18+

«Если бы не Олимпиада, то на НТВ давно бы крутили «Анатомию Украины» с обвинениями Европы и США»

31/01/2014

Новогодние праздники, показанные ТВ, показали абсолютную и необратимую творческую импотенцию. Особенно страшно выглядели концерты, показанные в новогоднюю ночь, но записанные в октябре-ноябре, причем самым страшным были кадры зала, в котором сидела эстрадная тусовка и должна была восторгаться номерами на сцене.

               Как драматические артисты эти «звезды» все никакие, натурально изобразить искреннюю радость, не испытывая никаких чувств, вообще невозможно, особенно при крупных телевизионных планах. Поэтому вид людей, которые за деньги неумело вымучивают бурную радость при наезде камеры и радуются в октябре 2013 года новому 2014-му,  напоминал массовую истерику.

По-настоящему порадовали меня в новогоднем показе только два рекламных клипа, демонстрировавшиеся с особенным упорством. На смену Пореченкову – официальному лицу майонеза «Ряба» – пришли новые лица. Женские. Во-первых, это шагнувшая из «Дома-2» на большой экран некая Виктория Боня, рекламирующая шампунь «Лошадиная сила». Действительно, смешно, когда одна кобыла стоит рядом с другой и двусмысленным голосом рекламирует шампунь, от которого даже с экрана пахнет лошадиным потом. Сначала я подумал, что это розыгрыш, но посмотрел в Интернете и узнал: оказывается, существует торговая марка «Horse force», и это все абсолютно серьезно. Бизнес. К тому же еще и «Год лошади».

Во-вторых, порадовала меня Татьяна Васильева, когда-то Ицыкович, под каковой фамилией она отлично играла Марью Антоновну в «Ревизоре» Театра Сатиры и была на уровне самого Андрея Миронова – Хлестакова. Теперь тем же низко-бархатным интимным голосом, каким она разговаривала с Хлестаковым (д. 4, явл. XII), изображая невинность, она вещает: каждая женщина должна позволить себе хотя бы раз в жизни крем «Буренка». И снова я решил, что это прикол, и опять оказалось, что та же trade mark «Horse force» производит еще и «Буренку», а бедная Т. Васильева (род. 1947) продолжает деградировать, но даже и этим радует зрителя.

Так что были и позитивные впечатления.

Ну а как Новый год встретишь, так его и проведешь, и дальше бездарность пошла по нарастающей. Даже Дмитрий Киселев, всегда с лампочками в глазах рвущий на куски врагов России, и тот был какой-то формальный. Видимо, устал от отдыха. Даже про Олимпиаду говорил скучно, без экстаза. Как-то вяло и неизобретательно пощипал США за тотальный шпионаж, Олланда – за блудняк, потом попытался поиздеваться над К. Собчак и М. Прохоровым, затем так же вяло что-то пробурчал против Фарбера и «кощунниц» (не назвав их богомерзкие фамилии), потом уныло мочил Полонского. Никого не сравнил с Гитлером… В общем, передача «Вести недели», вышедшая 19 января, оказалась совсем провальной, к тому же и Ольга Скабеева, «железная кнопка путинского ТВ», выбыла на время: 14 января родила. Впрочем, не исключено, что накануне Олимпиады Киселеву просто сказали: «тубо» (запретительная команда собаке в значении «смирно! будь на месте! не тронь!»), и этим все и объясняется. Я надеюсь, что он еще себя покажет. Думаю, кстати, что если бы не Олимпиада, то на НТВ давно бы крутили «Анатомию Украины» с обвинениями Европы и США. Но все же боятся бойкота.

Наконец, в общий ряд провалов встал 26-серийный фильм «Две зимы и три лета», поставленный по романам Федора Абрамова и демонстрируемый на канале «Россия». В условиях, когда путем искусственного отбора на ТВ были допущены только режиссеры, способные забавно снять клип про крем или шампунь, трудно было ожидать, что может появиться талантливый фильм на 26 серий. Тем более по четырем романам Федора Абрамова (трилогия «Пряслины» и «Дом»), которые выходили с 1958 по 1978 г. Самый сильный роман – второй, «Две зимы и три лета», опубликованный в первых трех номерах «Нового мира» за 1968 год, журнале, которым руководил Твардовский. Мне было тогда 14 лет, и я помню свое потрясение от романа о жизни русской деревни в 1945–1948 годах. Роман внушал ненависть к советской власти, к тому, что она сотворила с деревней, с крестьянами, демонстрировала «заглотный коммунизм» сталинской эпохи, колхоз как разновидность концлагеря, из которого не убежать, потому что у колхозников нет паспортов. Говорить об этом вслух, писать про это тогда было нельзя, но в романе это все было.

Во время войны Абрамов был в ополчении, после ранения и долгого лечения в госпитале – в СМЕРШе, в 1949-м травил «космополитов» в ЛГУ. И романами Абрамов как бы искупал грехи, пытался поправить репутацию. Отсюда попытка показать правду жизни на пределе цензурных возможностей. Сейчас, читая романы Абрамова, надо делать поправки на все эти особенности, главная из которых – ненависть к власти, беспощадной к людям. Абрамов был человеком страстным и смог страсть вложить в романы.

Естественно, в фильме ничего этого нет и в помине. Это третий сорт, бесстрастно снятый бездарным режиссером без кинородословной и средненько сыгранный. Смотреть на С. Маковецкого и А. Балуева смешно – в фильме они выглядят нелепо. Плюс еще более нелепые нарядные цветные картинки – визуальный образ фильма. А в целом все в тренде ТВ: какое-то мелькание на экране есть – и слава Богу!                  

ранее:

Чем Валерий Тодоровский испортил свою «Оттепель»
«У россиян на чтение времени уходит в среднем в 4,5 раза больше, чем на секс»
«Наши сила и чувство превосходства – в Путине, пока мы под ним, а он над нами»
«На нашем ТВ полный Кобзон...»
«От сильного испуга перед революцией ТВ кое о чем проговорилось»