16+

«Для новой идеологии нужны новые слова. А у либералов – старье: сплошные честные выборы, демократия и толерантность»

22/10/2013

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

Героем сети на минувшей неделе был либерал. От него долго и витиевато открещивался, например, великий писатель земли нижегородской Захар Прилепин:


            «Либерал сначала сказал, что он интеллигенция, а всю нелиберальную интеллигенцию объявил «свиным рылом». Потом заявил, что он «тоже народ». Подумал, и добавил, что он и есть народ. Остальные уволены. Либерал наверняка думает, что он – оппозиция, но он – власть. Власть может думать о себе всё, что угодно, но она тоже либерал».

Текст очень длинный и как бы такой сказовый – там и корова, и щи, и березовые полешки; лесники, Баба-Яга, портки и сметана с луком. Читаешь-читаешь, а как дочитаешь до конца, понимаешь, что довольно было и первой фразы: «Либералом быть легко: везде свои».

Тут у всех следящих за новостями возникает стойкая ассоциация с песней «Жиды хлебушка не сеют» (им же легко: везде свои) – потому что на днях стало известно, что ее автор, знаменитый на весь русский мир патриотический бард Александр Харчиков был жестоко избит железными прутьями у себя на даче под Петербургом.

Избивать пламенного патриота должны были вроде бы либералы, но на ум приходит случай либерального журналиста Олега Кашина, избитого железными прутьями несколько лет назад, и картина мира разваливается: убеждения у них, вроде бы, противоположные, а прутьями их бьют одними и теми же. Как тут не согласиться с Прилепиным, что «власть – тоже либерал». Но все равно определяющие слова о либерале сказал Харчиков: «Либерал – это смерть, либерал – это мор, /либерал – это голод и страх. /Либерал – это кнут и хомут и позор – /Главный внешний и внутренний враг!»

В общем, плохи дела у либералов – особенно в свете создания новой государственной идеологии, о необходимости которой в последние недели заявили все высокопоставленные лица.

Почему плохи – объяснил в фб Дмитрий Ольшанский. Для новой идеологии, говорит он, нужны новые слова. А у либералов все слова – старье: сплошные честные выборы, демократия и толерантность. Левые – те вообще до сих пор говорят языком XIX века про эксплуатацию и пролетариат. Вот то ли дело русские националисты: «Сколько новой и переиначенной старой лексики у них возникло. "Чернозверь". "Русорез". "Русоцид". "Соратники". "Сход". "Русская пробежка". "Родноверы". "Ордынцы". "Нерусь" и "вырусь". Один Костя Крылов в этом смысле работает как целая филологическая фабрика». В общем, мы поняли, почему Ольшанский тоже не либерал.

Но вот как раз этот лингвистический аргумент легко оспорить. Источником новой либеральной лексики давно стал город Киров. Когда либерала Никиту Белыха назначили губернатором области, он начал возрождение края как раз с лингвистических новшеств, а именно – пригласил всех либеральных блогеров на праздник «Истобенский огурец». Но либералу Белыху далеко до либерала Навального. Не зря старая либеральная гвардия считает Навального националистом – уж слишком хорошо получается у него вскрывать новые лексические пласты. Одно «шубохранилище» Якунина чего стоит.

Где бы ни появлялся Навальный, русский язык оживает и обогащается. Особенно когда он появляется в суде. О процессе по делу «Кировлеса» с некоторой даже ностальгией вспоминает на «Слоне» Илья Барабанов: «В разговорный обиход за эти судебные полгода надолго вошли слова спичкряж, фанкряж, пиловочник и франковагон». И я бы добавила – «хлысты по пенькам».

Страшно подумать, какую языковую мощь обретут либералы, когда в Москве начнутся слушания по делу компании «Ив Роше», оно же дело «Почты России». Захар Прилепин наверняка кинется перечитывать свой текст с коровами и лубочными березками и будет шептать про себя «почему я не либерал» – только уже с вопросительным знаком.             

ранее:

«Почему у нас столько внимания уделяется процессам совокупления и воспроизводства?»
«Что нужно, чтобы клиническое безумие отдельных граждан стало предметом обсуждения интеллигенции»
Кремль разработал аргументации, клеймящие Толоконникову: для «умных» и для «народа»
«Убожество – определяющая черта советского и теперь нового российского универсума»
Давать Путину Нобелевскую премию мира или еще рано?











Lentainform