16+

Почему олимпийцы не использовали преимущество своего поля?

25/02/2014

Почему олимпийцы не использовали преимущество своего поля?

Не знаю, как вам, а для меня лицо сочинской Олимпиады – Анна Сидорова. Впрочем, и Екатерина Галкина, и Александра Саитова, и другие керлингистки сборной России хороши! А какие они позы принимали, как неистово кричали! Керлинг показывали в течение двух недель практически безостановочно, с раннего утра и до позднего вечера, так что я не один, кто ложился с Сидоровой, а просыпался с Галкиной.


          Общение с ними было приятно еще и тем, что абсолютно никак не довлел спортивный результат. От российских керлингисток никто не ждал медалей, и можно было спокойно разобраться в тонкостях игры, оказавшейся на деле очень даже забавной. А внутри женской команды в Сочи, оказывается, кипели страсти, взаимопонимания между главным тренером, швейцарцем Томасом Липсом, и его подопечными не наблюдалось. В итоге, проиграв решающий матч, Сидорова и прочие девушки сняли с лиц улыбки и в духе звезд спорта первой величины дружно отказались от общения с прессой.

Таким же образом, склонив головы и пряча глаза, покидали Сочи Евгений Малкин, Александр Овечкин и Илья Ковальчук после досрочного поражения от финнов – кто-то из этих мегазвезд, рассказывают, даже плакал в раздевалке. Как это часто у нас случается, чем больше шума, тем плачевней результат. Самый близкий нам пример – чемпионат мира 2000 года в Петербурге, где тоже собрали всех лучших хоккеистов, но те приехали вовсе не голы забивать. Трудности с этим возникли и у нынешней сборной, хотя Малкин с Дацюком вроде как не дурака валять приехали, последний даже шайбами отметился. Своего подопечного Овечкина, а вместе с ним и остальных российских хоккеистов взял под защиту главный тренер «Вашингтона» Адам Уотс: «Россияне играли не так, как хотели. Третью Олимпиаду подряд они без медалей, и это явно не вина Овечкина. Критиковать в такой ситуации одного парня – дешевый трюк».

Винить тренера тоже трудно – Зинэтула Билялетдинов работал со звездным составом не больше десяти дней, когда вместе собрались хоккеисты, играющие в России и в НХЛ. Да и страшно ругать Билялетдинова – его назначение в сборную под олимпийскую победу в Сочи согласовывалось в Кремле. Федерация хоккея с ее президентом тоже вроде как все возможное сделали для сборной. «Ну не становиться же мне самому в ворота», — разводит руками Владислав Третьяк.

Вратаря Семена Варламова, сборную в последнем матче не выручившего (будем тактичны в формулировках) и экстренно замененного, тоже жалко. Он не мог не оказаться в воротах после той шумихи, что была устроена в связи с его недавним арестом в США (его обвиняли в избиении девушки) и российскими криками, что американцы специально хотят оставить российскую сборную на Олимпиаде без вратаря. Так что Варламов, если хотите, это Плющенко № 2. Конечно, очередной неудаче нашей хоккейной дружины есть системные объяснения, но не будем спешить с выводами впопыхах, а пока сделаем крайним комментатора Виктора Гусева: если хоккей или футбол показывают по Первому с его комментариями, наши всегда проигрывают.

В футболе-то мы никогда ничего великого и не выигрывали, а вот за хоккей обидно. Как и за лыжные гонки, биатлон и коньки, где в свое время медали кучами гребли. В Сочи ни одного золота в классических зимних дисциплинах. Правда, фигуристы вернулись на свой прежний высокий уровень.

Говорят, зимы у нас нынче не те – глобальное потепление, снега и льда не бывает. Но и голландцы, собравшие почти все медали в коньках, тоже давно не по замерзшим каналам бегают. Просто у них на все крошечное королевство 25 искусственных катков, а у нас на всю Россию только три, причем тот, что в Сочи, после Игр планируют разобрать. Да и там к Играм, как выясняется, залили голландский лед – когда на «Адлер-Арене» включается полный свет и на трибунах рассаживаются восемь тысяч зрителей, он становится более мягким и очень близким по качеству к тому, на котором в Херенвене на стадионе «Тиалф» тренируются голландцы.

Не использовали мы преимущество своего поля и на лыжно-биатлонном стадионе «Лаура», где наши спортсмены чувствовали себя неуютно, не понравилась им трасса. Пару лет назад мне довелось там побывать, когда работы были в самом разгаре, и я интересовался у строителей, учитываются ли пожелания российских тренеров и лыжников. На меня посмотрели, как на шизофреника, пытавшегося разузнать важную государственную тайну, от ответа ушли и больше в предолимпийские пресс-туры в Сочи не приглашали. Теперь же президент Федерации лыжных гонок России Елена Вяльбе вспоминает, как ее сразу смущало, что трассу на «Лауре» проектировал норвежский специалист. Получилось, правда, ни себе ни людям – сборная Норвегии собрала в Сочи тоже не так много медалей, как ожидалось.

Но даже без них норвежцы за два дня до окончания Игр вышли в лидеры в общекомандном зачете. Достойно на общем фоне выглядит и показатель олимпийцев сборной России, особенно с оглядкой на провал четырехлетней давности в Ванкувере. Должна радовать и широкая палитра по видам спорта, у нас не одни коньки, как у голландцев, а практически отовсюду понемногу. Но золотых наград могло быть больше, если бы отечественные тренеры были более проницательны и не отпустили местные таланты за границу – выигравшая три дистанции в Сочи биатлонистка Дарья Домрачева (Белоруссия), олимпийская чемпионка в том же виде Анастасия Кузьмина (Словакия) и золотой медалист во фристайле Юрий Подладчиков (Швейцария) выступали в свое время за Россию.

Зато «операция натурализация» себя полностью оправдала. Украинка Татьяна Волосожар, кореец Виктор Ан и американец Вик Уайльд получили российское гражданство как раз под Сочи и отблагодарили новую родину шестью медалями высшего достоинства, так что чистого российского золота у нас не так и много. Впрочем, Виталий Мутко призывает не обращать внимания на общекомандный зачет: «Наша задача – сделать нацию более здоровой, а не тотальное превосходство по всем медалям».

Сергей Лопатенок

Компетентно

Александр Кузнецов, заместитель директора специализированной детско-юношеской школы высшего спортивного мастерства по зимним видам спорта

– Наши спортсмены относительно успешно выступили в экзотических пока еще для нас фристайле, сноуборде и шорт-треке, но при этом провалили классические виды спорта – лыжные гонки, биатлон, коньки. У вас есть этому объяснение?

– Тренеры ошиблись с подготовкой, к главному старту подвели спортсменов не в самой лучшей форме. До этого они выигрывали этой зимой, и не раз, а тут ничего не получилось, мы далеко от призовых мест. И никакого другого объяснения быть не может. Отставание очевидно, особенно женской команды. Что касается новых видов спорта, то здесь сыграло свою роль, скажем так, преимущество своего поля. В том же фристайле очень многое зависит от трассы, точнее даже от знания трассы спортсменами – где и какой трамплин или уклон находится. И наши ребята прекрасно знали, где им предстоит выступать. Они и так уже были на подходе к элите, а тут еще такой плюс. Ну и тренеры подвели их умело к Олимпиаде.

– А наши лыжники и биатлонисты как раз жалуются, что трассу в Сочи сделали не под них. Эти претензии имеют основания?

– Да, безусловно, и перед Олимпиадой все действительно потирали руки: мол, сделаем все, как нам надо. И делали. Вот только проектировали специалисты из Норвегии и других стран. Хотя вообще в горных условиях было трудно проложить дистанцию, которая бы удовлетворяла нашим потребностям. Нам бы лучше по равнинке на скорость, а в жестких условиях, где надо пахать, наши не так сильны в плане функциональной подготовки. Здесь ведь как было – то подъем, то спуск, но такой, что тоже не отдохнешь.

– Этим и объясняется большое количество падений во время соревнований?

– Рельеф трассы действительно был сложный, с контруклонами, но про состояние снега нельзя забывать. При плюс 15 это был уже не снег, собственно, а какая-то аморфная масса, зацепиться за нее практически нечем. Но наши опять-таки и это вполне могли предвидеть и сделать при желании своим преимуществом.

– Обычно еще любят жаловаться на техническую сторону – лыжи не самые современные, смазка не та…

– Поверьте мне, на это сегодня жаловаться грех.

– А что иностранцы? Оправдали себя те полсотни тренеров и специалистов, что были привлечены в сборную России?

– В лыжах, по-моему, всего один человек был. Он работал персонально с Легковым и с задачей, мне кажется, справился. Надо ли было прибегать к иностранцам в биатлоне, если мы всегда сами справлялись, и вполне успешно, я сомневаюсь. Скорее, это было ошибкой. Вот фристайл, сноуборд, керлинг, то, что мы только осваиваем, – здесь правильные кадровые решения. Нам как раз нужно было понять основы, поставить, что называется, школу, и результат есть. Дальше наши тренеры подхватят и, надеюсь, тоже будут хорошо работать в этих видах. У нас уже за время Олимпиады знаете сколько звонков от родителей, которые заинтересовались этими видами!

– Не боитесь, что все пойдут во фристайл и шорт-трек, а не в классические лыжные гонки и бег на коньках?

– И это вполне естественно. Тут тебе и спорт, и развлечение, и добиться успеха можно быстро – не сформировалась еще группа безусловных фаворитов, плюс элемент случайности велик. А что в лыжах, что в коньках – трудная работа, порой через не могу. Если хочешь добиться успеха, надо пахать и пахать. Да и доступность у этих новомодных видов значительно выше – купил доску и катайся, используя любой пригорок. А в коньках лед нужен, причем желательно ровный, для биатлона ружье с патронами, а они денег, и немалых, стоят, лыжникам без трассы никак…

– Но вам-то повезло: в Токсове федеральный лыжный центр построили. Ваша школа сможет им пользоваться?

– Расценки за аренду нам уже прислали, но не сказал бы, что все уже готово. Пока центр существует на полулегальных условиях, хотя должен был открыться еще пару лет назад, ведь планировалось, что здесь олимпийцы к Сочи готовиться будут. Это было бы здорово, конечно. Но пока активно сдают объекты, будь то трамплины или санно-бобслейные трассы, в других регионах, а не в Петербурге и окрестностях, хотя именно у нас всегда был центр подготовки мастеров в зимних видах.

– Сейчас активно говорят о том, что сочинские медали – это залог наших будущих, более ярких побед. Вы согласны?

– Рад бы согласиться, но я по натуре, скорее, пессимист. Посмотрим, как будут развиваться события после Сочи, будут ли деньги на спорт выделяться так же щедро и регулярно, как сейчас. И продолжат ли тренироваться те, кто сейчас на подходе к спорту высших достижений, ведь как раз в 18-19 лет многие оказываются на распутье – оставаться или найти себе в жизни, пока позволяет возраст, другое занятие.         

С.Л.





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform