16+

Что такое краудфандинг и на что с его помощью собирают деньги в России

04/03/2014

Что такое краудфандинг и на что с его помощью собирают деньги в России

Сложносоставное английское слово краудфандинг набирает популярность в России. Почти каждый день появляются новые проекты, предлагающие всем заинтересованным поддержать идею рублем. «Город 812» изучил, на что сейчас у нас пытаются собирать деньги и почему одним это удается, а другим – нет.


           Как это делают на Западе

Краудфандинг – это способ реализовать свой проект с помощью привлечения средств от других людей, которые почему-то должны решить, что стоить пожертвовать вам свои деньги. Жертвовать можно любую сумму – пригодится каждая копейка. В теории, таким способом можно профинансировать почти любое предприятие.

Эта идея появилась в Великобритании. В 1997 году британская рок-группа Marillion решила привлечь своих почитателей к финансированию нового альбома и турне по США. Они провели интернет-кампанию и собрали 60 тысяч фунтов.

Но масштаб краудфандингу придали в США. Там с 2000 года существуют фирмы, занимающиеся исключительно сбором и перераспределением денег для разных проектов. За 10 лет краудфандинг прошел путь от сбора денег на малобюджетные независимые фильмы о глобальном потеплении и альбомы небольших рок-групп до крупных и дорогих идей: вроде финансирования кинокартины «Вероника Марс» (необходимая сумма в 10 миллионов долларов была собрна меньше чем за сутки) или разработки и выпуска в серию смартфона в виде наручных часов (компания Pebble собрала около 11 миллионов долларов).

В США появился ведущий агрегатор таких проектов – сайт Kickstarter, он предоставляет площадку для интересных проектов, продвигает их, а 5% от собранной суммы оставляет себе (если нужное количество денег не набрано, то они возвращаются к жертвователям).

Даже политики обратили внимание на это новое явление – Барак Обама в ходе своей первой президентской кампании собрал почти 300 миллионов долларов пожертвований от интернет-пользователей.

Как это делают в России

В Россию краудфандинг пришел недавно, но развивается активно. Первопроходцами опять стали музыканты – в 2007 году Мирославом Сарбаевым был запущен проект «Круги». Сарбаев долгое время работал в американских IT-компаниях, а кроме того, был знаком с Борисом Гребенщиковым. Суть проекта такова: музыканты выкладывают на сайт свои произведения, а пользователи переводят им любую сумму, которую посчитают возможной. Гребенщиков стал одним из первых участников «Кругов», выложив запись концерта, которую невозможно было найти в другом месте. С тех пор с сайтом сотрудничали Евгений Гришковец, группы «Пепси», «Смысловые галлюцинации», «Колибри», а фронтмен петербургской группы Tequilajazzz Евгений Федоров благодаря собранным на сайте средствам записал новый альбом. Многим музыкантам участие в этой программе позволило получить примерно те же деньги, что они заработали бы, сотрудничая со звукозаписывающими компаниями.

Следующим громким краудфандинговым проектом стал «РосПил» Алексея Навального. Запущенный в феврале 2011 года сбор денег очень быстро дал результаты – 5 миллионов рублей были собраны за месяц. Тем самым был подан пример другим политическим организациям: если раньше активисты, в основном, вкладывали свои деньги, то теперь найти средства на издание оппозиционной газеты или проведение митинга можно, попросив помощи у неравнодушных граждан. Правда, другим политикам пока далеко до Навального: тот в прошлом году объявлял повторный сбор средств на РосПил (собрал 9 миллионов рублей), а летом, во время избирательной кампании в Москве, общая сумма пожертвований превысила 100 миллионов рублей. В Петербурге по стопам Навального идет организация «Муниципальная пила».

Но, конечно, больше и лучше всего деньги собираются на благотворительность: помощь больному ребенку, детскому дому, хоспису, больнице, погорельцам, пострадавшим от наводнения. И понятно, почему: благотворительность, основанная на принципе коллективной помощи, существовала до краудфандинга, будет существовать и после – Интернет дал лишь новые каналы обращения к аудитории. Причем в этом направлении к краудфандингу обращаются уже не только некоммерческие организации, но и огромные холдинги. Скажем, в сентябре 2013-го Первый канал провел телемарафон в поддержку пострадавших от наводнения на Дальнем Востоке и смог собрать огромную сумму – порядка 700 миллионов рублей. А недавно тот же Первый канал собирал средства для лечения певицы Жанны Фриске – и за сутки собрал 50 миллионов рублей.

Величина суммы, конечно, связана с экстраординарностью случаев. Но и без чрезвычайщины и помощи федерального телевидения кое-кому удается реализовывать свои проекты. Петербургскому режиссеру и журналисту Любови Аркус удалось собрать больше 500 тысяч рублей на создание центра для аутистов «Антон тут рядом». Центр был открыт перед Новым годом.

Сейчас с помощью краудфандинга в России пытаются собрать деньги на проекты из самых разных сфер. Так, продюсеры фильма «28 панфиловцев» (патриотическое кино «без зверей-политруков, уголовников и черенков от лопат вместо оружия» – так описывают свой проект авторы) уже собрали больше 3 миллионов рублей с помощью сайта Planeta.ru, а общая сумма пожертвований на различных площадках на это кино перевалила за 8 миллионов.

Энтузиасты из Петербурга собирают деньги на экшн-триллер под названием «Цензор». Морской биолог из Москвы собрал 2 миллиона рублей на кругосветную океанологическую экспедицию. А фотографов и дизайнеров, сумевших профинансировать свои проекты через Интернет, уже десятки.

К краудфандингу все чаще обращаются крупные российские СМИ: интернет-издание Colta функционирует благодаря читателям, недавно к подобному способу сбора денег обратились либеральный журнал New Times и патриотическое онлайн-издание «Спутник и Погром». Если у New Times все получается не очень хорошо по сравнению с заявленными целями (из нужной суммы в 50 миллионов рублей удалось собрать около 10), то у «Спутника и Погрома» растет количество подписчиков, появилась возможность отправлять авторов в командировки и оплачивать переводы англоязычных текстов.

Методы сбора

Несмотря на эти истории успеха, краудфандинг в России находится в зачаточном состоянии. Эксперты оценивают общий размер российского рынка в 2 миллиона долларов  и предрекают ему рост в 10 раз в ближайшие годы.

Пока в России появилось несколько относительно крупных платформ, занимающихся сбором и перераспределением денег. Для некоторых это бизнес, для других – дополнительная возможность оказывать помощь благотворительным организациям. Крупнейшая платформа – Planeta.ru (на данный момент через нее прошло 50 миллионов рублей сборов), поменьше – Boomstarter (около 10 миллионов рублей), есть еще «С миру по нитке», «Электронный благотворительный ящик», «Тугеза», «Круги».

В краудфандинге используется несколько моделей сбора денег и поддержки проектов, которые в частностях отличаются друг от друга. Об этих отличиях проще рассказывать, приводя конкретные примеры.

Основанная бас-гитаристом группы БИ-2 Максом Лакмусом краудфандинговая платформа Planeta.ru работает по следующему принципу: если какой-то проект смог собрать хотя бы половину требуемой суммы (или больше), то автор идеи может забрать полученные деньги и попытаться реализовать проект на эти средства. При этом владельцы площадки оставляют себе 5% от собранной суммы, еще 5% составляет комиссия агрегатора платежей. Во многом из-за такой гибкой системы «Планете» удается оставаться самой популярной площадкой.

Немного другая стратегия у Boomstarter. Его открыли предприниматели Руслан Тугушев и Евгений Гаврилин, попробовав создать аналог крупнейшего мирового краудфандингового проекта Kickstarter, и вложили в него около 800 тысяч долларов собственных средств. Здесь действует жесткое правило: собранную сумму можно получить, только если заявленный автором проекта объем средств собран полностью и в точный срок. По словам создателей платформы, они предполагают выйти на цифру в 20 тысяч реализованных проектов в год. Пока что стать прибыльными у них не получилось – в месяц удается реализовать 250-300 проектов, от каждого проекта владельцам идет 10% сборов.

Для таких платформ, как «Электронный благотворительный ящик» или «Нужна помощь.ру», краудфандинг – это еще один способ собирать пожертвования для нуждающихся в помощи. Чаще всего такие организации зарегистрированы как НКО,  платят налоги как НКО, подают отчетность в соответствующие органы и, как правило, стараются оставлять немного денег на административные нужды.

Наконец, музыканты и литераторы часто используют модель «плати столько, сколько сможешь». Пользователю предоставляется возможность прослушать или скачать музыкальную композицию, ролик или прочитать часть текста, а потом переслать автору столько денег, сколько зритель/читатель посчитает возможным. Модель работает с переменным успехом, но многим начинающим исполнителям она дала возможность найти новую аудиторию и получить хоть какое-то вознаграждение за свое творчество. По примерным оценкам, лишь около 20% пользователей, прослушав музыкальный трек, переводят после этого деньги.

Куда смотрит закон

Понятие «краудфандинг» никак не отражено в российских законах, в отличие от американских. Если деньги таким способом собирает официальная благотворительная организация, то суммы, полученные в виде пожертвования и потраченные на выполнение целей организации, не облагаются налогом (если траты не целесообразны, то компанию ждет штраф).

Если сбор средств осуществляется специальными платформами, они, как обычные предприятия платят налоги с прибыли – то есть с отчисляемых им процентов. А если краудфандингом занимается частное лицо, то переводы ему денег считаются дарением, и с собранных средств надо будет заплатить налоги. Впрочем, декларируют полученные от жертвователей деньги не все.

Эксперты не пришли к единому мнению, чем считать краудфандинг – новым типом бизнеса или способом совместного творчества. Тем более что от случая к случаю ситуации разнятся. Нередко жертвователь переводит деньги не просто так, в обмен за это ему предлагается какой-то бонус: диск с фильмом, билет на концерт, имя в субтитрах, эксклюзивное право пользоваться образцом продукта или встреча с авторами, тут вариантов заинтересовать граждан много.

Многие относятся к краудфандингу как к модному развлечению, способу вывести свое хобби на новый уровень. Но все-таки серьезного отношения больше. Помощь ближнему или создание нового музея (вроде музея Иосифа Бродского в Петербурге, который собирает средства через Planeta.ru) более востребованы, чем шуточные инициативы – как установка памятника Стива Джобсу в Петербурге. И то, что общество у нас серьезное, это, наверное, даже хорошо.

Прямая речь

Дмитрий Алешковский, руководитель проекта в благотворительном фонде «Нужнапомощь.ру»
– Насколько хорошо работает краудфандинг, как быстро собираются суммы?

– На данный момент за время работы нашего проекта мы собрали около 3 миллионов 800 тысяч рублей, из которых большая часть собрана за три последних месяца, когда мы перезапустили сайт. Сборы средств растут, темпы растут. Но понимаете, есть такая проблема… люди предпочитают дать деньги какому-нибудь больному ребенку и обратно вернуться в свой уютный мир. А проблем такое количество, что когда человек начинает во все это вникать, то он невероятно пугается. И вот это главная для нас сейчас проблема.

– Как это устроено с юридической точки зрения?

– Наш благотворительный фонд называется «Мозаика счастья», а его проект – «Нужна помощь.ру». В уставе у нас записано, что «Нужна помощь» – это проект благотворительного фонда. Мы зарегистрированы как некоммерческая организация. Разумеется, мы сдаем всю отчетность, платим все необходимые налоги, это все абсолютно легально.

– Насколько эта идея – собирать деньги при помощи краудфандинга – стала у нас популярной? Много  появилось организаций, которые могут поддерживать свою деятельность исключительно с его помощью?

– Эта идея стала очень популярной. Что меня иногда расстраивает, это то, что сейчас многие собирают деньги не потому, что им реально они нужны, а просто потому, что собирать деньги на свои проекты – это модно.

Например, Евгений Гришковец. Мне кажется, что когда коммерчески успешный проект собирает таким образом деньги – это не очень правильно. Деньги могли бы пойти на что-то полезное, а он мог бы на свои проекты найти средства в другом месте. Я понимаю, как это работает: если человек потратил на такой проект хоть один рубль, то он потом захочет купить. Потому что он знает, что там его деньги, ему интересно. Это хороший маркетинговый ход, и это нормально, но лично мне кажется, что если бы передо мной стоял выбор – поддержать такой проект или пожертвовать на школу для детей с аутизмом, то я бы, конечно, поддержал школу.

– На что люди жертвуют деньги  с большей охотой? Вы ведь собирали деньги и для пострадавших от наводнения на Дальнем Востоке...

– Давайте исключим чрезвычайные происшествия, они на то и чрезвычайные, потому что случаются не так часто, к счастью. В обычной жизни больше всего собирают дети и все, что с ними связано. Быстрее всего средства на нашем сайте собрал проект помощи онкологическому центру. Там были небольшие суммы, но они собрались моментально.

– Каков размер среднего пожертвования?

– Средняя сумма перевода 1184 рубля. Есть разные пожертвования, есть небольшие, есть маленькие. Когда мы делали этот сайт, мы спорили с президентом фонда о том, какую сумму стоит ввести как базовую в форме пожертвований. Я настоял на том, чтобы эта сумма была 1000 руб. На самом деле можно ввести любую сумму – и сто рублей, сколько угодно, но большинство людей эту сумму не меняет. И спасибо всем, кто помогает любой суммой, спасибо им всем вообще.

– Вы оставляете себе какую-то часть собранных денег?

– По закону мы имеем право использовать 20% на административные нужды,  пока что мы используем меньше, чем эти 20%. Мы стараемся закладывать эти 20% на осуществление деятельности и использовать на административные нужды спонсорские деньги, а не те, что нам жертвуют. Мы пытаемся находить спонсоров на аренду офиса, на зарплату, и т.д. Проблема в другом. Если мы найдем, предположим, миллион рублей на административную деятельность, то нам придется найти еще 5 миллионов, чтобы этот миллион вписать как 20%. У нас любая трата денег на административные цели фонда должна влезать в эти 20 процентов. И абсолютно не важно, где мы их берем – из пожертвований или от спонсорских денег.

Комментарий

Надежда Кузнецова, член Палаты налоговых консультантов РФ

– Какие налоги надо платить с пожертвований, собранных для себя или для своего проекта?

– Если физическое лицо получило какие-то доходы, оно должно за них отчитаться, заполнить декларацию и заплатить налоги. Даже если эти суммы являются дарением.  У благотворительных фондов и организаций – особый статус. Деньги, собираемые ими, – это не результат коммерческой деятельности, они не облагаются стандартными налогами.


Факты о краундфандинге

– Аудитории благотворительных проектов и других краудфандинговых инициатив мало пересекаются. Те, кто дает деньги на помощь детям, редко готовы спонсировать выход нового клипа, и наоборот.

– Большая часть успешных проектов на платформах Planeta и Boomstarter – это музыка: финансирование нового клипа, альбома или трека. На такой  проект их авторы хотят собрать обычно от 40 до 100 тысяч рублей.

– К краудфандингу прибегали «Аквариум», Би-2, «Король и Шут», «Пикник», «Калинов Мост», «Коррозия металла».

– Самые популярные у жертвователей – кино- и видеопроекты.

– Самым большим проектом, который реализуется с помощью краудфандинга в России, на данный момент является проект телеспектакля «Петрушка» по пьесе Виктора Шендеровича, режиссер Владимир Мирзоев. Собрано около 4,8 миллиона рублей, до заявленной авторами суммы не хватает еще миллиона.

– Интернет-издание Colta.ru привлекло почти 2 миллиона рублей благодаря краудфандингу. Журнал New Times за 2,5 месяца собрал  5500 подписчиков и 12 миллионов рублей  (требовалось 20 тысяч читателей и 60 миллионов рублей).

– Официальные площадки по сбору средств – вроде «Планеты» или «Бумстартера» – отчитываются о том, был ли реализован проект, на который собирали деньги. Индивидуальные сборщики делают это не всегда.          

Егор Сенников, фото berita.ru








Lentainform