16+

За что петербуржец Юрий Водолазкин получил премию «Большая книга»

06/12/2013

За что петербуржец Юрий Водолазкин получил премию «Большая книга»

Роман «Лавр» петербуржца Евгения Водолазкина получил премию «Большая книга». Второе место досталось Сергею Белякову за книгу «Гумилев сын Гумилева», третье – Юрию Буйде за роман «Вор, шпион и убийца».


         Некоторые наблюдатели считали, что «Большую книгу» (самую дорогую литературную премию России – победителю вручают 3 миллиона рублей) должен был получить Максим Кантор за роман «Красный Свет», которому в этом году не досталось «Национального бестселлера». Впрочем, «Лавр» Водолазкина тоже был в коротком списке «Нацбеста».

Евгений Водолазкин – доктор филологических наук, специалист по древнерусской литературе, работает в Пушкином Доме. «Лавр» – его вторая художественная книга. Действие «Лавра», написанного на смеси древнерусского и современного русского языков, происходит в XIV веке. Фактически житие вымышленного святого.

Насколько московская «Большая книга» отличается от петербургского «Национального бестселлера», спросили мы у Вадима Левенталя, председателя оргкомитета «Нацбеста», который в этот раз поучаствовал и в мероприятиях «Большой книги», – его роман «Маша Регина» был в шорт-листе «Большой книги».

– «Нацбест» – едва ли не единственная общенациональная литературная премия, которая присуждается в Петербурге, – говорит Левенталь. – Она и придумана в Петербурге, и вручается здесь. У «Большой книги», напротив, ярко выраженное московское лицо. В «Нацбесте» есть что-то свободное, хулиганское, неожиданное. Это встреча без галстуков. «Большая книга» – это как раз история про галстук и застегнутый на все пуговицы костюм. Важно, что в «Большой книге» на публику не выносится, как происходит голосование, как принимаются решения. Все решается за закрытыми дверями. В «Нацбесте» все этапы происходят онлайн: публике доступны и списки номинантов, и таблицы голосования большого жюри. А финальное вручение происходит на глазах у публики. Люди встают, голосуют и объясняют, почему они голосуют именно так, – то есть максимально демократичная процедура. Единственная такая премия в России по открытости процедуры. Никакой подковерной борьбы, все можно пощупать руками. «Большая книга» в этом смысле более консервативная, она была так задумана – ей уже 8 лет. Можно сказать, что эта премия квазигосударственная. У нас сейчас нет ни Сталинской, ни Ленинской премий, и многие годы государственной премии никакой не было. И «Большая книга» была задумана как такая. В этом смысле она свою функцию выполняет.         

Анастасия ДМИТРИЕВА











Lentainform