16+

Может ли Россия сменить ориентацию с Европы на Китай?

17/03/2014

Может ли Россия сменить ориентацию с Европы на Китай?

Что будет с Россией после того, как на референдуме в Крыму его жители проголосуют за вхождение в состав РФ? Стоит ли ждать войны? Или экономических санкций? О ситуации рассуждает научный руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге Дмитрий ТРАВИН.


            – Вы прогнозировали, что у Крыма есть шанс сохраниться в составе Украины. И теперь так считаете?
– Нет, я считаю, что Крым уже не вернется в состав Украины. Скорее всего, и с Востоком Украины будут проблемы серьезные. Когда я делал прогноз, еще не было решения об изменении формулировки вопроса, который выдвигается на референдум.

– На ваш взгляд, будет ли этот референдум легитимен?
– Он будет легитимен для тех, кто захочет его признать. Здесь существуют разные оценки того, что считать легитимностью. Когда происходит революция, старые представления о легитимности разрушаются. В принципе, все незаконно. Скажем, если следовать российской позиции, то незаконно существование нынешнего правительства в Киеве, и исполняющий обязанности президента Турчинов – тоже незаконен. Путин это не раз заявлял. И он прав. Если не обращать внимания на то, что в Украине произошла революция, то сугубо по формальным критериям все, что происходит в Киеве, – незаконно. Но дело в том, что в законное русло уже не вернуться! Революция на то и революция. Для того, чтобы как-то урегулировать вопросы организации государства, когда старый режим уже не вернуть, обычно конфликтующие стороны вступают в переговоры.

Переговоры 21 февраля предложили некую разумную модель, на которую согласились бы и Запад, и Россия, и Янукович, который это соглашение подписал. И если бы эти соглашения от 21 февраля выполнялись, то сейчас все бы, наверное, одинаково отвечали на вопрос о том, что легитимно, а что нет. И, наверное, Россия в этом случае не пыталась бы отторгнуть Крым от Украины. Но после 21 февраля украинская революция пошла дальше, ее было не остановить. Вообще, революцию невозможно контролировать, на то она и революция, она идет сама... Поэтому сегодня представления о легитимности у Путина одни, у стран Запада другие, у Киева третьи. И  какое бы ни было теперь принято решение, почти наверняка какие-то стороны признают его легитимным, а какие-то – нет…

– Может, России чем-то будет полезно присоединение Крыма?
– России Крым абсолютно не нужен. С экономической точки зрения, это дополнительное бремя на бюджет и на нас, налогоплательщиков. Я, правда, еще не уверен до конца в том, что Россия включит Крым в свой состав. Этот вопрос, возможно, будет элементом торга с западными странами. Ну, скажем, если не будет жестких санкций в отношении России, то Кремль согласится заявить, что не может включить Крым в свой состав, и Крым вынужден будет провозгласить свою формальную независимость, реально превратившись в такое же зависимое государство, как, скажем, Южная Осетия или Абхазия. Но как бы то ни было, повторяю: Крым нам не нужен абсолютно. Вообще, вся эта история нужна Кремлю лишь для одного: в результате всей этой кампании у Путина резко вырос рейтинг. Путину эта популярность нужна для того, чтобы укрепить позиции внутри страны. Вот и всё.

– Если Крым все же войдет в состав РФ, как это отразится на нашей жизни?
– Россия будет регулярно выделять деньги на поддержку этого региона. У нас вообще большинство регионов – дотационные, и они поддерживаются за счет того, что несколько регионов, особенно нефтяные, зарабатывают достаточно много денег. Придется поддерживать Крым, придется кое-что там строить. Ну, понятно, что нужен будет мост, который соединит Крым напрямую с Российской Федерацией через Керченский пролив. Возможно, понадобится система снабжения Крыма водой, электричеством. В Крыму ведь нет своего ни того ни другого. Так что расходы будут большие, и в ситуации, когда наша экономика почти остановилась и перспектив особых не видно, это, конечно, не очень приятные вещи.

– А какие изменения произойдут во внутренней политике обеих стран?
– В результате национал-патриотического подъема в России люди сегодня сплачиваются вокруг Путина. То же самое – сплочение вокруг власти – возможно сегодня и в Украине. Если украинские власти будут активно использовать тезис о том, что Украина в кольце врагов, что Россия стремится «присоединить Украину», отхватить ее регионы и т.д., – в этом случае значительная часть Украины сплотится вокруг той власти, которая сейчас существует, несмотря даже на экономические трудности.

– Но в Украине, в отличие от России, нет единого лидера.
– Во-первых, еще не прошли президентские выборы. Конечно, если лидер так и не появится и если украинские вожди будут и дальше между собой ругаться, тогда шанс на патриотический подъем Украина упустит.

– А потенциал внутрироссийского протеста против такой политики России вы как оцениваете?
– Против Путина, против этого решения выступает не очень большая часть страны. Путин давно махнул рукой на тех людей, которые с ним не согласны. Ему важно болото – неопределившиеся люди, которые то его поддерживают, то разочаровываются в нем. Сейчас рейтинг Путина опять пошел вверх и держится на довольно высоком уровне. Его это устраивает.

– Если крымский кризис все же перейдет в военную плоскость, чем это нам всем грозит?
– Давно известно, что «маленькая победоносная война», если она и вправду победоносна, всегда полезна руководству страны. Сейчас мы получили маленькую победоносную войну, причем, к счастью, даже пока не проливая кровь. Дай бог, чтобы она и не пролилась!

Если же говорить о настоящей «крымской войне» (если она случится), то я думаю, она также будет победоносной. Уже видно, что никто не пытается сопротивляться, Россия контролирует Крым, Запад серьезных санкций пока не ввел, и такое чувство, что уже не введет.

Но если представить, что ЕС откажется покупать российский газ, то для нашей экономики это будет катастрофа. Наш уровень жизни сразу же опустится до уровня украинского, если не ниже. Однако ЕС не может в одночасье взять и перестать покупать российский газ – придется готовиться к замещению.

– Переориентироваться на Китай?
– У России есть вариант переориентировки на Китай, но импорт нефти и газа – это один вопрос. Другой вопрос – импорт оборудования. Китай не является тем государством, которое может продавать России оборудование, закупаемое нами на Западе. Я полагаю, что Европа при большом желании в течение 10-15 лет может отказаться от России и переориентироваться на другие поставки энергоносителей. Так же и Россия, в принципе, может в течение такого же длительного периода переориентироваться на китайский рынок. Но для нас это будет очень сложно, потребуются огромные затраты, придется строить новые трубопроводы на огромном расстоянии и т.п.

Кроме того, мы оказываемся в зависимости от одного-единственного импортера – Китай начнет диктовать цены, а в перспективе и всю политику России. В итоге мы окажемся топливно-энергетическим придатком Китая, и наше положение будет несоизмеримо хуже по сравнению с сегодняшним. От Запада же в такой зависимости мы оказаться никогда не сможем – все-таки с ним у нас партнерские отношения. Так что вариант переориентировки на Китай просто безумный. Но я более чем уверен, что санкции Запада не будут предполагать таких разрушительных мер.

– И все же, если санкции будут жесткими, как на них отреагирует путинская элита?
– Запад вполне может принять санкции против близких сторонников Путина. Это, может быть, и не сразу, но постепенно все-таки будет подрывать устойчивость путинского режима.

– То есть вы не исключаете сегодня в России заговора в верхах?
– Нет, сегодня такой заговор в России невозможен, потому что у Путина пока еще слишком высокий рейтинг, а свергать монарха, у которого хороший уровень поддержки, очень сложно. Но через пару лет такого рода опасность у Путина появится, когда его реальный рейтинг будет порядка 15-20% и в стране начнутся выступления, связанные, прежде всего, с экономическими проблемами. Силовики, на плечах которых будет лежать задача прекратить протесты, задумаются о том, не проще ли поставить во главе страны более популярного лидера, чтобы не возникало причин устраивать постоянные подавления протестов.

– А выхода на улицы тысяч разгневанных российских граждан в ближайшее время вы не ожидаете?
– Это невозможно. Речь о протестах может идти только в перспективе, когда будет явно ухудшаться экономическое положение.               

Яна БАГАЕВА, студентка СПбГУ, фото telekomza.ru











Lentainform