16+

Петербург – сексистский город. Каждый третий мужчина страдает от домашнего насилия

17/12/2013

Петербург – сексистский город. Каждый третий мужчина страдает от домашнего насилия

На прошлой неделе движение «Радикальный феминизм» провело в Петербурге пикет. Во время которого собирали пожелания прохожих в защиту прав женщин и против сексизма. Все это отправят Дмитрию Медведеву, требуя, чтобы Россия подписала Стамбульскую конвенцию, защищающую права женщин.


              «Город 812» спросил у активистки движения  Елены Ливановой – так ли плохо женщинам жить в Петербурге и защищает ли кто-нибудь права мужчин?

– На ваш взгляд, Петербург – сексистский город?
– Да. Хотя эта проблема в обществе не обсуждается и не считается значимой. Дискриминация женщин проявляется в домашнем и  сексуальном насилии, а также в реакции на это насилие окружающих. Обычно говорят, что жертва сама виновата,  «бьет – значит любит», «...не захочет, кобель не вскочит» и другие ужасные фразы.  С самого детства нам навязываются стереотипы мужественности и женственности.  Сексизм есть и при приеме на работу, и в транспорте, где женщину могут лапать, а потом кричать, что она сама виновата, потому что как-то не так оделась...

– А если женщине место в транспорте уступают, это сексизм?
– Мне бы это не понравилось. Ведь уступают не потому что уважают, а потому что, по умолчанию, считается, что женщины – слабый пол. Сегодня ей уступают место и могут понести за нее чемодан, но в дальнейшем ей это может аукнуться тем, что  ее не будут воспринимать всерьез или скажут, что она не имеет права, например, служить в армии. Мне кажется, такое поведение мужчин  выражает еще большее угнетение. Наиболее показательный пример проявления сексизма: в Петербурге изнасиловали девушку – ей нужно было вечером добраться в другой район города, она поймала машину, а водитель над ней надругался. Сексизм – в реакции общества на ситуацию.

Уголовное дело заводить отказались. В полиции сказали, что она не сдала сразу анализы, никаких травм на теле нет, а значит, и доказательств нет. А она так испугалась, что не сопротивлялась. Потом в Интернете шло бурное обсуждение этого случая. В комментариях была какая-то яростная ненависть к жертве. Мол, она  не должна была выходить из дома после одиннадцати вечера, надевать  короткую юбку,  краситься, садиться в незнакомую машину и так далее. В общем, сама виновата, что спровоцировала мужчину. А аргумент, что в мусульманских странах тоже насилуют женщин, хотя они там ходят в парандже, почему-то абсолютно не работает!

Другой случай проявления  дискриминации  – при приеме на работу.  Девушка, окончившая Институт МВД, не смогла устроиться по специальности.  В полицию принимали ее коллег-парней, мотивируя это тем, что она сразу уйдет в декрет. В итоге она пошла официанткой работать.

– Тогда, получается, что существует  и дискриминация мужчин при приеме на работу, например, в официантки или нянечки?
–  А это оборотная сторона проблемы, связанной с патриархальной культурой. Потому что существует стереотип женских и мужских профессий. Обратите внимание, что «женские» профессии – наименее оплачиваемые, и это тоже – дискриминация. Патриархальная культура ограничивает и мужчин во многом тоже. Для них это необходимость – служить в армии, стереотипы, что мужчина должен кормить семью, защищать всех и так далее.  Мы боремся за равные права. За то, чтобы человека  оценивали по его способностям, достижениям, а не по половому признаку.

– Мужчины от домашнего насилия страдают?
– Да, по статистике – страдают. Но в гораздо меньших количествах. Более 70% жертв сексуального насилия – это, к сожалению, женщины.

– Значит, 30% пострадавших – мужчины?
– Да.  Но до летального исхода у них не доходит, практически, никогда. Мужчин, которые погибли от рук своих жен, в  разы меньше.

–  Есть ли движение в защиту прав мужчин, пострадавших от домашнего и сексуального насилия?
–  В России такого движения нет, и я не вижу смысла в его создании. Потому что феминистки своей конечной целью ставят достижение равноправия и уничтожения всех форм гендерного насилия. Не только над женщинами.

– Когда губернатором Петербурга была женщина – Валентина Матвиенко, дискриминация женщин в городе была меньше?
–  Напротив. Валентина Матвиенко поддерживала патриархальную культуру и, мне кажется, отчасти этим и удерживала свою позицию. Она сама пробилась, сделала карьеру, но другим женщинам в этом нисколько не помогала.

– Когда губернатором стал мужчина, ситуация изменилась?
– Не могу  сказать, что с приходом Полтавченко ситуация с защитой прав женщин стала лучше.

– Сколько человек в Петербурге поддерживают радикальный феминизм?
– Феминизм в России практически отсутствует, хотя он необходим. В Питере нас очень мало. Меньше двух десятков. Есть буквально единицы женщин, готовых ходить на какие-то акции и открыто называть себя феминистками. Но на всю Россию я могу насчитать где-то сто-двести активисток. Интернет-сообщество феминисток больше – примерно десять-двадцать тысяч человек на данный момент.

– Вы поддерживаете движение «Femen», обнажающих  бюсты в защиту женщин?
–  Мы их не поддерживаем, хоть они и называют себя феминистками. Я не одобряю их методы. Потому что они своим поведением, наоборот, укрепляют  патриархальные стереотипы и нисколько не помогают в борьбе  против сексуального и домашнего насилия. Они молодые и красивые девушки, которые своими телами пытаются привлечь внимание к проблеме дискриминации женщин. Но воспринимаются-то они совершенно иначе!

– Что изменится в России и в Петербурге, если наша страна подпишет Стамбульскую конвенцию?
– Конвенция подготовлена ООН, в ней по пунктам расписано, что должны делать власти для того, чтобы защитить женщин от домашнего и сексуального насилия, торговли людьми и проституции. Конвенцию подписали уже 25 государств. Там, если женщина обращается с жалобой на домашнее насилие в полицию, полицейские обязаны сообщить в специальную службу. Затем вызовут экспертов, чтобы зафиксировать побои, женщине предоставят временное убежище. В России нет никаких механизмов, которые  помогали бы женщинам, пострадавшим  от домашнего насилия. Кризисных центров – крайне мало.

В Петербурге есть такой центр, но он физически не может помочь всем пострадавшим. Через него прошло уже около 35 тысяч женщин! А государство ему не помогает. Если Россия подпишет конвенцию, тогда  у нас в стране будут приняты  специальные законы против домашнего насилия. Будут строиться кризисные центры,  появятся временные убежища для пострадавших женщин. Они смогут получать юридическую и психологическую помощь.  В США, Швеции, многих других странах все это есть. Во время акции мы собрали целую коробку открыток, на которых написаны пожелания прохожих в защиту прав женщин и просьбы к Дмитрию Медведеву подписать Стамбульскую конвенцию. Скоро мы эту коробку ему отправим.

При чем тут сестры Мирабаль

Пикет проводился в рамках акции «16 дней против гендерного насилия». Она проходит во всем мире с 25 ноября  по 10 декабря. Ее история началась 25 ноября 1960 года, когда в Доминиканской Республике были убиты три правозащитницы – сестры Мирабаль. Этот день  Генеральная Ассамблея ООН объявила Международным днем борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин. В 2011 Совет Европы принял «Стамбульскую Конвенцию».                

Мария ГОРДЯКОВА











Lentainform