16+

«Путин не тот человек, который готов идти на уступки сильным»

20/12/2013

«Путин не тот человек, который готов идти на уступки сильным»

Новость о помиловании Михаила Ходорковского произвела эффект разорвавшейся бомбы: никто не ожидал, что Владимир Путин так легко отпустит человека, которому прочили судьбу «постоянного узника при ВВП». Журналисты, аналитики и политологи немедленно принялись выяснять причины произошедшего: страх перед Западом, умелая пиар-акция или даже предчувствие надвигающегося экономического кризиса.


           Сергей Алексашенко

«Почему Путин пошел на этот шаг? У меня есть две гипотезы.

Первая – из желания улучшить отношения с внешним миром; уж больно демонстративно стали президенты и премьеры отказываться от приезда на сочинскую Олимпиаду. Понятно, что к такому решению они пришли не только и не столько из-за того, что МБХ сидит в тюрьме или из-за того, что все откровеннее стали говорить о грядущем «третьем деле». Понятно, что свои «вклад» внесли и «иностранные агенты», и геи, и экологи Greenpeace, и дети-сироты, и жестокие преследования оппозиции, и разгромное поражение Европы на «украинском фронте». Но мне кажется, что демонстративные объявления о неприезде в Сочи могли прозвучать для Путина как предупреждение.

Но я в эту гипотезу и сам не очень верю. Владимир Путин не тот человек, который готов идти на уступки сильным.

Вторая гипотеза, более заземленная, исходит из того, что Путин готов проявить «милость к падшим», к слабым. Уступка Западу для Путина – это признак слабости, это недопустимо (вспомните, "слабых бьют"). В своих решениях Путин готов демонстрировать только силу, поэтому освобождение МБХ – это признак силы.

Определенным реверансом в пользу слабых стало и высказывание Путина об отсутствии перспектив у «третьего дела». Только слабыми, думается, в этом случае выступают премьер Медведев и все те, кто выступают против «дела экспертов», против преследования Сергея Гуриева.

Судя по тому, как было сделано объявление о помиловании Ходорковского – ни адвокаты, ни родители МБХ не были в курсе – налицо типичная секретная операция, в которой те же разговоры о «третьем деле» могли быть обыкновенным отвлекающим маневром. Но понятно, что освобождение МБХ было обставлено условиями с обеих сторон (и эти условия тоже примерно понятны: со стороны Путина – неучастие в политике и снижение финансовых претензий к России в рамках европейских судов; со стороны МБХ – свобода всем узникам дела ЮКОСа и отказ от новых преследований, – а об этих условиях нужно было договариваться, на что требовалось время».

Дмитрий Орешкин

«Вообще-то все это сильно напоминает добротную, но без блеска пиар-акцию. Сначала сливаем в прессу информацию о третьем сроке: небольшом, лет этак на 7-8. Потом, за неделю до рождественских каникул, чтобы мировые СМИ успели хорошенько пережевать новость, как бы невзначай сообщаем, что Ходорковский попросил помилования. Не углубляясь в детали. Ибо для деталей есть пресс-секретарь. Именно он вопреки юридической норме и практике (тоже как бы невзначай) поспешает разъяснить любопытствующим, что прошение о помиловании автоматом означает признание вины.

При этом ни администрация зоны, где сидит Ходорковский, ни комиссия по помилованию, ни его адвокаты ничего не знают о прошении. Интересно, как оно дошло до первого лица: голубиной почтой? рошло несколько часов, а мы так и не имеем подтверждений из независимых источников, писал ли он это прошение.

В любом случае МБХ по суровым законам пиара поставлен перед абсолютно прозрачной развилкой. Или он подтверждает, что да, мол, писал и просил. Тем самым принимая и разъяснение Д. Пескова насчет признания вины, которое маленькой тележкой аккуратно присобачено к вагону информационного повода. Или не подтверждает. Тем самым де-факто заявляя, что президент лжец и разводила. С очевидной перспективой как минимум получить за это ад кромешный в оставшиеся до истечения срока 9 месяцев. А как максимум – еще один срок еще лет на 7».

Андрей Тимесков:

«Помилование Путиным одного из крупнейших олигархов, суть попытка консолидировать правящий класс вокруг своей фигуры.

Тем самым наш "пожизненный президент" рассчитывает заручиться финансовой, а, возможно, и военной поддержкой, в случае если внутри России произойдёт всплеск народного возмущения, подобный нынешнему украинскому или ещё страшнее, как в Ливии.

Иными словами говоря, Владимир Путин , возможно, надеется "залить деньгами" политический кризис точно так же, как он залил кризис финансовый в 2008 году. А на крайний случай, – просить защиты у Мирового Правительства в виде "голубых касок".

Так что помилование Ходорковского, по моему оценочному мнению, следует рассматривать как вынужденный ход в цугцванге, но , отнюдь, не как акт милосердия!»

Наталя Гулевская:

«На глазах изумленных журналистов и в молниеносно распространившихся по планете новостях мир увидел другого Путина, другую риторику и другое решение.

Никто не узнает правды и не приблизится к этой разгадке, но то, что Путин на порядок смышленей Хусейна, Милошевича, Каддафи, Мубарака и Асада – это свершившийся факт.

ВВП, действительно, прогрессировал 13 лет правления и приобрел повышенное чувство самосохранения, а Россия получила шанс пережить опасность политической реакции, собранной в стенах парламента, которая на протяжении двух лет топтала и уничтожала Конституцию, Свободу и Суверенитет государства.

Кто лаконично, кто бессмысленно долго описывает немыслимое событие. Бизнесмены, политики и общественные деятели прячут и уничтожают свои траурные тексты для несостоявшейся панихиды по великому человеку, замученному в ГУЛаге. Подавляющие большинство политической элиты заочно уже давно похоронило Ходорковского, а уверовавшие в это до конца публично и постоянно обливали грязью и приписывали чудовищные преступления с экрана телевизоров».

Александр Гольдфарб:

«Нет никакого сомнения, что прошение о помиловании и сопутствующее или подразумеваемое признание вины написаны под давлением, и следовательно недействительны. Давление могло быть явным, или ненавязчивым, например, просто перспектива нового срока или тяжкая болезнь матери.

Но признание, вырванное силой, не говорит ни о чем. Окончательный результат зависит от того, как МБХ поведет себя дальше. Если он в какой-то форме дезавуирует свое признание, не станет выражать благодарностей Путину, и выступит, например, в защиту узников Болотной или тысяч предпринимателей, сидящих по чекистскому беспределу, то его гонитель будет еще более посрамлен.

Если же он приложит уста к руке, "даровавшей ему свободу", и подобно орвеловскому герою, даст нам понять что "перевоспитание" сработало и теперь "он любит Большого брата", то тогда Путину будет с чем себя поздравить. Тогда он действительно победил».

Олег Лурье:

«Почему-то вроде бы простая история о помиловании начинает опять обрастать всевозможными вопросительными знаками, и появляются все эти вопросы из окружения самого Ходорковского. Как из ближних кругов МБХ, так и из отдаленных. 

Во-первых, кто-то из окружения Ходорковского пустил совершенно идиотскую сказку о том, что для прошения о помиловании необходимо признание вины. Это полный юридический бред.

Для обращения к президенту с прошением о помиловании необходимо лишь написать ходатайство и приложить ряд документов – приговор, справку с места жительства и с будущей работы, характеристики из мест отбывания наказания.

Во-вторых, после заявления Путина о помиловании Ходорковского в первую очередь всполошились адвокаты и всевозможные «борцы за права Михаила Борисовича». Их вопли моментально взорвали информационное пространство: Как же так? Мы не знали ничего о том, что МБХ писал прошение Путину!!! Почему он нам ничего не сказал?? Это подстава! Все эти фонды, общественные движения, группы поддержки…»

Алексей Малашенко:

«Первое: Путин (именно президент, а не вообще власть) как никогда уверен в своей силе. Президент видит себя победителем и во внутренней, и во внешней политике .Это его самоощущение очень важно для российской политики. 

Второе: Путин показал свою непредсказуемость, что есть тоже свидетельство силы. Все, дескать, полагали, что Ходорковский будет сидеть всегда, и одна из причин того — его (Путина) личная неприязнь к нему (Ходорковскому). А Путин взял и обманул эти рассуждениями, доказав, что он не мелочен.

Кстати, эта непредсказуемость есть косвенное предупреждение для некоторых его соратников, в отношение которых он также может повести себя непредсказуемо. Только уже со знаком минус.

Третье: президент продемонстрировал, что действительно не боится Ходорковского, что время Ходорковского истекло. Одновременно он лишил бывшего олигарха политической сакральности. Отныне Ходорковский не более, чем один из оппозиционных политиков, которого можно карать, но можно и миловать.

Четвертое: оппозиция потеряла «эзотерического» лидера, к тому же популярного в народе — на Руси любят униженных и оскорбленных. Кроме сомнительного Навального на «оппозиционной поляне» никого больше не осталось.

Пятое: Путин удивил Запад тем, что его авторитаризм может быть не только жестким, но и достаточно гибким. Кто-то может сказать, что это — заигрывание с Западом накануне Олимпиады, тактический ход. Нет, скорее «милость к падшим» своего рода насмешка над внешними критиками: опять, мол, вы меня не разгадали».

Vladimir Varfolomeev:

«Ходорковского освобождают в праздник КГБ. Случайное совпадение или форма изысканного издевательства?»

vasilymaximov:

«Но вообще это помилование за 9 месяцев до истечения срока – профанация, конечно. Игрища в доброго царя. При том, что в УДО летом отказали».

Валерий Отставных:

«Странная история. Путин после пресс-конференции кулуарно сообщает о том, что существует некое прошение о помиловании от МБХ и он его в ближайшее время подпишет.

Хорошо. Пусть так. Только вот на ПОМИЛОВАНИЕ (от слова МИЛОСТЬ) это как-то не очень похоже. Можно попытаться пофантазировать насчет путинского «мачизма». Ну вот, мол, наконец, «попросил меня о пощаде. Ну ладно, я добрый…»

Но как-то все странно совпадает. Амнистия. Выход на свободу «Pussy Riot». Киевская революция. Приближающаяся Олимпиада. Отказ уже целого ряда глав государств на нее ехать. Приближающийся экономический кризис. Может быть, именно это явилось истинной причиной «гуманизации» путинской политики?»»

Станислав Белковский:

«Не думаю, что Ходорковский написал заявление о помиловании из-за давления на него. Я считаю полной ерундой сообщение уважаемой газеты «Коммерсант» о том, что некие сотрудники спецслужб приходили в колонию к Ходорковскому и рассказывали про состояние здоровья его матери. Потому что Марина Филипповна уже давно больна раком четвертой стадии, она лечится в берлинской клинике «Шерите», а Ходорковский давно получает сведения о состоянии ее здоровья. Поэтому ничего нового никакие мифические представители спецслужб ему поведать не могли. Третье дело против Ходорковского является блефом, что подтвердил вчера Владимир Владимирович Путин – куда более информированный человек, чем кто-либо. Я уверен, Ходорковский написал прошение о помиловании добровольно и сделал это тогда, когда был уверен, что он будет точно удовлетворено.

Внутри страны это ничего Путину не даст, потому что активная часть общества не воспримет это действие Путина положительно. То есть, конечно, активная часть российского общества хорошо воспримет сам выход Ходорковского, но Путин для них все равно в этой ситуации предстает не умным и милосердным, а жестоким и коварным. Главное, что будет говорить прогрессивная общественность – это легенда о давлении на Ходорковского сотрудников спецслужб и то, что Путин сделал конъюнктурный ход перед Олимпиадой. Для общество это мышление перестроечного сознания, а я настаиваю, что мы переживаем перестройку-2, в которой освобождение Ходорковского сопоставимо с освобождением Горбачевым Сахарова. А в перестройку любые шаги власти, даже позитивные, воспринимаются негативно.

Освобождение Ходорковского было провернуто так быстро, чтобы не делать из этого шоу, потому что это отвечало представлениям Путина и самого Михаила Борисовича, как должно быть. Если Ходорковский начнет делать шоу из своего освобождения, то это Владимиру Владимировичу не понравится. Это исходит из их общего понимания, чтобы не влипнуть. Отчасти это интуитивное понимание, отчасти аналитическое, потому что за эти годы Путин и Ходорковский успели хорошо понять друг друга».          
 

Фото mihooy.livejournal.com

 











Lentainform