрители отмечали неразбериху  в организации показов. Вы для себя отметили то, с  чем надо работать, прежде всего?

- Конечно. По-прежнему надо улучшать качество конкурсной программы. Прежде всего, международный конкурс. Второе – необходимо больше международных премьер. Это будет  нашим принципом на ближайшие годы.  И последнее – решать имеющиеся организационные проблемы. Но для  того, чтобы улучшить программу, нужны финансы. Сейчас мы посылаем своих представителей на три-четыре  фестиваля. А нужно минимум на десять.  Хорошее предложение выдвинул режиссер Нико фон Глазов – иметь друзей. И первый предложил помощь в отборе фильмов. И этот процесс идет – у нас все больше друзей. Самое удивительное, что члены жюри, которые были у нас в течение трех последних  лет,  обещают привести новое кино в конкурс. Понимаете, идет процесс. Я, конечно, хочу,  чтобы он был стремительным. Но так не получается, хотя получается многое.  Скажем, я был просто счастлив, когда мы получили согласие Миры Наир возглавить жюри. И всех других членов жюри тоже. Потому что получить таких людей…

Понимаете,  Мира Наир возглавляла жюри на Берлинском кинофестивале, она очень крупная фигура  в международном кинематографическом пространстве. При этом  она не делала   мрачный вид, дескать,   у вас тут маленький фестиваль, и как  это я сюда  случайно  приехала. Нет, она подходила к работе очень ответственно.

- Чем  вы привлекали  крупные кинематографические фигуры. Рассказывали, какой хороший у вас фестиваль или заманивали туристической программой?

- Конечно, название города оказывает нам колоссальную поддержку. Как только говоришь «Петербург»,  это привлекает очень многих. Этот не самый слабый наш козырь.  Одним Петербургом дело не ограничивается. Они, по-моему,  могут  сюда приехать и самостоятельно. Я думаю, что толчком к  возникновению интереса стал прошлогодний фестиваль:  режиссеры, которые были здесь, рассказывали, что они были в Питере на фестивале, и что тут происходило. Вообще, я мечтаю, чтобы у нас был  список  из пятнадцати  великих кинематографистов, каждый из которых был бы  согласен сюда приехать. А мы бы  выбирали.

- Вы активно задействовали открывшийся кинотеатр «Великан» – там было и открытие, и закрытие, и показы. А Кинофорум обошелся старыми площадками. Это почему так получилось?

- Мы арендовали у «Великана» залы – все-таки это коммерческое учреждение. Но аренда была максимально корректной. У нас с «Великаном» подписан договор о партнерстве, и мы договорились продолжать  наши отношения. С самого начала у  меня была идея  – чтобы показы всех  трех конкурсных программ проходили в одно месте, а «Великан» это единственное учреждение в городе, где  это можно сделать на современном уровне. Единственное, нам там очень не хватало большого зала,  мест  на  пятьсот-шестьсот. Я и владельцам об этом говорил. Причем это нужно не только  для фестиваля. Это нужно им для больших премьер. Все-таки в Петербург приезжают голливудские звезды,  и наши тоже. Мы  еще подумаем, как можно будет провести открытие  в будущем году. Возможно, оно опять будет проходить на «Ленфильме». Все-таки в «Великане» нам  не хватает  мест. 

- Это не только ваша  проблема. В городе площадей и дворцов не хватает репрезентативного места для проведения больших мероприятий.

- Нет, мест хватает. Нас, например, звал к себе Владимир Кехман. Но я считаю, что наш фестиваль не для такого большого и красивого зала. Мы пока чуть скромнее. Посмотрим, что будет через несколько лет.

- Если вы станете главным городским кинофестивалем, что произойдет с вашей программой?  Как она будет выглядеть?

- Произойдет очень простая вещь – фестиваль останется таким, какой он есть.  Я это и в Смольном предлагал.  Делать конкурс игрового премьерного кино мы сможем,  на мой взгляд,  лет через шестьдесят. Может быть, мы к тому времени завоюем  какие-то позиции. Но сейчас мы можем существовать в другом формате.  Например, сейчас набирает обороты фестиваль в Торонто. Там нет конкурса, но там происходят мировые премьеры. Есть только один приз – его зрители присуждают лучшей картине.  При этом в Канне вы не увидите столько голливудских звезд, сколько там.  И  отбор там тяжелейший. Попасть на фестиваль в Торонто не менее сложно, чем в Берлин, Канн или Венецию. Они проводят там большие зрительские показы, с последующим обсуждением и  так называемые индустриальные показы – для прессы и для покупателей-профессионалов.  И это дает судьбе картины колоссальный толчок.

Я убедился в этом на собственном опыте. Мы показывали в Торонто мой фильм «Восьмерка», и по результатам этого показа  появилось три рецензии   – в The Los Angeles Times, Variety и The Hollywood Reporter. А мы в это время добивались встречи с  агентом Кирой Найтли – хотели обсудить  ее участие в фильме «Кшесинская». И возможность этой встречи была очень туманной. Но как только мы провели показы и вышли эти публикации,  он тут же назначил нам встречу.

- Может быть,  имеет смысл пригласить на «Послание» журналистов  из крупных западных киноизданий?

- Позвать-то мы позовем. Но не факт, что они приедут. Хотя не все так печально. Мы, например, дружим с русскоязычным Variety. И они нам очень помогают.  Но  важней то, что впервые в рамках нашего фестиваля проходил Международный передвижной кинорынок  Doors. Он проводится в России всего второй раз. В прошлом году он проходил на Московском фестивале, а в этом году у нас. На него приехали около тридцати крупнейших мировых дистрибьюторов, чтобы посмотреть российское  кино. В этом году среди этих дистрибьюторов были не только американцы и европейцы, но и бразильцы, индийцы, аргентинцы. И это тоже добавляет нашему фестивалю известности – о Doors будут писать зарубежные издания. Я надеюсь. 

- Вообще, у российского кино есть шансы проникнуть на зарубежный рынок?

- Когда я снял  фильм «Край», американцы мне  говорили, что мы идиоты и что надо было снимать фильм на английском языке. Если бы мы сняли его на английском, пусть даже  с российским актерами, это сразу бы дало совершенно другой масштаб продаж фильма.

- Это бы получился совсем другой фильм.

- Почему другой? Тут проблема скорей в том, как бы наши актеры говорили по-английски. Понимаете, американцы не смотрят иностранное кино с субтитрами. Любое, и не только российское. Они смотрят его на английском. А субтитры   в десятки раз снижают объем аудитории. Да, наше кино покупают для проката в Штатах. И «Край» купили. Но его выпустили количеством в 120 копий. Понятно, какие это дало сборы. И так все наше кино – когда мы читаем, что российский фильм  купили в американский покат, это надо делить на двадцать пять. Но можно подумать, как исправить эту  ситуацию. Можно снимать на английском, потом дублировать на русский. Можно делать наоборот. Сейчас компьютерные технологии позволяют при дубляже  сохранить голоса актеров.  И мы должны об этом задумываться.  Ну, о чем мы говорим,  если около 65 процентов  сборов всего мирового кинопроката  принадлежит Америке. А знаете, сколько Россия собирает? Пять. Пять процентов от всего мирового кинопроката.          

Елена НЕКРАСОВА

В свободное от работы время предпочитаете посмотреть новый фильм? Специально для вас чудесная возможность смотреть самые Ожидаемые фильмы онлайн бесплатно в хорошем качестве на сайте tvfru.ru.











Lentainform