16+

Есть ли в петербургских школах этнические классы

12/02/2014

Есть ли в петербургских школах этнические  классы

По оценкам экспертов, русский язык может являться не родным более чем для трех с половиной тысяч петербургских первоклассников. Из них можно сформировать более 140 первых классов. Некоторые считают, что такие этнические классы уже есть или могут появиться. Депутаты петербургского ЗакСа направили губернатору Полтавченко обращение, в котором попросили проверить, есть ли в городских школах такие классы


               – Нам поступали звонки и были с встречи с родителями, которые обеспокоены возможностью формирования классов, скажем так, по этническому признаку. Например, одна женщина из Невского района рассказала, что  видела списки, составленные родителями, стоящими в очереди на запись в первый класс. И в этих списках, извините, одни нерусские фамилии были! И другие сигналы поступали. О том, что есть классы в школах, например, на Васильевском острове и в других районах, где чуть ли не больше половины ребят – уже, так скажем, не титульной нации. Но мы же не утверждаем, что это так, а просим губернатора проверить. Мы не против этого, абсолютно! Но из опыта общения уже знаем, что у маленьких детишек, которых только что привезли из горных районов, навыки русской речи часто совсем отсутствуют, – поделился с «Городом 812»  один из авторов обращения к губернатору – депутат ЗакСа Владимир Дмитриев.

Социолог Татьяна Протасенко уверена, что такие школы в городе есть. И не одна.
–  Я не могу назвать номера, но, по опросам горожан, есть школы, в которых наблюдается преобладание и учителей, и учеников определенной, не титульной, национальности. И когда родители, для которых русский язык родной, приводили туда своих детей, бывали случаи, что  их там спрашивали: «А вы язык-то наш знаете?» А «наш язык» – это не русский… Наверное, этим родителям хотелось бы,  чтобы их дети воспитывались в традициях российской культуры, а не азербайджанской, к примеру, – рассказывает старший научный сотрудник Социологического института РАН Татьяна Протасенко.

По словам другого ученого, автора исследования «Дети и родители-мигранты во взаимодействии с российской школой», заведующего Научно-учебной лабораторией «Социология образования и науки» петербургского НИУ ВШЭ Даниила Александрова, формирование этнических классов может провоцироваться  педагогическими требованиями.

–  Я знаю, что есть рекомендации педагогам, утвержденные чуть ли не Минобром, в которых говорится, что если в школе много детей, которым нужны дополнительные занятия по русскому языку, то нужно формировать из них отдельный класс. То есть из педагогических соображений такие группы могут возникать, подобно тому, как мы создаем разные группы для преподавания английского языка. На мой взгляд, это совершенно правильная методика работы с детьми. Но я пока не слышал ни об одной школе в Петербурге, где бы такая методика применялась, – говорит Даниил Александров.

По его словам, во время исследования, посвященного мигрантам в петербургских школах, проводившегося около двух лет назад, выяснилось, что доля детей, для которых русский язык не родной, составила всего 6% от школьного населения Петербурга. Из них лишь у четверти при поступлении в школу могут возникать проблемы с русским языком. Что составляет полтора процента в пересчете на всех школьников Северной столицы. 

 По мнению Александрова, к сегодняшнему дню процент учеников-инофонов увеличился, но ненамного – максимум до восьми процентов. Количество плохо говорящих по-русски детей могло подрасти до двух процентов. В пересчете на петербургских первоклассников-2014 (это 44 тысячи человек), получается, что детей, для которых русский не родной язык, придет в школы более 3500. Из них можно сформировать 140 классов. Из этих детей около 900 человек (35 классов) могут плохо говорить на государственном языке. Несмотря на вроде бы небольшие – по данным НИУ ВШЭ – проценты, общее количество первых классов, если бы их полностью заполнили только инофонами, получится внушительным. Неудивительно, что родители и депутаты волнуются. Тем более что неизвестно, будут ли директора школ формировать из инофонов отдельные классы –  из педагогических соображений – или перемешают их с другими учениками.

Кроме того, Александров говорит, что дети приезжих распределяются по петербургским школам неравномерно.
– Потому что городская система образования, в том числе, распределяет их неравномерно. Она отправляет их в школы, которые нужно поддержать по контингенту. Или же в учебные заведения, где есть дополнительные занятия по русскому языку. Поэтому детей-инофонов нередко направляют, например, в школы, где есть коррекционные логопедические классы, – объясняет он.
Родителям, рассказывающим истории про «нерусские классы» ученый не верит.

– Я давно уже не обращаю внимания на такие рассказы. Там больше паники, чем реального положения дел. Ну, допустим, родители при записи в первый класс обнаружили в ими же составленных списках огромное количество, например, дагестанских фамилий. Вероятно, эти дагестанцы просто договорились между собой отдать своих детей именно в эту школу. Но ведь неизвестно, возьмут ли их!  В Петербурге, с точки зрения приписки и распределения детей по школам,  нет ни одного «этнического» микрорайона. Мы ходили, специально искали. Не нашли! – говорит ученый Александров.

Социолог Татьяна Протасенко, напомним, придерживается другого мнения.
– Я категорически считаю, что ни в коем случае нельзя создавать классы, где будут говорить на определенном языке. Это очень плохо! Когда детей собирают в такие группы, они не адаптируются к нашей жизни, продолжая жить  в своей среде. А  когда они выходят во внешнюю среду, даже в метро, то сталкиваются с тем, что у них одни привычки, у нас – другие. Это может привести к конфликтам.  Чтобы они могли понять, как ведут себя другие, надо с ними жить. Поэтому классы надо перемешивать. Только тогда эти дети смогут войти в нашу среду, поймут, как надо  себя вести. Особенно учитывая, что много семей мигрантов приезжают из сельской местности. Им надо не только усвоить традиции и принципы жизни другой национальности, но еще усвоить культуру городской жизни. Может быть, в таких классах будет полезно раздавать брошюрки о том, что у нас принято, а что не принято делать. Например, в Финляндии такие книжечки о правилах поведения дают всем мигрантам, – говорит социолог Протасенко.

В Комитете по образованию «Городу 812» заявили, что никаких этнических классов в Петербурге нет.
– Мы всегда говорим, что наш город многоконфессионален и поликультурен, и такого в принципе быть не может! Это противоречит нашей политике. Часто говорят, что у нас много  мигрантов. Но мы обязаны учить всех детей, если у них оформлены необходимые документы.  Даже если они не граждане России, – говорят в комитете.                

Мария ГОРДЯКОВА, фото krg.rus4all.ru








Lentainform