16+

Как из банковских ячеек изымают деньги без ведома хозяев

11/12/2013

Как из банковских ячеек изымают деньги без ведома хозяев

В Петербурге не меньше сотни депозитариев – где стоят индивидуальные сейфы для ценных бумаг и денег. С их помощью заключаются сделки с недвижимостью, соглашения между сторонами в гражданских спорах. Когда-то ячейка считалась лучшей страховкой от мошенников при сделке. Сейчас выясняется, что она уязвима – но не перед жуликами, а судебными приставами.


          Мы изменили фамилии участников этой истории, поскольку не дело редакции – влезать в бракоразводные разборки. Супруга – известный тележурналист. Ее бывший муж – архитектор и бизнесмен, сейчас живет в Москве.

Итак, 47-летний Федор Леонов разводился со своей женой после 27 лет брака. Они делили совместно нажитое имущество: квартиру и земельный участок: поскольку бывший муж уезжал в Москву, то заявил, что готов взять часть имущества деньгами. Дележка была долгой и скандальной. Начали с трех миллионов отступных, потом адвокат мужа довел сумму до 4,5 миллионов. Перед последним заседанием в Октябрьском районном суде, на котором подписали, наконец, мировое соглашение, в сейф положили «закладку» – 4,5 миллиона рублей. Им предстояло лежать там, пока решение не вступит в законную силу.

Что было дальше, Федор Леонов описывает так.

«13 ноября 2012 года стороной ответчицы были заложены пакеты с необходимой суммой. В тот же день мировое соглашение было подписано и 14 ноября утверждено судом. А через 15 дней определение суда вступило в силу. Придя получать деньги, я обнаружил, что в ячейке недостает двух третей суммы. Работники хранилища сообщили, что через два дня после закладки пакетов в хранилище явились судебные приставы и, чуть ли не грозя оружием, изъяли часть денег из ячейки. Приставы предоставили постановление суда, по которому ответчица была должна уплатить по долгу определенному лицу (ее двоюродному брату). И это был тот же Октябрьский суд. Таким образом, решение суда о мировом соглашении стало невозможным к исполнению. Одно из решений Октябрьского суда исключало выполнение другого. Каким образом приставам стало известно, что в ячейке лежат деньги, принадлежавшие ответчице, если это не указывалось в договоре и даже сотрудники депозитария про это не знали? Почему истец, то есть я, ожидавший момента забрать свои деньги из ячейки, не был оповещен о том, что из депозитария была изъята часть суммы? И что теперь делать людям: не доверять ячейкам? А как совершать сделки по купле-продаже недвижимости? И прочие, где требуется длительное оформление?»

На сайте Октябрьского суда действительно можно найти информацию о трех гражданских процессах. Первый – в августе 2012 года: истец А.Г. Чернышов судился с Леоновой Ю.В. из-за не отданного вовремя долга. Дело было рассмотрено быстро и закончилось поражением дамы, спор шел как раз о трех миллионах.

Второе дело – Леонов против Леоновой – поступило в тот же суд в феврале прошлого года, и рассматривалось 9 месяцев.

Сейчас на сайте суда обозначено, что решения не вступили в законную силу и обжалуются. Третий иск в апреле был подан Федором Леоновым в адрес управления судебных приставов. В иске ему отказали. Бывший муж обратился в другой суд, Куйбышевский, по месту нахождения депозитария. Там процесс еще идет.

Ситуацию по нашей просьбе прокомментировал директор юридического департамента группы компаний «Сфера диалог» Павел Маркасов.

По его словам, до вступления решения в законную силу деньги принадлежат закладчику – Леоновой Ю.В. После вступления – ее экс-супругу. И на деньгами должницы, то есть закладчицы, приставы вполне могут претендовать.

«Приставы действовали правомерно, – говорит Павел Маркасов. – Да, по закону доступ к ячейке мог быть открыт – или для жены в сопровождении мужа, или для мужа по истечении определенного срока. Но на приставов этот закон не распространяется, они при наличии исполнительного производства имеют доступ к хранилищу. И не имеет никакого значения, откуда они получили информацию о том, что в банковской ячейке хранятся деньги, достаточные для уплаты суммы по «долгу». Они, когда пытаются вернуть долг, обязаны реагировать на любую информацию: как от победившей, так и от проигравшей стороны. Захотел проигравший ответчик себя сдать – его дело.

Также нигде не прописаны обязанности сотрудников депозитария. Закона нет, есть этика банка. Возможно, в другом хранилище сотрудники позвонили бы клиенту. А в этом – нет. В целом ситуация довольно банальная. У меня в практике было несколько случаев, когда родственники по взаимной договоренности создают долг, суд быстренько проигрывается, приставы возбуждают исполнительное производство. И судьям такие схемы тоже известны. В этом случае надо не со следователем судиться, а требовать новое исполнительное производство. Наверняка же на руках есть все описи и расписки, которые приставы оставили».         

Нина АСТАФЬЕВА











Lentainform