16+

Как можно объяснить тягу депутатов к переименованию снятия блокады

03/02/2014

Как можно объяснить тягу депутатов к переименованию снятия блокады

Странное название, которое официально получил День снятия блокады, уже почти месяц не дает покоя ни депутатам с чиновниками, ни мирным обывателям, ни ветеранам. Даже президент Путин, как выяснилось, в курсе. В среду, на первом после блокадного юбилея заседании, ЗакС снова обратился в Думу с просьбой переименовать праздник.


           «Город 812» нашел сугубо научное объяснение этому странному ажиотажу. Все дело в том, что мы живем в эпоху постмодернизма.

Поскольку эпоха постмодернизма еще не закончилась, у него нет канонического определения – ни в мире, ни в России. В самом общем виде можно сказать, что во время  постмодернизма культура не создает ничего нового, она лишь иронически переосмысливает свои достижения предыдущих эпох. Переставляя уже готовые, сформированные прежними поколениями образы с ног на голову, художники-постмодернисты показывают, что не существует однозначных универсальных ценностей, и то, что сегодня свято, завтра таким уже не будет. Это культурологический термин, но на самом деле он объясняет все происходящие в обществе процессы, так как  современная культура – квинтэссенция жизни народа.

В прежние времена соцреализма постоянно производились новые ценности. Полеты в космос, освоение целины, комсомольские стройки, созидательный труд советских граждан, наконец. И победа над немцами – как одна из их ряда. Постмодернизм новых ценностей не производит. Но старые советские так стремительно девальвировались сами по себе, что  играть с ними постмодернистам неинтересно. Единственное, что не девальвировалось, – победа или, применительно к Петербургу, блокада. Поэтому на них и направляются все творческие усилия.

Почти 4 года назад, 10 февраля 2010 года ЗакС принял подготовленное фракцией «Единая Россия» обращение к Думе с предложением внести изменение в закон «О днях воинской славы и памятных датах России». Городские депутаты просили федеральных переименовать «День снятия блокады Ленинграда»  в «День полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады».

Словосочетание «снятие блокады», существовавшее к тому моменту почти 70 лет, оскорбляет ветеранов, уверяли авторы инициативы. Можно подумать, что немцы сняли свою блокаду добровольно, а не были изгнаны силой нашего оружия. В Думе, однако,  к идее отнеслись без энтузиазма. Даже провели лингвистическую экспертизу, установившую, что «снятие» и «полное освобождение» в контексте блокады – понятия идентичные. И уж было решили отказать петербургским депутатам в удовлетворении. Но сенатор Вадим Тюльпанов (а было это уже в сентябре 2012 года)  договорился с главой думского Комитета по конституционному законодательству Владимиром Плигиным о снятии вопроса с повестки дня Думы до лучших времен.

Лучшие времена настали весной прошлого года, когда федеральное правительство написало на инициативу ЗакСа положительное заключение. Что практически гарантировало ее одобрение Думой. И осенью федеральный парламент действительно вернулся к этому вопросу. Правда, ко второму чтению была подана поправка, написанная двумя депутатами с ничего не говорящими фамилиями, которая превратила название праздника в «День полного освобождения советскими войсками города Ленинграда от блокады его немецко-фашистскими войсками». Можно было бы предположить, что думцы просто решили поиздеваться над петербургскими любителями переименований и окончательно уточнить, кто, кого и от кого освобождал. Но зная настроение и качество умов в нынешней Думе, эту версию надо сразу отмести. Истинный постмодернизм не может быть придуман – он проявляется в искренности. 2 ноября 2013 года закон с новым названием праздника был подписан Владимиром Путиным.

К названию возникли сразу две претензии. Одна – общего характера: грамматический идиотизм. Другая – частного: хоть «снятие» и заменили на «освобождение», блокадникам, якобы, все равно обидно. Так как получается, что освобождали советские войска, а они, блокадники, тут ни при чем.

Перед 27 января в городе появилась социальная реклама к блокадному юбилею. Точно следуя букве закона, на этих плакатах название праздника воспроизвели полностью, во всем его нечитаемом великолепии. Правда, в одном из вариантов плакатов потеряли слова «советскими войсками». Получилось «полное освобождение Ленинграда от блокады его немецко-фашистскими войсками». Их уже развесили и потом срочно меняли. Одновременно Смольный устами глав комитетов по социальной политике и по культуре сказал, что название у праздника плохое и надо его поменять обратно.

27 января к нам приехал Владимир Путин. Он возложил цветы на Пискаревском кладбище (чтобы блокадники и городские чиновники не мешались под ногами президента, им было велено возлагать цветы 26-го). Потом глава государства поехал в Ленобласть на Невский пятачок и встречался там с ветеранами в кировском ДК. Ветераны спросили у президента, кто же это придумал такое дурацкое название. Президент, в полном соответствии с архетипом хозяина русской земли, знающего каждую былинку в своем хозяйстве, ответил: «Это депутат... женщина... журналист, она поставила такой вопрос, ее тогда поддержали. Я бы просил депутатов Законодательного собрания вернуться к этому...» Стоит только подивиться глубиной подготовленности Владимира Путина к общению с электоратом.

Определение депутат-женщина-журналист указывает на вполне конкретного человека: экс-декана журфака Марину Шишкину, избранную в ЗакС от «Справедливой России». «Слава эта мне приписана напрасно, поскольку инициатива о переименовании праздника была принята еще до того, как я стала депутатом, – заявила «Городу 812» Марина Шишкина. – Президента дезинформировали, причем не только по поводу женщины-депутата, но и по поводу роли ЗакСа. Я действительно поддерживаю инициативу нашего парламента и год назад писала депутатский запрос о том, что надо правильно употреблять слово «освобождение» в СМИ, особенно подведомственных Смольному. Кто-то слышал этот звон. Слышать могли только в Комитете по печати,  который на мой запрос отвечал».

В минувшую среду городские депутаты, возбужденные блокадным юбилеем (не только историей с названием, но и опросом телеканала «Дождь») посвятили ему всю первую часть своего заседания. На «Дождь» написали донос в прокуратуру, а про название – новую федеральную инициативу. Они просят переименовать 27 января из «Дня полного освобождения советскими войсками города Ленинграда от блокады его немецко-фашистскими войсками» в «День полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады». Одновременно думский депутат-единорос с вполне постмодернистским именем Балаш Балашов предложил свой вариант: «День полного снятия советским народом немецко-фашистской блокады Ленинграда». Чтобы, как он заявил, удовлетворить тех блокадников, которых обидели «советские войска».

Макс Фрай, известный современный писатель(ница), сформулировал определение постмодернизма так: «Художник-постмодернист похож на ребенка, вдруг получившего наследство от нескольких поколений старших родственников. Сундуки с драгоценностями, хранившиеся в подвалах фамильных замков, отдают в распоряжение нового владельца. Золотые слитки кажутся ему отличным фундаментом для игрушечного домика, крупный рубин хорош лишь потому, что похож на ягоду, а из ценных бумаг, как выясняется, можно склеить воздушного змея... Сравнение может показаться некорректным, если считать ребенка заведомо глупее взрослого; однако в данном случае важно подчеркнуть, что ребенок «отменяет» традиционные методы использования сокровищ: он не эксплуатирует, а манипулирует; не накопительствует, а играет».                    

Антон МУХИН









Lentainform