16+

Что будет с узбеками в Петербурге, если их будет совсем некому защищать

07/11/2013

Что будет с узбеками в Петербурге, если их будет совсем некому защищать

Минюст хочет прекратить деятельность городской общественной организации узбеков «Умид». Ее руководство пригрозило, что если организацию все-таки закроют, то многочисленные петербургские мигранты могут выйти из-под контроля. К чему это приведет на самом деле? – разбирался «Город 812»


          Уже любая новость, связанная с мигрантами, вызывает нервную реакцию в массах. История, на которую прежде обратили бы внимание не больше, чем на дождь, сегодня становится новостью городского масштаба.  Городской суд 5 ноября должен рассмотреть иск Минюста о прекращении деятельности региональной общественной организации соотечественников Узбекистана «Умид». Ее президент Алиджан Хайдаров  рассказывает журналистам, что требование Минюста о закрытии вызвано политическими причинами. Хотя «Умид» за разные нарушения попадал на карандаш к Минюсту и другим проверяющим органам уже не раз.

– Они предъявляют такие претензии к нашей деятельности... Как будто у нас протоколы не так составлены, как будто приказы не так сделаны... Последнее было – когда они уже ничего не смогли найти, написали, что я праздник провел… Мы полгода назад судились, и они сами отозвали свой иск после третьего заседания. И, оказывается, тогда же они решили приостановить нашу деятельность на три месяца. А я не знал даже, мне они никаких бумаг не прислали, я нигде не расписывался… У нас это заканчивалось 15 апреля. А я 20 марта провел праздник с Советом старейшин и деньги перечислил за проведение праздника – 30 тысяч рублей. Минюст говорит – почему я провел праздник, если был закрыт… Более 22 лет мы работали нормально, а тут кому-то понадобилось нас закрыть!  «Умид» – сегодня самая крупная узбекская общественная организация в России. Даже в  Москве нет такой диаспоры! Мы иногда и Москву тоже курируем, –  то ли жалуется, то ли хвастается глава «Умида» Алиджан Хайдаров.

По его мнению, напор Минюста вызван чьим-то политическим заказом, но он пока не понимает, «откуда ветер дует».

В «Умиде» подсчитали, что в городе сегодня живут примерно 600 тысяч узбеков. Ежедневно 50-100  из них обращаются  в организацию со своими проблемами.
– В Санкт-Петербурге больше нет никаких общественных организаций – ни консульств, ни посольств. Даже при утере документов люди по нашей справке выезжают в Москву получать сертификат для выезда на родину. Если нас не будет, как они выедут отсюда? И они будут бесконтрольными, потому что им некуда обратиться будет! – уверяет Хайдаров.

Глава «Умида»  лукавит. В Петербурге есть и другие узбекские организации, две из которых – «Ватан» и «Туран», – кстати, возглавляет сам же Хайдаров.  Еще есть  Узбекская национально-культурная автономия Санкт-Петербурга «Узбегим» и другие. Председатель  «Узбегима» Суратбек  Абдурахимов уверен, что разговоры о политическом заказе  – не более, чем самопиар «Умида» и ее президента.

– Никакой политической подоплеки там нет. Потому что им сказано было, что они не сделали годовой отчет. Если бы они его сделали, Минюст бы претензий не предъявил. Если «Умид» закроют, то у Алиджана Джахангировича есть еще «Ватан», «Туран». А  если «Туран» закроют», они еще  что-нибудь откроют, – считает Суратбек Абдурахимов.

По его мнению, никакого влияния на узбекских мигрантов у «Умида» нет. И ни у кого нет.
– Мигрантов сегодня  никто не контролирует. Как какая-то диаспора вообще может контролировать мигрантов, сами подумайте? Никак! – уверен глава Узбекской национально-культурной автономии.
У таджиков и узбеков между собой  традиционно напряженные отношения, но в этой ситуации глава таджикской диаспоры  – общественного объединения «Аджам» – Мурод Усманов поддержал главу узбекской.

– Закрывать «Умид» не разумно.  В Петербурге сейчас столько проблем с мигрантами, тем более, учитывая, сколько узбеков в последние три-четыре года понаехало... Конфликты между узбеками и таджиками возникают, и мы их совместно с Алиджаном  Джахангировичем решаем… Силовые органы нас чуть ли не еженедельно собирают, мы им содействие  оказываем. Сейчас много у них работы с мигрантами, переводчики нужны, другая помощь, а кто кроме диаспор может помочь? – говорит глава таджикской диаспоры.

Эксперты признают, что тема щекотливая, и высказываются осторожно. 

– «Умид» занимается защитой людей, чьи права нарушались. Пытаясь быть именно неправительственной организацией-посредником, которая помогает в решение конфликтов между экономическими мигрантами и их работодателями. И тот факт, что  эту организацию, по-моему, по совершенно надуманному предлогу, собираются закрыть,  просто сужает  возможности по защите прав для мигрантов. Чем меньше подобных организаций, тем хуже будет обстоять дело с точки зрения разрешения конфликтов.  То есть чем меньше у людей будет легальных способов выживать, тем больше будет нелегальных. А это уже большая проблема для общества в целом.  Я – за то, чтобы  подобные организации плодились и множились. И чтобы они занимались не столько культурными проектами, а именно социально-экономическими, интеграционными. И вместо того чтобы гробить их, надо, наоборот, холить, лелеять и давать им гранты в рамках программы «Толерантность», – считает эксперт Российского этнографического музея Дмитрий Дубровский.

По мнению социолога Татьяны Протасенко, питерские диаспоры и другие официальные национальные объединения  практически никак не влияют на поведение приезжих земляков и ситуацию с мигрантами в целом.
 – В Петербурге были опросы на эту тему. Они показали, что значительная часть мигрантов разных национальностей имеет свои круги общения, с которыми, к сожалению, диаспоры не очень связаны... И, по моему мнению, официальное руководство диаспор не слишком  сильно влияет на  общее поведение мигрантов и все остальное. Потому что это два параллельных мира, – говорит, старший научный сотрудник Социологического института РАН Татьяна Протасенко.

Надежда гастарбайтеров

Национально-культурное общество соотечественников Узбекистана «Умид» («надежда» по-узбекски) основано в 1995 году. Оно  было создано переехавшими на постоянное место жительство в Россию гражданами Узбекистана, сегодня в нем состоят более 7 тысяч человек.

При РОО «Умид» действует юридический отдел, который  оказывает помощь соотечественникам, ведет профилактическую работу среди земляков по предупреждению и пресечению преступлений, выступает общественными наблюдателями и участниками в расследованиях и судах.

Узбекская диаспора и РОО «Умид» в целях оказания начальной помощи для граждан Узбекистана, приехавших на работу и не имеющих первоначального капитала для оформления  разрешительных документов, организовала, договорившись с одним из российских банков, выдачу кредитов с минимальным процентом возврата.

По информации сайта узбекской диаспоры                   

Мария ГОРДЯКОВА











Lentainform