16+

Градозащитники все-таки одобрили концепцию Верховного суда на набережной Малой Невы

25/02/2014

Градозащитники все-таки одобрили концепцию Верховного суда на набережной Малой Невы

Совет по культурному наследию предсказуемо одобрил концепцию комплекса Верховного суда на проспекте Добролюбова, предложенную архитектором Максимом Атаянцем. Въедливые градозащитники признали, что она полностью отвечает всем законам.


          Специалисты по сохранению культурного наследия, которых в совете больше, чем архитекторов – противников Атаянца, колебались, но в итоге поддержали работу, выполненную в традициях ордерной  архитектуры XVIII века. 

Напомним, что Максим Атаянц выиграл конкурс, проведенный управделами президента, на концепцию  комплекса, куда, помимо суда, входят здания Судебного департамента,  Дворца танца (он же – Театр Бориса Эйфмана), служебного отеля суда, инженерного и административного корпусов. Все эти постройки размещаются восточнее переулка Талалихина, идущего до создаваемой пешеходной набережной Малой Невы.
 
Западнее  переулка еще надо реконструировать Тучков буян и построить новое здание, оба предназначены для судейского медицинского центра. Но эта часть работы архитекторов не обсуждалась на совете.
 
Сразу после объявления победителя конкурса управделами Владимир Кожин заявил, что решено не строить на территории проектирования жилья для судей. Бюро Атаянца использовало эту возможность для более свободного расположения театра, окружив его зеленью.   
 
Но это давно известно всем членам совета, поэтому Атаянц сфокусировался на других позициях. Здание суда симметричное, в плане имеет разную высоту флигелей:  северный – 16 метров, южный – 21. Это сделано для того, чтобы открыть вид с Дворцовой набережной и Стрелки на Князь-Владимирский собор.
 
Судебный департамент состоит из двух симметричных корпусов (с  глубоким двором), выходящих  на площадь Лихачева. Чтобы не походить на работу Ивана Фомина столетней давности для этой же территории, Атаянц перекрыл вход во двор тремя арками.
Больше всего изменился театр.  Два входа – со стороны набережной и проспекта – сделаны равнозначными, но главнее тот, что с проспекта. Он уподоблен сценической театральной коробке с витражом  наверху.
 
По поводу театра совет острил дольше, чем по поводу «клонирования» и «вторичности» неоклассицизма суда и департамента. Его сравнивали то с постройками периода упадка Римской империи, то с театром в Бухаресте. Но в итоге замечания свелись к требованиям убрать башенку на здании отеля, которая спорит с ринальдиевским Тучковым буяном.

Градозащитники все-таки одобрили концепцию Верховного суда на набережной Малой Невы
 
«Городу 812» Максим Атаянц сообщил, что легко откажется от башенки, но за асимметричный суд будет стоять насмерть. Если у Фемиды весы всегда в равновесии, то для архитектуры это необязательно.               
 

В.Ш.











Lentainform