16+

Муж главы петербургского Пенсионного фонда, обвиняемой во взяточничестве, рассказал суду о семейных тратах

20/02/2014

Муж главы петербургского Пенсионного фонда, обвиняемой во взяточничестве, рассказал суду о семейных тратах

В Приморском районном суде началось разбирательство резонансного дела в отношении высокопоставленной чиновницы Натальи Гришкевич, экс-руководителя Пенсионного фонда Петербурга и Ленобласти. 56-летняя женщина обвиняется в получении крупной взятки — более 47 миллионов рублей!


            На первом слушании выступил муж подсудимой, который рассказал о том, как они покупали дачу в Финляндии, автомобиль BMW и элитные зубные протезы (более чем за полмиллиона рублей) при окладе чиновницы всего 30–40 тысяч рублей в месяц. 

Волшебная карта с Кипра
 
Наталья Гришкевич попала под уголовное преследование на десятый год своего руководства питерским отделением Пенсионного фонда. Четыре года назад ее арестовали по обвинению в получении взятки — около 1,8 миллиона долларов (по старому курсу — порядка 47 миллионов рублей). Следствие считает, что такой суммой всего за три года ее одарил банкир Александр Гительсон: он платил за то, что чиновница позволяла его банку «ВЕФК» «прокручивать» деньги пенсионеров.
 
Дело в том, что еще до прихода Натальи на пост главы местного отделения ПФР все счета Пенсионного фонда обслуживались в банке Гительсона. Но в начале 2000-х годов изменилось законодательство — и все счета Пенсионного фонда надо было перевести из коммерческого банка в учреждения Центробанка страны. Гришкевич этого не сделала. Чиновница оставила все как есть — то есть продолжала сотрудничать с банком Гительсона, оставив счета управления в «ВЕФК». Таким образом, по версии следствия, банк пользовался пенсионными миллиардами, получая на этом прибыль.
 
За это Гительсон, как выяснили следователи, подарил Гришкевич карточку кипрского банка, на которую перечислялась сумма, равная примерно 4,5 процента годовых от минимума, который оседал на «пенсионных» счетах «ВЕФК». Следователи подсчитали, что Гришкевич в итоге получила около 1,8 миллиона долларов! В то время как ее официальная зарплата колебалась в районе тысячи долларов в месяц.
 
Расплата за любовь к мужу и опере
 
Наталья Гришкевич подъехала к зданию суда на джипе Grand Cherokee. Дама в стильном сером костюме вошла в суд с элегантно одетым мужчиной, который оказался ее супругом — Петром Гришкевичем. Выяснилось, что прокурор вызвал 56-летнего мужа подсудимой в качестве свидетеля трат экс-чиновницы. 
Заметно нервничая, запинаясь и путаясь в словах, мужчина поведал о семейном бюджете. Оказалось, что Петр Борисович — главный инженер в небольшой компании, в среднем официально зарабатывал около 30 тысяч рублей. А доходы супруги он никогда не считал. 
 
Пытаясь показать, что семья явно жила не по средствам, гособвинитель посвятил много времени... зубам Петра Гришкевича. 
 
На допрос был вызван главный врач многопрофильной клиники Управления делами президента Георгий Иванов. Тот рассказал, что в 2009 году к нему в кабинет пришла Наталья Гришкевич и попросила скидку для зубопротезирования супруга. Услуга стоила 600–700 тысяч рублей, но он ей уступили 15 процентов.
Муж подтвердил этот факт на суде и заявил, что часть денег дал он, но в целом платила супруга. Невольно стал вырисовываться трогательный портрет заботливой и очень щедрой жены Натальи Гришкевич.
 
По показаниям супруга, когда у него возникли проблемы с зубами, он хотел воспользоваться «самым недорогим» зубопротезированием. Но жена «поставила его перед фактом» — и отвела мужчину на «самое лучшее» и дорогое протезирование. 
 
Дальше прокурор спросил, откуда у Гришкевичей появились деньги на покупку дачи в Финляндии за 200 тысяч евро (более 8 миллионов рублей).
 
Петр Борисович невнятно пояснил, что дачу жена взяла в кредит, а как она его выплачивала и выплатила ли вообще — он не в курсе. 
 
Между тем, как стало понятно из его прошлых показаний, Наталья Гришкевич просто обожала финский город Савонлинна и ежегодно посещала там Международный оперный фестиваль, поэтому дача в этих местах была для нее очень насущным приобретением, она настаивала на ее покупке (хотя у семьи уже была дача в Ленобласти). «Она сказала, что деньги найдет», — пояснял Петр Борисович следствию. 
 
Покупку BMW и Grand Cherokee Гришкевич «взял на себя», рассказав, что когда-то «имел хорошие заработки», кроме того, он получил деньги «по выплаченной страховке от угнанного автомобиля». 
 
Страх публичности
 
Главный бухгалтер регионального отделения Пенсионного фонда Наталья Ягудина заявила суду, что замечала, как начальница «красиво одевается», но в чужом кошельке не копалась. «Может быть, у нее богатые родственники...» — предположила бухгалтер. 
 
Женщина также подтвердила сотрудничество отделения ПФР с банком «ВЕФК». На вопрос судьи Аллы Ермаковой, почему учреждение не исполнило закон и не перевело счета в Центробанк, бухгалтер предположила только одно — дескать, оставаться с «ВЕФК» было «удобнее», чем менять всю систему.
 
Наталья Гришкевич, в свою очередь, заявила, что не виновна, но попросила закрыть суд от посторонних глаз — общества и журналистов. Ее защита заявила, что закрытый процесс «исключит предпосылки дискредитации органов исполнительной власти Санкт-Петербурга, а также действующих в настоящее время чиновников». Но суд отверг эти доводы. Удивительно, что Гришкевич даже не предположила, что процесс по обвинению во взяточничестве главы Пенсионного фонда — сам по себе дискредитирует людей, стоящих у руля пенсионной реформы. Впрочем, женщину больше всего заботило то, чтобы не попасть в объективы фотокамер. Как и в прошлый свой приход в суд, Гришкевич отхлестала сумочкой одного из питерских фотокорреспондентов. Следующее слушание дела назначено на конец марта.               
 

Эвелина Барсегян, фото Михаила Огнева








Lentainform