16+

Когда частные «скорые» начнут обслуживать петербуржцев по ОМС

24/10/2013

Когда частные «скорые» начнут обслуживать петербуржцев по ОМС

Накануне вхождения скорой медицинской помощи в систему ОМС общество недоумевало и боялось: «А вдруг врачи не будут спасать больных, не имеющих при себе страхового полиса?» Ведь страховое финансирование осуществляется по факту оказания помощи застрахованным гражданам. А мы не привыкли носить с собой этот документ, хотя случиться беда может в любое время.


             Но вот почти год «скорая» работает в ОМС, а худшие опасения не оправдались – медики никому не отказывали в помощи.

Просто потому, что в Петербурге  переход «скорой» на страховые принципы работы в полном объеме пока не завершен. Он идет постепенно – в интересах самой скорой помощи и, прежде всего, пациентов. Заместитель директора Территориального фонда ОМС Вадим Стожаров объяснил, что в настоящее время происходит плавный поэтапный переход к новой схеме финансирования службы, и он уже дал ощутимые результаты.

- Из городского бюджета в Терфонд ОМС перевели 3,5 млрд рублей – деньги, которые раньше шли на «скорую». Чтобы у врачей не пропала федеральная надбавка к зарплате, мы выделили дополнительные средства из бюджета фонда ОМС. На сегодня объем финансирования скорой медицинской помощи увеличен до 4,25 млрд рублей. В результате зарплаты врачей и фельдшеров выросли и стали даже больше планируемых. Врачи получают в среднем около 54 тыс., а фельдшера – почти 40 тыс. рублей. Для нас это очень серьезные достижения.

Изменив канал финансирования, город пока не стал переводить «скорую» на оплату по законченному случаю, а решил посмотреть, насколько она к этому готова. Оказалось, что в 50% случаев бригады выезжают к пациентам, которые не могут предъявить полис ОМС в момент оказания медицинской помощи. И как, в таком случае определить, какая страховая компания заплатит скорой помощи за этот вызов? «Терфонд сделал все возможное, чтобы полис ОМС в момент оказания медицинской помощи не требовался. Поэтому мы приняли в виде основного механизма оплаты принцип подушевого финансирования».

Таким образом, власти дали возможность врачам научиться отчитываться за свою работу. Они активно осваивают новые карты вызова, а эксперты учатся их проверять. Все это пригодится, когда нужно будет оценивать работу врачей, как это происходит в ДМС.

Частную «скорую» ждали, но не дождались

Однако проблемы у «скорой» остались прежние. Она продолжает испытывать дефицит кадров, а в городе не хватает машин и подстанций, особенно в районах новостроек. Приглашая в ОМС частные компании, город надеялся отчасти решить эту проблему. В Петербурге работает около десятка частных компаний, три из которых имеют большой парк машин и могут закрыть эти ниши.

- Заявления на регистрацию в Реестре медицинских организаций, работающих в системе ОМС, подали всего две компании, из числа оказывающих скорую медицинскую помощь – «Приоритет» и «Корис», – сообщил Вадим Стожаров. – Но и они не захотели работать в системе.

- Я надеялся, что переход на оплату по проделанной работе произойдет сразу, она более четкая и дает возможность экономить средства, – говорит Роман Топольсков, ген. директор ООО «Приоритет» (имеет 10 бригад, 5 из них ежедневно выходят на линию). – Тогда возникают рыночные отношения, появляется заказчик и исполнитель. У заказчика цель обслужить население и сэкономить деньги, у исполнителя – заработать. А выполняем мы общее дело – спасаем людей. При этом  государство берет на себя роль диспетчера, который контролирует поток пациента, дифференцирует вызовы и распределяет их между частной и государственной службой.

- У нас нет заказа, – сетует директор самой крупной частной компании «Корис» Лев Авербах (у него 15 бригад «скорой помощи», 12 из них выходят на линию). – Люди разделены между станциями, свободных мест нет. Поэтому мы вступили, а работать не можем. Надеялись, что будет оплата за вызов и даже вели переговоры с одним из районов города, чтобы закрыть часть территории.

- В новых районах не хватает подстанций, почему бы не дать возможность работать там частным «скорым», которые базируются поблизости? – вторит ему Роман Топольсков. – Если оплата будет адекватная и взаимодействие с Терфондом понятным, мы с удовольствием примем государственный заказ.

- Наши врачи привыкли заполнять карты и вести отчеты, – продолжает Лев Авербах. – У нас существует как внутренний контроль качества, так и контроль со стороны страховых компаний, если это клиенты ДМС. Поэтому наши бригады уже готовы работать в новой финансовой системе, к тому же они отлично укомплектованы – в частных компаниях работают профессионалы, которых мы специально отбираем и доучиваем. Казалось бы, город должен быть заинтересован в них, ведь от этого выиграют и пациенты, но пока найти понимание очень трудно. Мы даже согласились бы на довольно низкий тариф, если бы имели возможность обслуживать большую территорию. Но пока нам предлагают поделить с государственной скорой лишь малые объемы работ. Конечно, нам это не выгодно.

Сегодня тариф существует только на оплату выезда к застрахованным вне Петербурга гражданам. По словам Вадима Стожарова, с 1 октября его повысили до 3112 рублей, но он покрывает далеко не все статьи расходов.   Приобретение дорогостоящей аппаратуры (на сумму свыше 100 тысяч рублей), обновление автопарка в тариф не входит. В государственной службе на это выделяются дополнительные средства. В частной – прибыль компании.

- Тариф нас устраивает, потому что мы имеем доход с ДМС и частных клиентов, – говорит Алексей Гапликов, руководитель «Петербургская Неотложка»(11 машин, 7 – 9 выходят на линию), которая хотя и не подавала заявку на участие в ОМС, но собирается это сделать в будущем году. Взять пациентов ОМС может только крупная компания, способная приобрести дополнительные машины, оснастить их и нанять врачей. ОМС может стать для нас новой ступенью развития. Тем более что с нового года по приказу Минздрава в машину «скорой помощи» можно будет сажать двух фельдшеров. Но самая главная проблема в здравоохранении даже не деньги – а специалисты. Хотя врач, как в государственной службе, так и в частной компании получает немалые деньги, опытного и знающего специалиста на «скорую помощь» найти очень трудно, да и фельдшера тоже. Значит, будет сами учить.

ОМС и только ОМС!

Однако здесь возникает неожиданная проблема. Постановлением правительства от октября 2012 года частной службе «скорой помощи», вошедшей в ОМС, запрещено оказывать платные услуги населению в этом сегменте. Получается, что компании лишатся дополнительных заработков и потеряют всякий интерес к ОМС.

- Если вступив в ОМС, мы не сможем оказывать платных услуг – для нас это будет катастрофа, и обратного пути уже не будет, – уверен Лев Авербах. 
Даже компания «Приоритет», которая помимо службы «скорой» имеет две многофункциональные клиники, не готова полностью переключиться на ОМС.

- Мы готовы выделить несколько машин, которые будут работать только в обязательном медицинском страховании в виде пилотного проекта. Но освободить все бригады не сможем. Ведь одно из серьезных направлений нашей работы – обеспечение медицинской безопасности на строительных объектах. Кроме того, наши скорые занимаются транспортировкой больных на дальние расстояния – из области или других городов, где нет специализированной помощи. Эта услуга должна быть для пациента бесплатной, но у города не хватает на нее средств. А мы, пусть за деньги, помогаем людям реализовать их право на лечение по экстренным показаниям в любом учреждении РФ независимо от прописки.

Несмотря на все препоны, «Петербургская Неотложка» планирует найти свою нишу в ОМС.

- Наши подстанции расположены в Калининском, Приморском, Центральном и Московском районах, – говорит Алексей Гапликов. – В середине следующего года мы будем принимать участие в общем собрании представителей служб «скорой помощи» и там решать вопросы о распределении территории. Надеемся, что нам дадут какие-то районы обслуживания. Если это будут новостройки, где нет наших подстанций, будем туда перебазироваться.

Роман Топольсков ждет развития ситуации и предложений от страховых компаний с конкретными условиями оплаты, а Лев Авербах настроен менее оптимистично.
– Государство никогда не поворачивалось лицом к частному бизнесу, особенно к медицинскому. Ему трудно принимать быстрые решения и перестраиваться, как это происходит в частных компаниях. Например, если договор с ДМС меня не устраивает, я всегда могу его расторгнуть или изменить. Поэтому пока я вижу больше минусов, чем плюсов.

Возможно, к 2015 году, когда планируется завершить плавный переход к ОМС на «скорой», условия для взаимовыгодного сотрудничества устроят обе стороны. Ведь частные клиники тоже входили в ОМС с недоверием и опаской, а сегодня по полисам ОМС в Петербурге работает более ста коммерческих организаций, а за последние 4 года их число возросло в 4,6 раза.             

Нина БАШКИРОВА











Lentainform