16+

Нужен ли Петербургу музей Хармса?

29/10/2013

Нужен ли Петербургу музей Хармса?

В Музее Достоевского открылась выставка «Случаи и вещи. Даниил Хармс и его окружение», которая вроде бы должна потом превратиться в музей Хармса. Наблюдатели считают, что если речь идет о будущем государственном музее, то дело безнадежно. А вот частный музей имеет все шансы.


Главным хитом выставки являются неопубликованные десять листов с беловыми автографами двадцати одного стихотворения Хармса. В 2012 году 8 листов из 10 петербургское издательство «Вита Нова» приобрело у коллекционера и правозащитника Сергея Григорянца. Два листа попали в московское частное собрание. 

После смерти в 2009 году известного специалиста по обэриутам Владимира Глоцера издательство купило у наследников редкие издания детских книг Хармса и Александра Введенского. Большая часть архива Глоцера, в том числе неизвестные рукописи Введенского, попали в московское частное собрание. Наследники требовали за весь архив 200 тысяч долларов, таких денег в Петербурге не нашли.

Из мемориальных вещей, приобретенных «Вита Новой» в последние годы, главным стал чемоданчик Хармса. В 1941 году после ареста поэта его друг музыковед Яков Друскин собрал рукописи, оставшиеся в квартире Хармса и сохранил их.

Огромный по нынешним меркам коротковолновый радиоприемник «Telefunken», по которому Хармс слушал «заграницу», издательство получило от Кирилла Грицына, племянника поэта. Приемник купил его отец во время командировки в Германию. По воспоминаниям Марины Малич, жены Хармса, Грицын-старший был ярым коммунистом и они не общались. Вероятно, это не совсем так, во всяком случае, Кирилл Грицын до сих пор называет своего дядю Даней.

Алексей Дмитренко, главный редактор «Вита Новы», считает, что логичным местом для музея Хармса был бы один из двух адресов. Первый – квартира 8 на улице Маяковского, 11, где поэт жил с 1925 года. Но в 1964-м там был произведен капремонт, квартира поделена на две, обе находятся в частной собственности.

Другой адрес – пятый этаж Дома книги на Невском, 28, где во времена Хармса находился детский отдел Госиздата. Сейчас там находится офис «ВКонтакте». По словам г-на Дмитренко, Павел Дуров встретил идею музея без энтузиазма. Да и там все перестроено много раз.

Впрочем, Дмитренко признался «Городу 812», что он не занимался проработкой музейной концепции. Пока есть только идея, которую он предлагает обсудить.

Василий Панкратов, председатель Комитета по культуре:

– В Петербурге регулярно заходят разговоры о создании музеев Гоголя, Лермонтова, Чайковского. Сохранились некоторые мемориальные вещи, но нет стен, которые дышат этими великими людьми, поэтому нет и музеев.

Если создавать не мемориальный, а отдельный литературный музей Хармса или его окружения, обэриутов, что правильнее для этих писателей, то я не уверен, что такой музей будет востребован.

Возможно, в начале 1990-х годов, когда эти имена открывались для массового читателя, он мог быть создан, но время упущено. В Петербурге есть Государственный литературный музей «ХХ век», который начинался как Музей-квартира Михаила Зощенко. Но его не удалось превратить в такое место, которое соответствовало бы своему нынешнему названию. Там собираются только поклонники Зощенко. Для серьезного литературного музея не хватает энергичных людей.


Валерий Сажин, историк литературы:

– Вещей и рукописей, собранных издательством «Вита Нова», достаточно для организации музея Хармса и его круга. Другое дело, что он не может быть похожим на привычные музеи. В нем должно быть как в сказке Самуила Маршака «Кошкин дом»: «Вот это стол – на нем сидят, вот это стул – его едят». Кстати, Маршак и Хармс были друзьями, признавали взаимное влияние друг на друга. В двадцатые-тридцатые годы Маршак был фактическим руководителем детского отделения Госиздата в Ленинграде, где публиковал стихи Хармса.


Справка

Даниил Хармс (настоящая фамилия Ювачёв) родился в 1905 году в Петербурге. В начале 1920-х выбрал себе псевдоним Хармс. В 1927 году группа писателей во главе с Хармсом получает окончательное название – ОБЭРИУ (Объединение реального искусства). С конца 1920-х по конец 1930-х годов Хармс сотрудничал с детскими журналами «Ёж», «Чиж», «Сверчок», «Октябрята». В 1931-м арестован по обвинению в участии в «антисоветской группе писателей», приговорен к трем годам лагерей. Потом приговор заменен высылкой.

В 1941-м снова арестован за распространение «клеветнических и пораженческих настроений». Считается, что Хармс симулировал сумасшествие. Решением военного трибунала направлен в психиатрическую больницу. Умер в феврале 1942 года в отделении психиатрии больницы «Крестов». В 1960-м реабилитирован.

В.Ш. фото knigozavr.ru








Lentainform