16+

«Вся наша жизнь должна подстраиваться под вкусы начальства...»

29/01/2014

ГЛЕБ СТАШКОВ

Поговорим о мужчинах и женщинах. Есть повод. Губернатор Полтавченко ликвидировал совет по реализации политики гендерного равноправия. Вообще говоря, совет принадлежал к числу таких учреждений, о существовании которых узнаешь только в связи с их упразднением.Но я поинтересовался и выяснил, что совет вел кое-какую деятельность.


          А именно – составлял поквартальные планы работ. И, кроме того, изучал социально-экономическое положение мужчин и женщин в нашем городе. Провел, надо думать, титаническую работу, поскольку в аналитическом материале нарисована куча разных графиков.

Я заглянул в итоги. Оказывается, «оценка состояния здоровья» в Петербурге «не в пользу женщин». Потому что «растет заболеваемость беременных женщин». Это, конечно, очень грустно, но мы, мужики, решительно не виноваты в том, что заболеваемость беременных мужчин не растет. Тут уж никакой совет не поможет.

Женщины больше тревожатся «по поводу преступных проявлений в их адрес». Опять же – слабый пол, ничего не поделаешь. Женщины стройны и красивы, а мужчины жирны и уродливы. Стоит ли удивляться, что вторые посягают на честь первых? 

Печально, что в органах госвласти «сохраняются признаки гендерного неравноправия». «Доля женщин превышает 76% в целом и 61% среди руководителей» (информация на май 2011 года). Но будем надеяться, что губернатор Полтавченко исправил ситуацию, которая сложилась при губернаторе Матвиенко, и дал возможность мужчинам тоже проявить себя на нелегком поприще государственного служения.

В целом, «социальное самочувствие у мужчин и женщин заметно не различается». А самочувствие – это самое главное.

Сам-то я к разговорам о гендерном равноправии отношусь с подозрением. Одно время работала в нашей «Пятерочке» охранница. Очень боевая женщина. Всех мужиков хотела облапать под предлогом досмотра на предмет незаконного выноса из магазина полезных продуктов.

Как-то раз мне говорит:

– Снимайте куртку.

– А штаны? – спрашиваю.

– Надо будет – и штаны сниму.

Такая вот охранница.

К счастью, ее быстро убрали. И теперь работает милый охранник. Никого не пытается досмотреть. Сидит на стуле, который ему приносит женщина из павильона, где чинят молнии на брюках и заправляют картриджи для принтеров.

Однажды иду на выход мимо охранника, а у меня пакет зазвенел.

Удивляюсь:

– Что такое?

– Это, наверное, у вас колбаса звенит. Она всегда звенит.

– Но я не покупал колбасы.

– А я вам говорю: колбаса.

И даже со стула не поднялся. Очень милый охранник.

А в Сбербанк, где я плачу за квартиру, устроился работать мальчик. Раньше одни девушки работали, а теперь – мальчик.

Заплатил я ему за квартиру и говорю:

– Прикрепите мне степлером чек к квитанции, чтобы я знал, что она оплачена.

А он, гаденыш, отвечает:

– Мы чеки к квитанциям не прикрепляем.

Как же не прикрепляем, если девушки всегда прикрепляли? Ну, я на красную кнопку и нажимаю. На, получай!

У них там перед каждым окошечком две кнопки. Если понравилось обслуживание, можно нажать зеленую. Если не понравилось – красную. А потом Герман Оскарович Греф подсчитывает, кому на какую кнопку нажимали, и делает выводы. Какие – не знаю.

Я к чему веду? Лучше, чтобы каждый занимался своим делом. Мужчины работали охранниками, а женщины принимали квартплату. И никаких гендерных проблем.

И все же ликвидация гендерного совета меня огорчила. Не сама по себе, а как символ.

Вот была у нас губернатором Валентина Матвиенко. И был гендерный совет. А стал Георгий Полтавченко – и нет гендерного совета. Потому что Полтавченко – мужчина и, скорее всего, поклонник «Домостроя». Его гендерные проблемы не интересуют и, скорее всего, раздражают.

Вот президент у нас не курит и не пьет. Поэтому нам запретили курить где хочется и пить когда хочется.

А если бы, предположим, президент не любил домашних животных, у нас приняли бы законы о комендантском часе для собак и о запрете пропаганды собаководства.

Вся наша жизнь должна подстраиваться под вкусы начальства. Не оно подстраивается под нас, а мы вынуждены подстраиваться под его вкусы.

А вкусы изменчивы. Более того – начальство тоже изменчиво. Сегодня оно такое, а завтра – другое. Сегодня у нас борются с гомосексуализмом, а завтра сделают начальником гея, лесбиянку или, прости Господи, трансгендера. Что делать-то будем?         

ранее:

«А как-нибудь подешевле благосклонность Синей Лошади нельзя завоевать?»
Кто должен радоваться от того, что нам везет в футболе
«После слов Путина мы должны понять свое место»
Должен ли «Газпром» отказаться от финансирования «Зенита»?
«Пошел в парикмахерскую брить голову под три миллиметра...»








Lentainform