16+

Депутат Марченко рассказал, чем опасен депутат Милонов

11/02/2014

Депутат Марченко рассказал, чем опасен депутат Милонов

На прошлой неделе ЗакС рассмотрел и провалил («за» проголосовали только двое) проект законодательной инициативы о внесении поправок в Уголовный кодекс, согласно которым иностранное гражданство человека, совершившего преступление, должно считаться отягчающим обстоятельством.


             Его автор – депутат от «Единой России» Евгений Марченко – накануне заявлял, что не мог добиться включения своего законопроекта в повестку дня в течение полугода, и обвинял в этом главу Комитета по законодательству Виталия Милонова.

Как Милонов установил «законодательную цензуру», чем это грозит спикеру Вячеславу Макарову и кто управляет фракцией «Единой России», Евгений МАРЧЕНКО рассказал «Городу 812».

– Почему ваш закон получил только 2 голоса «за»? Такого ведь просто так не бывает.
- Было решение нашей фракции его не поддерживать. Вице-спикер Анденко поставил этот вопрос на поименное голосование. Если бы оно было тайным, многие проголосовали бы «за». Но публично нарушить партийную дисциплину никто не решился.

– Вы обвиняли Милонова в том, что он ввел «законодательную цензуру» и не хотел выносить ваш законопроект на рассмотрение.
– Да. Закон был отправлен мною в Комитет по законодательству еще в сентябре. Полгода он не вносился в повестку. Это нонсенс. Есть установленная процедура: законопроект должен отлежаться 20 дней в Комитете по законодательству, после чего его обязаны включить в повестку дня. Я написал Милонову письмо еще 14 октября, потом дважды подходил к нему, говорил. Он головой кивает: «Да-да, я посмотрю, обязательно». Но ничего не происходит. Но я ж не мальчик, что я буду за ним бегать? В итоге был вынужден на позапрошлом заседании выступить с трибуны, рассказать об этой ситуации, что полгода закон не вносится. Только после этого его внесли.

– Вы другие законы будете готовить?
– Идеи у меня есть, но при такой ситуации я не считаю нужным что-либо вносить. Даже если я что-то продавлю, как этот закон, они в отместку дадут команду за него не голосовать. Как получилось сейчас.

– Случай с вами единичный?
– Не единичный. Вы можете поспрашивать депутатов – еще таких найдете. Мартыненко, например, так же, как я, пытался закон о казачьей страже провести.

– Но ведь, помимо Милонова, есть другие депутаты, которые достаточно активно вносят свои законы.
– Ему нужны спойлеры – нельзя ведь целый день слушать его одного. Подтянули молодежь, им что-то дают делать, пока они удобны. Но как только они подрастут, когда у них появится своем мнение, их тоже отодвинут.

– А к вам у Милонова какие претензии?
– Дело не в том, что у него ко мне претензии. Со мной все сложнее. Просто посмотрите на мою историю, начиная с декабря 2011 года, когда я выиграл выборы, а потом полтора года не мог получить свой мандат (Евгений Марченко стал депутатом только в мае прошлого года, заняв место Константина Серова, который ушел из ЗакСа руководить Невским районом- прим. авт.). И все видели, какие предпринимались усилия, чтобы я сюда не попал.

– Какие? Не давали уходить Салаеву, чтобы не освобождать для вас место?
– Да, они держали Салаева, хотя он вообще не ходил в ЗакС. Потом они хотели чуть ли не в Конституционный суд обращаться чтобы не давать мне мандат, мотивируя это какой-то «утратой связи с партией». В декабре 2011 года, в день голосования, мои протоколы были введены в систему ГАС «Выборы» уже в 12 часов ночи. Тогда у  меня был третий результат в партии. После этого мой результат не менялся, а передо мной напихали столько людей, что мандат мне не достался. Меня встретили здесь плохо, я скажу откровенно. Но я не собираюсь ни на кого обижаться, мне конфликты не нужны. Я ни в какую партию вступать не собираюсь и вижу себя беспартийным.

– Вы собираетесь выйти из «Единой России»?
– Я в ней не состою, я избирался от ОНФ. Если следующие выборы будут по одномандатным округам, я пойду как одномандатник. Но в партийных списках я больше участвовать не буду. То, что я шел в 2011 году от «Единой России», для меня создавало проблемы, ее рейтинг тащил меня не вверх, а вниз. И как со мной потом обошлись? Но не только со мной, со многими так поступили.

– Так, может быть, просто Милонов лично вам не хочет давать возможность законы вносить?
– Надо смотреть глубже – как организован законотворческий процесс. Должность председателя Комитета по законодательству вместо технической стала политической, чего, по моему мнению, быть не должно. Так сложилось еще в прошлом созыве, когда всем руководили Тюльпанов и Зарагацкий. В то время, вы помните, была безоговорочная поддержка губернатором «Единой России», все были расслаблены наличием такого мощного ресурса. Поэтому Милонова, который тогда еще не отработал и одного созыва, совсем новичка, поставили на такой ответственный пост и поручили всю партийную идеологию. Почему – понятно, он близок к Тюльпанову, был его помощником и т.д. Но Милонов был профессионально не готов к такому ответственному посту. В результате – провал «Единой России» на выборах 2011 года

– Почему вы считаете, что назначение Милонова и результат 2011 года – взаимосвязанные вещи?
– Тюльпанов с Зарагацким сделали Милонова рупором партии и ЗакСа. Они думали, что при наличии такого административного ресурса победят в любом случае, что имидж, идеология им не нужны. А потом ресурса не оказалось. В 2011 году все обожглись, сейчас ситуация для «Единой России» еще хуже: оппозиция сильна, нет Валентины Ивановны и безоговорочной поддержки, в обществе сильны протестные настроения. Но никаких выводов сделано не было, и вся схема воспроизведена вновь. Опять Милонов – главный по идеологии и рупор всей партии и всего ЗакСа.

– Милонов продвигает антигейские и антимигрантские идеи. Вы считаете, что это плохо с точки зрения имиджа партии?
– Дело не в том, хорошо это или плохо. Чтобы быть рупором партии или ЗакСа, надо к этому быть готовым. По моему мнению, Милонов профессиональное не готов. Когда мы смотрим его биографию, возникают вопросы: какое у него образование, чему он учился? Где он работал? Служил ли он в армии? Это все формирует личность человека. Сейчас в ЗакС пришла интеллектуальная оппозиция, ему трудно ей противостоять.

– Вы кого имеете в виду?
– Там много умных людей. Поэтому, я считаю, он много вопросов валит. Важно, как идет подача информации: вы должны логически убеждать в своей правоте. У него убедить не получается, ему начинают задавать острые вопросы, и он переходит на эмоции. Все это нехорошо выглядит. Еще хуже, когда он прибегает к религиозной аргументации. Там, где нужны юридические доводы, он сводит все к богословским спорам. Поэтому мы должны эту ситуацию менять. Нужно убрать из Комитета по законодательству политическую составляющую.

– Как сделать этот пост обратно техническим?
– Необходимо заменить Милонова на другого человека – с хорошим юридическим образованием, зрелого.

– Вы с коллегами это обсуждали? Кто-то вас поддерживает?
– Поговорите с людьми, так многие считают. Эта тема постоянно звучит на заседаниях, на Милонова все хуже и хуже реагируют. Все понимают, что мы заходим в тупик.

– А Вячеслав Макаров как к этому относится?
– Видно желание Вячеслава Серафимовича работать, но он взял за основу эту старую технологию. А ему надо выстраивать работу и фракции и ЗакСа по-другому. В нашей фракции 20 депутатов – надо каждому дать свою тему. Чтобы каждый по своей теме готовил законопроекты. Тогда на заседаниях будет выступать не один Милонов, а 20 депутатов. Это будет совсем другой парламент. И он будет по-другому звучать. Если бы у нас была внутрифракционная борьба, избирателей бы это только это притягивало. Это признак демократии, что у нас тут не все просто, что есть разные позиции.

– По вашей логике, Макаров должен быть не очень рад Милонову. Он ведь и его оттеняет.
– Я не знаю, какие были договоренности, когда выбирали Макарова. Может быть, наличие Милонова – это одна из договоренностей. Но если он таких обещаний не давал, то, конечно, должен его убрать. Надо понимать, что при сегодняшнем раскладе в ЗакСе революции снизу не будет. И я не собираюсь ее устраивать. Сам Вячеслав Серафимович своим волевым решением должен эту проблему решить. Потому что сильнее всего она ударит по нему. Он несет за все персональную ответственность. Хорошо, не хочет партия какой-то закон принимать – но давайте вынесем его на рассмотрение, обсудим. Это же всем интересно. Законопроект – не обязательно принятый закон, это дискуссия, которая может воплотиться в жизнь через 5 лет, например.

Мы же должны предлагать идеи, анализировать. А сейчас Вячеслав Серафимович – полковник, Анденко – полковник, Кущак – подполковник, и все больше это напоминает военное училище. Советского образца притом. У нас же много молодых депутатов. Они приходят, что-то хотят, пытаются сделать, их блокируют, не пускают, грозят пальцем – и все, они уже никуда не лезут, тихо сидят и нажимают кнопки. А должны формироваться как политики, расти, учиться.

– Но ведь внутри «Единой России» есть разные группы влияния. Сторонники Никешина, Анденко...
– Группы Никешина я не вижу, Анденко – да, это самый влиятельный человек  в ЗакСе, влиятельнее Макарова. У Макарова уязвимая позиция, он за все отвечает. А Анденко не отвечает ни за что. Во фракции на него многие ориентируются, потому что в декабре 2011 года он влиял здорово на то, кто пройдет, а кто – нет. Те, у кого не сложились с ним отношения, тогда остались за бортом. В том числе и я. То, что сейчас происходит, выгодно Анденко и не выгодно Макарову. Перед выборами приедут сюда из Москвы, сделают замеры, и к Макарову возникнут претензии. А Анденко тогда запрыгнет на его место. Но Макаров, к сожалению, этого не понимает.

Сейчас ситуация хуже даже в сравнении с предыдущим созывом. Есть наша фракция, а внутри фракции – «малый совет», куда входят Макаров, Анденко, Милонов и Кущак. Малый совет все решает. Раньше совещания фракции совсем по-другому проходили, там спорили с пеной у рта. А сейчас тихо-мирно, малый совет решил, Милонов зачитал – это голосуем так, это сяк – и что обсуждать? Все кивнули. Такая вертикаль полувоенного образца. Но ведь людей надо убеждать, а не командовать ими.

– Как Кущак попал в малый совет?
– Так же, как и стал депутатом, – он ориентирован на Анденко. Видите, Комиссию по законности и правопорядку возглавляет.

– Должна же быть оппозиция – ведь во фракции есть сильные депутаты.
– Есть люди, имеющие свое мнение, но оппозиции я не вижу. При нынешнем кадровом составе ее не может быть. Вот если бы остались прежние депутаты, старшее поколение – Сергеев, Крамарев – тогда да. Но пришли новые люди, они полностью управляемы и подконтрольны. Такого отрыва, как сейчас, между рядовым депутатом и руководством никогда не было. Им все – нам ничего. Я один закон за полгода внести не могу, а Милонов их шурует каждый день пачками, и в каждом он – автор. Хоть бы постеснялся. Есть профессиональные депутаты – Никешин, Косткина, они хорошо смотрятся. Но Никешину раскрыться не дают, Людмилу Андреевну (Костикну. – А.М.) так просто не остановить, она все же бывший вице-губернатор.

– Они готовы с этим мириться?
– А что им остается делать? Проблема не в отдельных личностях. Основной кадровый состав – это неискушенные в политике люди. Они хорошие люди, в основном, но неискушенные. Бывшие военнослужащие, старшие офицеры нужны в исполнительной власти. Где должна быть жесткая вертикаль и исполнительность. Но в парламенте такое количество полковников превращает его в военное училище.

«Мне приятно, когда меня критикуют»

Виталий Милонов по просьбе «Города 812» прокомментировал высказывания Евгения Марченко в свой адрес:

«Я искренне благодарен Евгению за его критическую оценку моей деятельности. Несмотря на то, что мы можем иметь разные точки зрения, я лично обещаю предпринять все усилия, чтобы Евгений Евгеньевич Марченко был удовлетворен работой Комитета по законодательству, который является коллегиальным органом и все вопросы решает голосованием. Если он хочет предложить какие-то важные и полезные инициативы, то для начала может прийти на заседание комитета, а не заниматься дистанционным общением. Но мне приятно, когда меня критикуют, потому что это показывает мне, где я неправ».                

Антон МУХИН









Lentainform