18+

«Постимперский комплекс мешает нынешним россиянам серьезно отнестись к тому, что Украина – независимое государство»

30/01/2014

В Сети только и разговоров, что об Украине. Фейсбучные авторы – все как на подбор теоретики революции, стратеги уличных боев и знатоки «братского народа».

            Все знают, что нужно делать сейчас и что давно нужно было сделать, все предвидят будущее, все понимают, зачем Украине в ЕС, и все – за редкими исключениями – завидуют украинцам: вон, у них движуха, а мы, как лохи, протест слили.

В таком примерно духе: «А представьте, у нас бы Поветкин, Жириновский и Немцов выступили против Путина? И Поветкин требовал бы досрочных выборов президента».

Поглощенность делами другой страны – даже при всей масштабности там происходящего – следует читать как симптом. О том, чего это симптом, на уходящей неделе было выдвинуто несколько теорий.

Первая связана как раз с Немцовым и «либеральной оппозицией». Борис Ефимович, узнав о первых жертвах в Киеве, написал в фейсбуке: «Вооруженное противостояние всегда ведет к убийствам и жертвам. Именно поэтому я 10 декабря 2011 года уводил людей с площади Революции на Болотную. Сценария нынешнего Майдана нам не надо. Власть Путина не стоит жизни ни одного из наших соратников и сторонников. Только мирный протест!» Что на фоне затребованных прокуратурой пяти-шести лет реальных сроков для обвиняемых по болотному делу, прозвучало несколько цинично.

На это Немцову тут же указал Станислав Яковлев: «Очаровательно, то есть политическая борьба не стоит жизни, даже если на кону серьезная возможность победы над режимом, но отчетливый риск шесть лет на шконке просидеть ни за хер собачий, чтобы Боря хохоча в проруби купался и с американскими сенаторами целовался в десна, рассуждая на фейсбуке в самом одобрительном тоне про миролюбие протестного движения – вообще не проблема, плюнуть и растереть». Стало окончательно ясно то, о чем давно подозревалось: в России нет не только реальной политики, но даже и потребности в ней.

Вторая теория состоит в том, что постимперский комплекс мешает нынешним россиянам серьезно отнестись к тому, что Украина – независимое государство. Во всем происходящем в Киеве видится рука Москвы. Забавно, что это прямая инверсия официальной российской риторики, в соответствии с которой всякая самостоятельная деятельность граждан на самом деле руководится и направляется из Вашингтона. Доказательств никаких не приводится – да и зачем тут доказательства? Теория «братских народов» (один из которых обязательно старший брат, а другой младший) работает еще и потому, что в высшей степени проблематично единство самих россиян: нам проще обозначить себя на контрасте с украинцами, чем сказать, кто же мы такие сами по себе.

Отсюда – третья, самая красивая теория «фантомной самоидентификации», выдвинутая Олегом Кашиным. Начинает он с далекого примера: когда умер Мандела, большинство российских фейсбучных комментаторов принялись говорить о том, какую прекрасную страну он развалил. То есть в истории ЮАР ставили себя на место привилегированного белого меньшинства, а не на место бесправного черного большинства. С отношением к национальной истории происходит ровно то же: ностальгируя по величию СССР, каждый воспринимает себя внуком академика и члена Политбюро, но никак не реальным внуком раскулаченных крестьян или расстрелянных слесарей.

Война – это Великая Победа, а не «когда мы в 41-м драпали от немцев». В переводе на украинские дела это значит, что мы сравниваем Майдан с Болотной, «Беркут» с ОМОНом и Путина с Януковичем, поощряем свободолюбие братского народа или, наоборот, радуемся, что в центре Москвы никто не жжет покрышки. Тогда как реальность такова, что у собиравшихся некогда на Болотной не было ничего, с чем они могли бы себя соотнести: ни лозунга «Слава Украине» (в переводе на русский он звучит недопустимо), ни гимна, ни флага, ни воли.

Кашин предлагает предпринять попытку реальной самоидентификации: «Условия задачи простые: Российская Федерация – это Путин. Мы не Путин. Дальше надо думать».               

ранее:

«Почему очереди к «Дарам волхвов» так раздражает пишущих в фейсбуке»
«Когда из клетки, в которой сидят восемь человек, отпускают двоих, радоваться трудно»
«Селянки, удои и обмолот зяби» вкупе с развитием Сибири нужны, чтобы спасти мир от злой толерантности»
«Ну помитинговали, дальше чо?»
Чемоданная перестрелка: почвенники против западников