16+

«Я не хочу бояться повестки из военкомата для сына, не хочу провожать его на войну, не хочу, чтобы в него стреляли…»

03/03/2014

«Я не хочу бояться повестки из военкомата для сына, не хочу провожать его на войну, не хочу, чтобы в него стреляли…»

Война не бывает без жертв. А "жертвы среди русского населения на Укарине" уже обещаны, а значит, должны быть предъявлены.


          Что они делают сейчас, эти будущие жертвы? Может, чай пьют. Может, телевизор смотрят. Может, боятся и мечтают, чтобы их оставили в покое. Я не знаю.

Я не хочу всего этого. Не только из общегуманных и идейных, а из самых что ни на есть эгоистичных соображений – не хочу.

Я не хочу бояться повестки из военкомата для сына. Я не хочу его провожать ни на какую, даже самую маленькую и охренительно победоносную войну. Я не хочу, чтобы он стрелял, и чтобы в него стреляли.

Я не хочу непроходимой границы с Украиной, у меня там много друзей и работа, я люблю Киев и Феодосию, люблю Днепропетровск, а во Львове еще не была и очень хочу. Мы приглашаем украинских тренеров, они прекрасны и очень здесь нужны, я не хочу, чтобы это стало проблемой.

Я не хочу всего того, что начнется с экономикой страны после введения санкций, а их введут без вариантов сразу же за введением войск: скачущей инфляции, пропажи сбережений, роста тарифов, невозможности нормально зарабатывать, опять выживания, только возраст сейчас уже не тот, и все будет не так легко и весело, как было в 90-е. Это если даже не думать о перспективе, не дай Господи, серьезной болезни и дорогого лечения.

Я не хочу, чтобы сирот снова стало больше из-за того, что семьи перестанут справляться с жизнью. Я не хочу, чтобы про защиту детей забыли – ведь это такая мелочь по сравнению с геополитическими играми. Я не хочу, чтобы российские родители  опять были вынуждены перестать думать о своих отношениях с детьми и начали думать только об их выживании.

Я не хочу утраты даже немногих оставшихся свобод, не хочу роста полицейщины и правового беспредела, которые всегда сопровождают любую войну, даже правую, что уж говорить о неправой. Не хочу посадок и скорых судов, не хочу распоясавшихся нашистов-хунвейбинов-титушек-казаков, которые под черно-оранжевыми флагами будут безнаказанно проламывать черепа "изменникам Родины". Я не хочу бояться, что за каждое недостаточно "патриотичное"  слово меня могут "судить по законам военного времени" по наводке любого истеричного патриота.

Я не хочу железного занавеса с Европой, не хочу отмены виз, которая в случае разворачивания конфликта коснется не только чиновников и политиков, а всех нас. Я только года два как начала активно ездить, я не была в Париже, Вене, Берлине, Лондоне, и я не хочу, чтобы все это снова стало недосягаемым, как в моем детстве из-за совка, а в молодости – из-за бедности.

Я не хочу оказаться гражданином страны, которую ненавидят и презирают в мире, страны, которая спустила ради имперских понтов все, чем было щедро одарена от Бога, которая дискредитировала свою культуру – великую культуру – и свой язык – прекрасный язык, подобно тому, как свои культуру и язык в свое время дискредитировала Германия.

Я не хочу жить в ближайшие годы в атмосфере ненависти, оголтелой пропаганды из каждого утюга, не хочу терять друзей "из-за политики", не хочу каждый раз подбирать слова в ответ на вопросы детей: "Они что, совсем уже?" и "А что же теперь будет?".

Я ничем,  буквально ничем из того, что мне дорого и важно, не хочу жертвовать ради "национальной гордости великороссов", Третьей империи и прочего безумия воров, метящих в кровопийцы, и их верноподданных.

Я не хочу, чтобы эта несчастная страна получила новую травму, пережила новое крушение, на ней уже места нет живого, а ресурс восстановления и исцеления не бесконечен. Боюсь, она просто не переживет еще одной авнтюры и еще одного краха.

И как бы ни бесили меня некоторые мои сограждане с их идиотской неспособностью увидеть хоть на шаг вперед, сложить два и два, с их всегдашней готовностью обмануться и отдать ответственность за свою жизнь, с их трусливой злобой ко всему живому и свободному, я не хочу, чтобы они страдали еще, я не хочу, чтобы они полной ложкой хлебали теперь эту "стабильность" и "вставание с колен". Они заслуживают, я знаю, и мы вместе с ними, раз ничего не смогли сделать, чтобы предотвратить, но я не хочу.

С Украиной все будет хорошо, я уверена. Им провели такой мощный тренинг командообразования, что они справятся со всем, все переживут и построят свою страну такой, какой сами захотят.         

ludmilapsyholog.livejournal.com, фото tvoyhram.ru











Lentainform