16+

«Силиконовая долина – это система ценностей, где уважается риск, а людей не наказывают за неудачные попытки»

31/01/2014

«Силиконовая долина – это система ценностей, где уважается риск, а людей не наказывают за неудачные попытки»

У компьютерного мира свои легенды и свои герои. Одна из таких легенд – американский инженер Ли Фельзенштейн. Среди его изобретений и разработок: первый коммерчески успешный портативный компьютер Osborne-1 (выпущен в 1981 году), первый модем, микропроцессор Intel 8080, использовавшийся в первом персональном компьютере (его скопировали в СССР в 1978 году – спустя 4 года после разработки).


            Фельзенштейну удавалось делать вещи достаточно дешевые и надежные для того, чтобы их можно было выпустить на рынок, – персональный компьютер можно было бы собрать и раньше, но его цена и размер не позволяли ему стать массовым продуктом.

В 1960-х Фельзенштейн бунтовал вместе со студентами калифорнийского университета Беркли и издавал одну из самых популярных подпольных газет, где ругал правительство и войну во Вьетнаме. Затем, познакомившись с философией австрийского католического священника Ивана Иллича, понял, что получать формальное образование не так важно, главное – творить и работать.

Фельзенштейн был одним из создателей неформального клуба компьютерщиков Силиконовой долины Homebrew Сomputer Сlub, из стен которого вышли многие успешные инженеры и менеджеры – например, один из создателей компании Apple Стив Возняк.

Сейчас Ли Фельзенштейну 68 лет,  он продолжает работать, просит называть его просто инженером, а не ученым или профессором. Говорит, что он хочет продолжать изменять мир, – в общем, бурные шестидесятые его душу не покинули. Приехав в Петербург, Ли ФЕЛЬЗЕНШТЕЙН ответил на вопросы «Города 812».

– Когда вы начали разрабатывать свои первые компьютеры, предполагали ли вы, что развитие технологий зайдет так далеко?
У нас были довольно глубокие идеи. Именно поэтому ни одно из тех событий и изобретений, что произошли за эти годы, не удивили меня очень сильно. Моя начальная идея была в том, чтобы позволить обществу перенастроить себя. И чтобы общество могло делать это постоянно. Я размышлял о том, что бы могло помочь сделать это, думал о том, что текущих средств – например, СМИ – недостаточно. Представлял, что должно быть у такого средства перенастройки общества.

Тогда меня очень вдохновляли примеры силы человеческого духа, примеры преодоления невежества, страха. В тот же момент произошла маленькая революция, которая изменила общество. Я говорю о событиях 1964 года в университете Беркли, когда Движение за свободу слова требовало, чтобы студенты имели право на политическую деятельность. За три месяца 20 тысяч студентов стали единым сообществом. И университету пришлось пойти на попятную. Последствия этих событий оказались серьезнее, чем кто-то мог бы предположить: многие студенты бросили университет и отправились в Сан-Франциско, решив попробовать жить по-другому. И я, как и многие другие революционеры, хотел, чтобы этот процесс продолжался вечно. Я задавал себе вопрос: какие технологии нужны для этого? Мне потребовалось 5 лет, чтобы понять, что для этого необходимы компьютерные сети. Но у меня не было компьютера, и мне пришлось присоединиться к другой группе.

– Как вам кажется, возможно ли воспроизвести опыт  Силиконовой долины в других странах?
– Силиконовая долина – это состояние души, а не  конкретное место; само место не так важно. Это такое состояние ума, в котором принципиально признается ценность сотрудничества и уважается личное мнение человека. В этой системе ценностей уважается риск, а людей не наказывают за неудачные попытки: если вы никогда не пробовали что-то сделать, то и не сделаете.

Наверное, то, что я сказал, не порадует всех тех, кто пытается скопировать Силиконовую долину в другом месте, потому что – как вы можете скопировать состояние ума? Возможно, главное – это воспитать в людях чувство самоуважения. Может быть, есть только один инструмент для этого – литература. Но я не знаю какая, я не большой ее знаток.

– То есть свободный дух 60-х годов сыграл огромную роль в становлении феномена Силиконовой долины?
– Он очень помог. И я видел много людей, которые оправдывали то, что они делали, исключительно идеалистическими позывами и желаниями. Понимаете, период шестидесятых был связан с преодолеванием преград. И это очень похоже на то, что делала и делает Силиконовая долина, похоже на то, что там до сих пор делают лучше, чем где-то еще. Возможно, нам не хватает хорошо образованных гуманитариев, которые могли бы лучше ответить на ваш вопрос. Наверное, действительно ответ может быть дан в литературе. Я думаю, что между духом шестидесятых и Силиконовой долиной есть связь, но я не могу сказать точно, какая именно.

– В молодости вы были активистом левых движений. В современной Европе сейчас существует много пиратских партий (они похожи на старые левые движения), которые пытаются легализовать пиратство. Вы из поддерживаете?
– Я не очень много о них знаю, но я думаю, что это культурный феномен. Я нахожу их довольно занятными. Я не знаю, какая у них платформа, но сам факт, что люди заявляют: «Я поддерживаю пиратов», мне кажется обнадеживающим. Дело ведь не в том, что они хотят легализовать пиратство, – думаю, никто из них не хочет сделать именно это. Но они ставят правильный вопрос: сперва надо определить, что такое пиратство. Это должно обсуждаться. И хорошо, что они заставляют это обсуждать.

Я также думаю, что их успех является хорошим примером возможностей многопартийной системы. Мне кажется, что нам в США нужно извлечь из этого некоторые уроки. Я думаю, что у нас должна быть многопартийная система, но пока что до этого еще далеко, а наша политическая система этого не позволяет.

– Недавний скандал с прослушкой мировых лидеров американским Агентством национальной безопасности вызвал предположения, что эре открытого Интернета приходит конец. 
 – Не думаю, это все равно что запихивать джинна обратно в бутылку. Преимуществ у открытости больше, чем недостатков. Каждый раз, когда свобода Интернета находится под угрозой, у нее находятся защитники. Когда законопроект SOPA, направленный против пиратства, был предложен в Сенате, то в ответ множество сайтов закрылись на день – например, Википедия. Это было впечатляюще.  Кроме того, у слишком большого числа людей есть огромный интерес – особенно финансовый – в существовании открытого Интернета. Так что я не очень боюсь подобных предложений – они очень быстро затихают.

– Чем из того, что было сделано, вы гордитесь больше?
Я горжусь тем, что я построил технологии, которые позволили многим людям реализовать свой потенциал. Это персональный компьютер и его архитектура. И когда люди подходят ко мне, то прежде всего они говорят: «Спасибо вам за все эти вещи». Но ведь главное, это то, что они сделали с этими изобретениями. Поэтому я немного поправляю их, я говорю «мы» вместо «я». «Мы сделали», вот что важно. И мне это нравится. И этим я горжусь.                

Егор СЕННИКОВ











Lentainform