16+

Почему выставка «Православная Русь. Романовы» так популярна в народе

25/02/2014

Почему выставка «Православная Русь. Романовы» так популярна в народе

В Петербурге открылась выставка «Православная Русь. Романовы», которая до этого невероятно успешно прошла в Москве – срок окончания отодвигали три раза, перед московским Манежем выстраивались очереди, а в сумме количество посетителей перевалило за 300 тысяч. Теперь «Романовы» переехали в Петербург.


       «Город 812» побывал на выставке, идею которой придумал архимандрит Тихон (его называют духовником Путина, он сам эти слухи не опровергает, хотя и не подтверждает).
 
Передвижная интерактивная выставка «Православная Русь. Романовы» работает в седьмом павильоне «Ленэкспо» рядом с выставкой достижений загородной недвижимости. На входе – полиция и металлоискатели, вежливо, но тщательно досматривают посетителей. Далее – приятные на вид девушки-волонтеры вручают буклет с кратким описанием выставки. На обложке цитата из письма Пушкина Чаадаеву: «Ни за что на свете я не хотел бы переменить Отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, такой, какой нам Бог ее дал» (с точки зрения патриотизма – цитата беспроигрышная, хотя православным священникам в том же самом письме Пушкин давал характеристику неутешительную). Дальше в брошюре сообщается, что выставка призвана «возродить чувство благодарности к семье, которая как никакая другая была оболгана и очернена». Кем и когда она была оболгана – неизвестно, видимо, организаторы не хотели начинать дискуссии – поскольку те, кто оболгали, одновременно с этим выиграли Великую Отечественную. 
 
Публика. Маленькие дети с родителями, много женщин, много очень пожилых людей. Вообще, действительно много народа. Сюда приходят с одноклассниками,  друзьями и родственниками. Все неспешно ходят, разглядывают карты и 3D-картинки.
 
Начинается все со списка с Феодоровской иконы Божией Матери (по легенде, этой иконой благословили Михаила Романова на царство). Рядом сидит священник, вокруг – небольшая толпа женщин с фотоаппаратами. Фотографируют и икону, и себя на ее фоне. Мужчин здесь почти нет, а если и появляются, то скромно стоят в стороне.
 
Дальше собственно выставочные залы. Они расположены так, что, переходя из зала в зал, из эпохи в эпоху, посетитель движется по спирали. Может быть, это так специально авторы задумали, а может, и нет, но символично. Тем более что и внутренняя логика выставки все время намекает на цикличность русской истории. Для того чтобы различать века, стены залов покрашены в разные цвета, у 17 века – красные стены, затем идут синие, зеленые, в конце – белые. В каждом зале играет своя музыка. Но залов много, расположены они рядом, поэтому музыка превращается в белый шум, изредка перебиваемый мощными трубами: «Боже, Царя храни!» – гимн повторяют чаще всего.
 
Залы построены примерно одинаково – огромные планшеты с информацией о монархах (сплав официоза и википедии), карта, рассказывающая о достижениях страны в период правления того или иного Романова, рядом с выходом из зала – стенд с информацией о новинках и усовершенствованиях (пушки, водопровод, балы, паровозы, книги…). Обязательная часть каждого зала – враги, предатели и изменники. Выясняется: каждый русский царь сражался со своей внутренней пятой колонной и побеждал ее. Заявляется это в самом начале, в зале Смутного времени, здесь на картине, изображающей Марину Мнишек и Лжедмитрия, написано: «Издревле на Руси ворами называли тех, кто хитростью и коварством, сговором с врагами стремился захватить, похитить власть». 
 
В каждом зале первым делом замечаешь это яркое красное пятно – очередной стенд с предателями. Поляков сменяет Степан Разин, его – Хованщина, стрельцы и нехороший сын Петра Алексей, затем Меншиков (хотя в предыдущем зале он был среди добрых людей – сподвижников Петра), потом идут Пугачев, декабристы, «Народная воля», эсеры и большевики. На стенде с Пугачевым заглавными буквами написано: «Казнь на Болотной площади» – наверное, неспроста. А к декабристам пририсован масонский знак. 
 
Экскурсовод поясняет: «Ну а вы сами подумайте – ведь все декабристы были масонами. А масонами управляли кто? Правильно, англичане. Мы как раз с ними были в состоянии войны. А в то же время на юге России был Воронцов – помните, про которого Пушкин написал, что он был подлец? Между прочим, этот подлец был герой, только нам это не рассказывают…»
 
В общем, русским правителям вечно все портили иностранцы. На стендах про врагов все время мелькают английские и американские флаги – американцы еще в 19 веке хотели навязать нам свои ценности, но тогда мы им не дались. Императоры давали бой злоумышленникам и  побеждали – пока в самом конце не оступились.
 
Самое странное, что замечаешь не сразу, но замечаешь: в этой версии истории нет войн. Они упоминаются, но только тогда, когда не упомянуть невозможно. И расширение России происходит как бы само по себе, на стенде просто пишут: увеличилось население и территории, присоединен Крым. Как, кем, при каких обстоятельствах – бог его знает.
 
Окончательное подтверждение пацифистским настроениям авторов выставки я нашел в зале Александра III, где главным достижением  было названо отсутствие войны. В общем, не нравятся архимандриту Тихону войны. Это даже радует.
 
Везде по стенам обильно развешены цитаты разных известных людей. Чаще всего это высказывания историков, писателей, священников и самих Романовых. Но иногда встречаются совсем уж неожиданные: в зале Петра I приведено высказывание о нем архиепископа Серафима (Соболева): «Он умер верным и набожным сыном православной церкви. Будучи соборован, он проявил большое душевное сокрушение и несколько раз повторял: «Я верю, я надеюсь!»». 
 
Есть только одна проблема: архиепископ Серафим этой фразы не писал и написать не мог, так как был человеком, скептически настроенным по отношению к Романовым в целом и к Петру в частности – именно из-за отхода от веры. Реальным же автором цитаты является Василий Иванов, активный деятель белого движения, идеолог при Колчаке, автор немного странной книги «Русская интеллигенция и масонство: от Петра I до наших дней», где доказывал, что все зло в России было от масонов, которыми управляли англичане. Почему его цитату приписали другому, осталось для меня загадкой – в общей атмосфере и колчаковец Иванов смотрелся бы органично.
 
Дальше встретилась такая цитата: «Русский человек в православии хорош, а без православия – дрянь. Федор Достоевский». Довольно радикальная цитата даже для Достоевского. И действительно – это не он сказал, а Александр Иванович Кошелев, известный славянофил, один из разработчиков уваровской триады, а вместо «народа» в этой цитате изначально шла речь о «народности». Опять-таки непонятно почему указан другой автор – сути бы это не изменило. 
 
Кстати, спасибо организаторам: проверять истинность цитат можно прямо на месте, везде есть доступ к Wi-Fi. Правда, большинство использует бесплатный Интернет для того, чтобы выкладывать фото с портретами монархов в соцсетях.
 
Если уж речь зашла о епископах и православии, то стоит отметить, что хотя выставка и называется «Православная Русь. Романовы», собственно православию уделено очень немного места. Оно все время где-то там, фоном, далеко от основных событий, всплывает на поверхность только в виде фотографий храмов и высказываний подвижников. Упоминается набожность Романовых и их постоянные молитвы, но взаимоотношения династии и церкви, в которых были свои повороты, никак не показаны.
 
В предпоследнем зале на огромный экран проецируется фильм про расстрел Николая II с семьей, в последнем – фильм об истории России в двадцатом веке, который, промелькнув войной и Гагариным, заканчивается неприглядным Ельциным с нищетой и развалом. На последних секундах под музыку Свиридова «Время, вперед!» на экране появляется гигантский портрет Владимира Путина, а следом проносятся небоскребы «Москва-Сити», нефтяные вышки и Олимпиада в Сочи. Экран меркнет, Россия прожила двадцатый век не зря. По всему залу развешено множество цитат о России. Лев Гумилев здесь соседствует с Гоголем, а Путин с Розановым, Лихачевым и Нектарием Оптинским.
 
Больше всего выставка напоминает огромный учебник для подготовки к ЕГЭ по истории. Здесь нет анализа и особой глубины, история тут прямая, как стрела, и выглядит инверсией советского школьного учебника: только там все цари были непрогрессивными дураками, а здесь – непогрешимыми титанами духа и мысли. Но замена минуса на плюс не слишком многое объясняет. Остается много вопросов, среди которых первый – почему же все закончилось 1917 годом, если все было так хорошо? Почему в этот раз иностранных агентов православные императоры не сумели победить?
 
При этом очевидно, что выставка вызывает реальный интерес у публики (понятно, что сыграла свою роль и массовая реклама по городу – она в каждом вагоне метро, где Романовы выстроены в линию, и то, что пускают на «Романовых» совершенно бесплатно) – только на открытии побывало около 7000 человек, которым пришлось отстоять многочасовую очередь. А на сайте множество положительных отзывов, по-моему, непридуманных, настоящих. 
 
Мне кажется, что причина этого успеха в том, что у людей действительно есть огромный интерес к русской истории. Конечно, если хочешь узнать об Отечественной войне 1812 года, логичнее идти в Эрмитаж, в одноименную галерею. У нас вообще много прекрасных музеев, но публику всегда тянет на новенькое, пусть даже это новенькое без реальных экспонатов и с фактическими ошибками – не считая цитат, неизвестный составитель сопроводительных текстов приписал появление первого русского театра Петербургу, хотя то, что он появился в Ярославле,  вроде бы всем еще в школе рассказывают.
 
На выходе снова толпа. Покупают: закладки и тетрадки с Романовыми и цитатами из Ключевского, православный календарь «Егорушка», книгу Александра Шаргунова «Царь», сборники молитв. Слышу реплики:
– Маша, смотри, мне к иконе уже семь лайков поставили, круто!
– Папа, папа, мы на икону еще не посмотрели, пойдем посмотрим!
А я не понял: Петр – он Софье кто? Типа брат?                   

Егор СЕННИКОВ








Lentainform