16+

Как воевать в Крыму

17/03/2014

Как воевать в Крыму

Не подумайте дурного. «Город 812» ничего не разжигает. Мы просто решили вспомнить предыдущую Крымскую войну 1853–1856 годов. Разумеется, без всяких параллелей.


           В середине XIX века Россия, как обычно, была великой державой, хорошо помнившей, что именно она спасла Европу от Наполеона. Правда, в самой Европе об этом стали уже забывать, считали французов за своих, а к русским относились настороженно. Потому что у просвещенной европейской публики в моде был либерализм и к самодержавию она относилась с непонятным предубеждением. Но император Николай I видел себя продолжателем дела образованного после победы над Наполеоном Священного союза. Поэтому в 1848–49 годах он по просьбе молодого австрийского императора Франца Иосифа (который уже 80-летним стариком еще объявит войну России в августе 1914 года) ввел войска в Венгрию, где началось восстание против австрийского владычества.

Кроме того, Россия, как обычно, защищала своих многочисленных братьев. Поскольку близлежащие братья входили в ее состав и защищать их было не от кого, она защищала дальних братьев – православные народы на Балканах, которых угнетали турки (Османская империя). Кроме того, Россия была покровительницей христиан в Турции (что особенно важно – в принадлежащий туркам Святой земле), каковое право она выторговала после очередной победы над Османской империей.

Так, защищая угнетаемых братьев от турецкого произвола, Россия неуклонно наращивала свое присутствие на Черном море. До полного контроля над ним – обладанием проливами Босфор и Дарданеллы – оставался последний шаг. Но злокозненный Запад не мог долее смотреть, как русский флаг гордо реет в этом регионе.

В 1852 году Россия и Франция поругались из-за того, какая община – православная или католическая – будет владеть ключами от церкви Рождества Христова в Вифлееме. Туркам было все равно, кому их отдать, но Франция подвела к Константинополю военный флот, поэтому ключи достались ей. В ответ Россия ввела на территорию дунайских княжеств Молдавии и Валахии, которые принадлежали Турции, войска и потребовала вернуть ключи.

Тогда Запад в лице Англии и Франции начал всячески подстрекать  султана к войне, обещая ему помощь. Сам султан был рад расправиться с Россией руками западных союзников. При этом Англия мотивировалась скорее экономическими соображениями – она конкурировала с Россией за влияние в Азии, а Франция – политическими. Ее император Наполеон III, племянник Наполеона Бонапарта, хотел прославиться. Николай I со своей стороны тоже не любил Наполеона, бывшего не царских кровей, и в отличие от всех других монархов Европы именовал его не братом, а другом. На что французский друг ужасно обижался*.

Николай I не верил, что Англия и Франция объединятся против него, и рассчитывал на помощь австрийского императора Франца Иосифа. Так что война против Турции представлялась ему делом нехитрым. Но на очередную попытку России защитить братские православные народы, угнетаемые мусульманами, Европа ответила походом против «русского варварства». Особенно на тему варварства напирали англичане, считавшие себя носителями цивилизационного начала.

Военные действия начались осенью 1853 года, когда войска Османской империи (пока еще без союзников) атаковали русских, вошедших в дунайские княжества. Как и следовало ожидать, слабая турецкая армия была бита на всех фронтах. Особенно тяжелые потери турки понесли на Кавказе, а в ноябре на Черном море в Синопской бухте адмирал Нахимов блокировал и сжег турецкую эскадру.

После этого Франция предъявила России ультиматум, требуя вывести войска из дунайских  княжеств и помириться с Турцией. А когда та отказалась, вместе с Англией объявила ей войну. Подлый Франц Иосиф хоть и не примкнул сразу же к антирусскому союзу, был на той стороне. Пригрозив своим вступлением в войну, он заставил Николая I убрать войска из Молдавии и Валахии, которые тут же занял сам. Россия оказалась одна против Европы.

Военные действия, впрочем, начались только летом следующего года и сводились преимущественно к морской бомбардировке русских городов (на Черном и Белом морях) и неудачной попытке высадить десант у Петропавловска-Камчатского. Союзный флот зашел и в Балтийское море, но проболтался там без дела, не рискнув приближаться к Петербургу, защищенному морскими минами и кронштадтскими фортами.

По привычке Запад начал против России информационную войну, обвиняя ее в дикости, несвободе и стремлении закабалить всех, кого только можно. Лучшие умы России сочиняли в ответ ура-патриотические стихи и прозу.

События начали динамично развиваться в сентябре 1854 года, когда союзники высадили десант в Крыму. Русский флот, блокированный в бухте Севастополя, не смог этому помешать. Уже через месяц началась осада города, продолжавшаяся 11 месяцев. Основная часть войска вышла из Севастополя, передав оборону морякам. Все попытки снять осаду были безрезультатны.

Союзники постоянно перебрасывали в Крым новые войска, так что в лучшие времена у них было до 170 тысяч человек. Хотя формально вся армия в России составляла более миллиона человек, в Крыму у нее было немногим более 100 тысяч. Россия была вынуждена одновременно воевать на Кавказе и держать войска на границах, опасаясь вступления в войну Австрии.

9 сентября 1855 года, после того, как французы захватили ключевую точку обороны – Малахов курган, – русские войска оставили Севастополь.  На этом активные боевые действия завершились, и союзники стали готовиться к зиме. Но больше воевать им не пришлось, потому что в начале 1856 года  Петербург подписал мир. Не такой тяжелый (потому что союзники перессорились между собой – Англия хотела добивать Россию, а Франция не желала усиления Англии и поэтому требовала прекращения войны), но достаточно позорный.

Позорный самим фактом того, что Россия, воюя на собственной территории, проиграла  вражескому морскому десанту. И по морю на кораблях европейцы смогли перевезти больше войск, чем русские – по своим дорогам. Традиционные козыри русской армии – зима и героизм  – не компенсировали технологическую пропасть между ней и союзниками. Англо-французские войска, вооруженные нарезными винтовками, стреляли дальше не только гладкоствольных русских ружей, но и русских пушек, и могли расстреливать артиллерийские расчеты русских с безопасного для себя расстояния.

Правда, Крымская война была одной из немногих войн, в которой наши потери оказались меньше, чем потери наших противников. Более того – в одной атаке под Балаклавой англичане целиком потеряли элитную бригаду легкой кавалерии, состоявшую из представителей самых аристократических семейств. С тех пор эти кавалеристы почитаются в Англии примерно как в Советском Союзе 26 бакинских комиссаров.

Император Николай I был военным человеком. Когда союзники высадились в Крыму и начали осаду Севастополя, он сразу все понял. И умер в феврале 1855 года, задолго до сдачи города и поражения армии, предоставив подписывать мир своему сыну Александру II.

Смерть императора была внезапной и неожиданной. По официальной версии, он заболел, принимая парад в легком мундире, гриппом, на который наложилось воспаление легких. Но уже через месяц после его смерти вышло официальное издание, посвященное опровержению слухов о самоубийстве императора. Из этого можно сделать вывод о том, насколько они были распространены.

Правление Александра II, начавшееся с поражения в Крымской войне, вошло в историю как эпоха Великих реформ. В России появилось реальное местное самоуправление и одна из самых совершенных в Европе судебных систем, армия перешла с рекрутской повинности на всеобщий призыв, резко увеличилась самостоятельность университетов, было отменено крепостное право. Началась индустриализация экономики, а в обществе произошел всплеск либеральных настроений.

Между всеми этими событиями есть безусловная связь, делающая Крымскую войну не такой пугающей.             

Антон МУХИН

* Мечта о военных лаврах в конце концов сгубила и этого Наполеона: в 1870 году он развязал войну с Пруссией, но попал к немцам в плен, а родные французы в это время устроили очередную революцию.











Lentainform