16+

«Ну помитинговали, дальше чо?»

10/12/2013

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

Вторая годовщина массового гражданского протеста застала Сеть в унынии. Мало кто спорит, что политическим итогом истории, которая началась рутинным митингом на Чистых прудах, случайно собравшим больше пяти тысяч человек, стал процесс над случайными участниками другого митинга. Победить теперь уже вовсе не значит добиться «честных выборов».


          Для победы уже достаточно освобождения всех задержанных по болотному делу. Но его-то как раз и не предвидится.

Электронные петиции сменяются напечатанными на бумаге, за одной стратегией оповещения общества о болотных узниках следует другая, но суд и ныне там. Конкретно сейчас – допрашивает свидетелей защиты.

В течение полутора лет, прошедших с 6 мая 2012-го, количество людей, которым известны имена арестованных и суть дела, остается стабильно ничтожным, и все эти полтора года жалкая горстка сочувствующих живет надеждами: что срок содержания под стражей не продлят, что арестованных признают узниками совести, что следователей включат в список Магнитского, что Путину никто в Европе не подаст руки, что Косенко отпустят на похороны матери, а Барабанова – на похороны бабушки. Что Путин услышит писателя Шаргунова, упорно задающего один и тот же вопрос об узниках Болотной, что очередной список подлежащих немедленному освобождению будет прочитан и что инструментом освобождения послужит амнистия, приуроченная к 20-летию Конституции. И ведь вроде бы не первый год живут в России – но надежда неистощима. Все завершается сокрушенным вздохом Немцова: «Судя по всему, Путин решил отказать ребятам в амнистии. Что очень плохо, но ожидаемо».

Из общих вздохов выбивались лишь два голоса. Один, принадлежащий обвиняемой по болотному делу Марии Бароновой, отчаянно сквернословил, то есть в печатном варианте сыпал звездочками. Баронову бесит даже не столько высокодуховная московская интеллигенция, жаждущая ненасильственного протеста и не желающая брать приступом государственные учреждения, сколько оппозиция, непосредственно вовлеченная в процесс. «Борцов с кровавым режимом» совершенно не интересует уходящая сквозь пальцы жизнь сидящих за решеткой и не волнуют проблемы их семей; они не носят им передачи в СИЗО и не собирают деньги на адвокатов. Они – добрые эльфы, смысл существования которых заключается в том, чтобы заявить со свидетельской трибуны: власть есть инстанция инфернального зла. «Свидетель Подрабинек прямым текстом в суде говорит, что на площади были «ментовские провокаторы», которые хотели завести бучу и пришли в масках. На вопрос судьи, почему он решил, что провокаторы были именно ментовские, Подрабинек отвечает: «У них были тупые лица»». Свидетельство, которое, безусловно, сработает в пользу сидящих за решеткой людей.

Через полчаса после публикации злобного монолога Баронова добавляет в твиттере: «Свидетель Валиев заметил, что на площади было так волнительно, как в поэме Блока «Двенадцать»». Гениальный аргумент в защиту людей, которых обвиняют в призывах к массовым беспорядкам. Общий смысл ежедневных твиттер-истерик Бароновой – в том, чтобы донести до людей простое правило: надо думать, когда говоришь.

Второй выбивающийся из общего хора голос звучал приглушенно. Он принадлежал Навальному, который, сидя на проходной Следственного комитета в ожидании пропуска для знакомства с материалами второго уголовного дела, набросал в ЖЖ стратегический план: «Ну помитинговали, дальше чо? Не пойду митинговать, ведь неясно дальше чо. Да ничо. Так вот у нас ситуация сложилась, что неясно ничего. Митингуй и делай, что должно и что получается делать сегодня. Каждый день ищи расширения возможности для борьбы. А дальше видно будет. Звучит как стратегический план? Но это он и есть. История человечества – это история борьбы народов с тиранами, ворами и узурпаторами. Так всегда было».

Большой путь проделала российская Сеть за два года протестных гудений. Два популярных блогера сформулировали два простых политических принципа: надо ясно себе представлять, в какой ситуации ты находишься, и потихоньку ее менять. Это гигантский шаг для страны, где гражданская позиция заявляется по традиции через плачь, вздохи и стоны.         

ранее:

Чемоданная перестрелка: почвенники против западников
«Читаешь и диву даешься: чем такой борзый автор мог не угодить «Голосу России»?
«Зачем школы? Пора освобождаться от анахронизма»
«За оживившимися разговорами об октябре 1917 года мерцает предчувствие революции грядущей»
«Тяжелая у банкиров жизнь. Раз в год только и можно душу отвести»











Lentainform