18+

Может ли европейское кино победить американское

20/12/2013

Проблемы у российского и у европейского кино, по словам директора Европейской киноакадемии Марион ДОРИНГ, очень похожи. «Городу 812» она рассказала о том, почему американские фильмы популярнее европейских и что с этим можно сделать.

            – Это верно, что Европейская киноакадемия была создана в противовес американскому «Оскару»?
– И да и нет. Когда она создавалась, европейские фильмы практически исчезли из кинотеатров. Зрители все больше стали смотреть американские фильмы, и создатели фильмов хотели, чтобы они снова интересовались европейскими фильмами. Наша киноакадемия была создана как альтернатива американскому кино, но не в смысле соперничества. Мы не хотим соперничества с «Оскаром», потому что у нас  разные организации и цели. «Оскар» – это совершенно другая Вселенная. Также надо учитывать, что в Америке только один язык, а в Европе больше сорока. Конечно, несравнимы и бюджеты – у американцев тратится больше денег и на создание фильмов, и на промоушен.

– Но соревнование все равно существует?
– Мне кажется, не стоит говорить о соревновании. Не только потому, что у нас разные бюджеты, но и влияние на мировой рынок кинематографа. Американские актеры известны во всем мире. Если говорить о Европе, то в ней кино достаточно фрагментированное и больше рассчитано на небольшую аудиторию, а  европейские актеры могут быть звездами только в своей стране, но не во всем мире, как американские. Например, сколько современных немецких актеров вы знаете?.. Вот видите, вы задумались.

– Но это вряд ли говорит о качестве кино.
– Тут вы правы – есть соревнование по качеству фильмов. Существует большая разница между голливудскими и европейскими фильмами. Мне очень нравится, как сказал  актер Бен Кингсли: «Разница между американским и европейским кино в том, что американцам есть что продать, а  у европейцев есть что сказать».

– По каким критериям отбираются фильмы для награждения киноакадемией?
– Во-первых, режиссер должен быть европейцем. Если говорить о самих фильмах, то мы открыты для всех жанров – комедия, экшен, серьезное кино.

– Как политика влияет на решение жюри?
– Наша киноакадемия – независимая частная организация. В ней состоят режиссеры, актеры, продюсеры, сценаристы. В ней нет политиков, и они не могут поэтому влиять. Государство принимает участие в финансировании киноакадемии, но когда речь идет о том, кому дать приз, то оно не влияет на наше решение.

– Я имел в виду не прямое влияние, а косвенное – скажем, политкорректность подразумевает поддержку разных меньшинств, мигрантов… Разве киноакадемия может игнорировать фильмы с такой проблематикой?
– Кинематографисты много говорят об этих проблемах в своих фильмах, большинство европейских фильмов связаны с какими-то проблемами – миграцией, социальными,  сексменьшинств и так далее.

– Вспоминается история, когда «Оскара» получил весьма посредственный, на мой взгляд, фильм «Горбатая гора». Но он был про голубых, то есть ему дали премию из-за модной проблематики.
– У нас в киноакадемии процесс голосования абсолютно открытый. На решение не влияет то, о чем фильм. Выигрывает  фильм, который получил большинство голосов, независимо от темы.

Ваш пример с фильмом «Горбатая гора», конечно, говорит о том, что определенное социальное влияние существует. Тем не менее в киноакадемии три тысячи членов, они живут в 45 странах Европы. Все они получают фильмы для просмотра совершенно одинаково, и влиять на всех членов очень сложно.

– Существуют ли в странах Европы программы по поддержке национального кино?
– В Германии  киноиндустрия получает большую поддержку государства, как и во Франции. Например, в Германии есть федеральный фонд киноиндустрии, в  разных землях есть свои фонды поддержки кино. Такие же фонды есть и в других странах.

– Существуют  ли квоты по показу фильмов – столько-то процентов американских и столько-то  национальных фильмов?
– В Германии таких квот нет. Не уверена, что они есть и во Франции. Может быть, такое есть на телевидении. Иногда вообще бывает сложно сказать: чей фильм – немецкий или французский? Сегодня все больше фильмов делаются совместно несколькими странами.

Существует сеть европейских кинотеатров, она финансируется Евросоюзом с условием, что 20 процентов фильмов в кинотеатрах этой сети будут европейскими. Но надо сказать, что многое зависит и от страны. Раньше в странах Восточной Европы было много кинотеатров, а сегодня их стало меньше, и показывают они, в основном, американские фильмы. Например, в Софии осталось всего два кинотеатра, и как мне говорили, в них идут только американские фильмы. Таков рынок. Не надо забывать, что американские фильмы получают больше денег на промоушен, чем европейские.

– В России очень серьезная  проблема – прокат фильмов. Многие фильмы, в том числе и получившие призы на кинофестивалях, так и не доходят до зрителя.
– То, что вы говорите о российском прокате, справедливо можно отнести и к Европе.  В  ней за год производится восемь тысяч фильмов. Однако в кинотеатрах страны, где сняты фильмы, показывается только небольшой их процент, но еще меньший  процент –  фильмов других стран. Сейчас возникли новые технические возможности делать фильмы дешевле, но и это не влияет на прокат.

Появились другие платформы для показа фильмов. Например, многие фильмы становятся популярными в Интернете. Кинотеатров становится все меньше, и, вероятно, будущее за Интернетом. Можно сказать, что европейские кинотеатры потихоньку умирают. Многие уже закрыты, особенно те, которые показывали только европейские фильмы. Им сложно зарабатывать деньги, показывая такие фильмы. Если вы поговорите с молодыми европейцами, то они скажут, что смотрят кино в Интернете и не ходят в кинотеатры.

– Влияет ли  на судьбу фильмов в Европе признание вашей киноакадемией?
– Наша киноакадемия, награждая фильмы, старается хоть как-то заняться их промоушеном. Мы проводим церемонию награждения, которая транслируется по телевидению и в Интернете, приглашаем много журналистов.  На самом деле промоушен европейских фильмов очень сложный процесс, потому что у нас нет таких звезд, как в Америке. Фильмы, которые получили призы на кинофестивалях, в Европе тоже редко появляются на экранах. Но фестивали  нужны. Если бы их не было, то люди видели бы еще меньше фильмов.

– Вы говорите о том, что все больше людей смотрят кино в Интернете. В России люди привыкли скачивать фильмы бесплатно. Сейчас в России с этим начали бороться. Вы поддерживаете борьбу с пиратами?
– Киноакадемия поддерживает авторское право. Если все можно смотреть бесплатно, то как тогда финансировать создание фильмов? В это вкладывается много денег, и от фильма необходимо получать прибыль. Если фильм расходится бесплатно, то никакой прибыли не будет и создатели фильма ничего не получат. Таким образом, это разрушение киноиндустрии. Я лично никогда не посещаю сайты с пиратскими фильмами.  Наверное, мне повезло, потому что я и так смотрю много хороших фильмов благодаря моей профессии.

Но недостаточно только жаловаться на пиратов. Необходимо также дать людям легальную возможность смотреть фильмы в Интернете. Мне кажется, нужно найти способ, чтобы у них была возможность  делать это за приемлемую сумму. Мы знаем, что во многих странах у людей не хватает денег даже на жизнь. Наша обязанность – сделать европейское кино  и цены на фильмы доступными.

– Знаете ли вы, насколько коммерчески успешны фильмы, например, Альмодовара?
– Если честно, не знаю. Думаю, что некоторые  его фильмы, конечно, окупаются, некоторые нет. Его продюсер – его родной брат. У них получается семейное дело.

– Удивительно, но в Испании фильмы Альмодовара не очень популярны.
– Я думаю, что Альмодовар представляет собой феномен, который  можно встретить в разных странах Европы. У него могут быть какие-то сложности в родной стране, но в других странах его знают и уважают. Такое можно встретить и в Германии: режиссер испытывает трудности, но за пределами страны к нему относятся с уважением.

Альмодовар – один из самых успешных режиссеров в Европе. В этом году наша киноакадемия будет вручать ему награду «За особые заслуги в кинематографе». Недавно он снял фильм «Я очень возбужден». В Испании он не очень популярен, а в Германии имел успех в прокате.

– За двадцать пять лет существования Европейской киноакадемии только три фильма из России получили ее награды – «Маленькая Вера» Пичула, «Мать» Панфилова и «Возвращение» Звягинцева. Это говорит о том, что российское кино не совсем европейское?
– Вы ошибаетесь. Приз получал еще Никита Михалков. Другие фильмы тоже были представлены в разных номинациях.

Русское кино – европейское с самого начала своего существования. Европа большая, и в ней много кинокультур. Наша киноакадемия способствует  их распространению. Если говорить о наградах, то лидируют французы, они получили 75 наград. На втором месте – британцы, на третьем – испанцы. Германия, кстати, стоит в конце этого списка, за двадцать пять лет она получила только 25 призов. При этом мы говорим о наградах во всех категориях. Это могут быть даже второстепенные – за лучшую операторскую работу, грим, костюмы.

– Недавно министр культуры России в одном из выступлений сказал, что «у России  великое кино». Как вы думаете, стоит так оценивать кинематограф?
– Конечно. Я думаю, что в каждой стране есть  великий кинематограф. Но великий не в смысле превосходящий кинематографы других стран. Мы должны быть открыты разным культурам. Я считаю, что говорить о кино в какой-то превосходящей позиции – очень плохо. Мы должны уважать искусство и кино других стран. Министр культуры может сказать, что в его стране  кино хорошее и высокого качества, но он не должен забывать, что в других странах  тоже есть хорошее кино.

– В каком направлении будет развиваться европейское кино?
– Я думаю, что у него сложное будущее, потому что все меньше и меньше будет возможностей увидеть его в кинотеатрах. Сложно делать прогнозы, но мне кажется важным говорить сегодня о просвещении. Нам необходимо рассказывать новым поколениям о европейском кино, чтобы они смотрели европейские фильмы. Я говорю о культуре кино, которую необходимо привить следующим поколениям. Если мы этого не будем делать, то проиграем.

– А если говорить о технической стороне: какие новые технологии еще могут появиться?
– Можно снять фильм и на мобильный телефон, но режиссер – это серьезная профессия, ей надо учиться. Для того, чтобы стать хорошим режиссером, надо иметь большой опыт, одной камеры мобильного телефона недостаточно.

Я думаю, что есть еще  одна проблема – многие фильмы недоступны для понимания зрителя. В Европе снимается много фильмов, посвященных социальным проблемам. Это сложные и тяжелые фильмы. Мне кажется, что надо уделять внимание не только проблемам общества, но и относиться к жизни с юмором, чтобы реакция публики была позитивной.  Кино не должно быть слишком пессимистичным, должна быть какая-то доля света и надежды, так как многие люди и так живут в сложных условиях и им хочется увидеть  то, что дает надежду. Я имею в виду не глупые комедии, а что-то среднее.

Вы скачивали в торренте  фильм «Доля ангелов» Кена Лоуча?.. Нет?.. Это очень серьезный режиссер, он всегда снимает фильмы о рабочем классе.

«Доля ангелов» – история о группе молодых людей, которых можно назвать лузерами. После ряда  юмористических ситуаций они находят себя в жизни. Я думаю, что этот  фильм является хорошим примером того, как надо рассматривать серьезные проблемы. Благодаря юмору фильм стал привлекательным для большинства зрителей. Он имел большой успех. Думаю, что все-таки это лучше, чем показывать только темные стороны жизни. Конечно, я не имею права так говорить, но если получится, то скачайте этот фильм в Интернете. Думаю, что вам понравится.             

Андрей МОРОЗОВ