16+

Кому выгодно падение рубля, и почему мы при этом остаемся спокойными

28/01/2014

СЕРГЕЙ БАЛУЕВ

На неделе доллар стал дорогим – почти 35 рублей. А евро еще дороже – почти 47. Не потому что в Европе и Штатах все было хорошо. А потому что рубль падал. И родной Центральный банк под новым руководством этому не противодействовал, а удовлетворенно потирал руки.


          Потому что дешевый рубль – хорошо для экспортеров нефти и, значит, для бюджета тоже неплохо.

А для населения плохо – особенно для тех, кто за границу ездит, но и для тех, кто покупает разные иностранные вещи, тоже не хорошо.

Но население абсолютно спокойно. Потому что, во-первых, у нас страна бескрайних равнин. А во-вторых, потому что холодно.

Про равнины – это испанский философ Сальвадор де Мадариага придумал. Изучил Россию и сделал вывод: Россия по своему характеру – бескрайняя равнина. Ее народ начисто лишен какой-либо склонности к действию, как и те равнины, которые он населяет.

А итальянец Чезаре Ломброзо с ручкой в руках доказал: в холодных странах общественный строй гораздо устойчивей, чем в жарких. Холод успокаивает воображение и замедляет мышление. Жители холодных стран, поглощая огромное количество углеводов, вынуждены тратить энергию на переваривание пищи – в ущерб той доли, которая должна идти на жизнь общественную.

В общем, если верить Ломброзо, когда потеплеет, население может и возмутиться историей с падением рубля. Но если верить Мадариаге – то и когда потеплеет, не возмутится.

Эти теории, в принципе, объясняют, почему несмотря на титанические усилия В.В. Путина страна никак не обгонит Португалию по уровню развития, к чему мы когда-то так страстно стремились.

Потому что мы играем не на победу. А те, кто играет не на победу, – всегда проигрывают.

На этом постулате построили свою теорию американские экономисты Алан Лафли и Роджер Мартин. Если государство или компания не стремятся к победе, то они только зря тратят время и деньги. Понятно, что нельзя пытаться победить везде. То есть речь идет не о том, чтобы выиграть в широком смысле, а о том, чтобы выиграть в конкретных областях. Поэтому надо выделить конкретный сегмент, где можно выиграть, и начинать выигрывать.

А игра ради игры – всегда провал. Это Лафли и Мартин иллюстрируют на примере General Motors. В конце 1980-х бренды GM – Oldsmobile, Chevy и Buick – находились в состоянии упадка. Молодые покупатели предпочитали машины Toyota, Honda и Nissan. Тогда в 1990 году GM запустила новый бренд Saturn, который должен был конкурировать с японцами. Казалось – совершенно верное решение. Но изменить ситуацию к лучшему General Motors не смог. Через двадцать лет, за которые GM понес убытки в размере 20 миллиардов долларов, проект Saturn закрыли. В 2010-м все автосалоны, продававшие Saturn, были ликвидированы.

Все произошло потому, что Toyota, Honda и Nissan стремились одержать победу на рынке США, а GM просто ставила перед собой цель вывести на рынок новый бренд ради участия в игре. То есть General Motors проиграл, потому что его стремления были слишком непритязательными.

И мы тоже вроде никуда не стремимся. Просто играем, потому что так положено.         

ранее:

«Предлагаю внятно сформулированную идею для губернатора Полтавченко...»
Четыре простых новогодних совета, основанные на самовнушении
«Если вы социально ответственны, можете ли вы остаться без денег?»
Когда Сколково сможет напрячь Apple
Лучший способ отличить москвича от петербуржца








Lentainform