16+

«Резиновые женщины унизили мое мужское достоинство»

12/11/2013

ГЛЕБ СТАШКОВ

В Новосибирске запретили фестиваль Bubblе Baba Challenge. А фестиваль, между прочим, спортивный. Народ сначала совершает велопробег, а потом сплавляется по реке на резиновых бабах.


           Запретили фестиваль по жалобе православных активистов. Им это мероприятие показалось безнравственным.

Честно говоря, с трудом понимаю православных активистов. Если бы они потребовали запретить продажу резиновых баб, я бы понял.

А так выходит, что продавать резиновых женщин – нравственно. И заниматься сексом с резиновой женщиной тоже вроде как нравственно. А использовать ее в качестве плавсредства – безнравственно. Не иначе как унижает женское достоинство.

Может, и унижает. Надо будет поинтересоваться у женщин. У настоящих, не у резиновых.
Я же вам расскажу историю, как резиновые бабы унизили мужское достоинство. Причем мое.
Работал я как-то на канале СТС-Петербург. Снимал сюжеты для программы «Детали».

И была у меня одна проблема. Поскольку работал я внештатным корреспондентом, от меня требовали, чтобы я придумывал себе темы. А темы не придумывались. Хоть убей.
Вызвало как-то меня к себе начальство.
 – Прекрасный сюжет, – сказало начальство. – Сплав на бабах по Вуоксе. Можно со своей бабой приехать, а можно взять напрокат.
 – Напрокат, боюсь, не потяну.
 – Ерунда. Всего двести рублей.
 – Чего-то, – говорю, – дешево. Даже на Старо-Невском дороже.
– Для резиновой бабы – вполне нормально.
– Для какой?
– Для резиновой. Они на резиновых бабах сплавляются.
– Зачем?
– Об этом ты у них и спросишь. Кстати, ты тоже обязательно сплавься.
Я соврал, что не умею плавать.
– Тогда возьмешь бабу в руки и скажешь что-нибудь на камеру. Начни так: «Все мы хорошо знаем резиновых женщин».
– С чего это мы их хорошо знаем? Я, например, их плохо знаю. Я, например, их не познавал.
– Да? Ну тогда скажи: «Вот на таких резиновых женщинах энтузиасты своего дела плавают в бурных волнах реки Вуоксы».
Фраза мне решительно не понравилась. Но приказы не обсуждают.

Приехали. Народ по свистку берет в охапку баб и бросается в реку. Победители заплыва выходят в следующий раунд.

А плыть по Вуоксе тяжело. Речка с норовом. Как говорится, то перевалы, по перекаты. И бабы, надо сказать, плыть сильно мешают. А бросить ее нельзя – снимут с дистанции. Как в жизни. И хочется ее бросить, а нельзя. Квартиру отсудит или тесть с работы выгонит.

Стали искать бабу для съемок. Бабы оказались в дефиците. То есть обычные бабы сами просились, чтобы их сняли, а резиновые – в дефиците.

Оператор принес негритянку. Коричневую и с огромными губами. Я брезгливо от нее отказался:
– Не хочу с негритянкой.
– С ума сошел?! – кричит оператор. – Я же не предлагаю тебе с ней…
– Понимаешь, – говорю, –  я не расист, но с негритянкой не хочу.
– Может, тебе Анджелину Джоли поискать?
– Я бы тоже с негритянкой не хотел, – встрял водитель, вышедший погулять по свежему воздуху и, как он выразился, на идиотов посмотреть.
Оператор послал нас с водителем в грубой форме.
К счастью, кто-то одолжил нам европеоидную женщину.

– Вот на таких резиновых женщинах… – начал я речь.
– Подожди, – закричал оператор, – я камеру не настроил.
– Вот на таких резиновых женщинах…
– Что ты мямлишь? – продолжал кричать оператор. – Четче говори, с выражением.

Я, признаться, эту фразу и говорил с выражением. С выражением скорби. Потому что мне первый раз предстояло попасть в кадр, и я предпочел бы попасть в него в каком-нибудь другом антураже. По крайней мере, без резиновой женщины на руках. С резиновой как-то стремно. Пацанва не поймет.

Но я послушно забормотал в третий раз:
– Вот на таких резиновых женщинах энтузиасты своего дела…
– … проводят дни и ночи напролет, – встрял водитель.
Пока все смеялись, европеоидную женщину у нас отняли. И в кадр я так и не попал.

А пока мы на Вуоксе баб выбирали, мне новую тему придумали. Про людей, которые закапываются в могилы, а потом, если повезет, выкапываются.

Сейчас такую тему запретили бы. Как безнравственную. А резиновых баб не запретили бы, а уже запретили – и в Петербурге еще раньше, чем в Новосибирске.

Хорошо, что сейчас я не работаю корреспондентом на телевидении. Как они сейчас работают – ума не приложу. Про это – запретили, про то – нельзя. Мне все-таки полегче. У меня каждую неделю дежурная тема есть. Где и что запретили. Как-то выкручиваюсь.                 

ранее:

«Дамочка в лужу грохнулась, но зонт не выпустила и не закрыла...»
«Зачем Обама слушает разговоры Меркель? Я нашел два объяснения...»
«Подполковнику Стружанову хватило ума, а депутату Исаеву – нет. У него во всем виновато шампанское»
Какие еще картины Репина надо сдать в запасники, чтобы не смущали русский народ
Почему меня не удивляют ни «Зенит», ни Путин











Lentainform