16+

«Обама, в эти тяжелые для себя дни поседел от горя, что телеведущий Киселев подтвердил визуально»

25/03/2014

МИХАИЛ ЗОЛОТОНОСОВ

Как выразился бы вождь мирового пролетариата, весной 2014 года, как раз к 100-летию Первой мировой войны, разразилась очередная битва империалистических хищников, предлогом для которой стала Украина.


           Один хищник мутилово начал, второй не растерялся – и под лозунгом «Мы своих не бросаем» ушел с трофеем, небольшим полуостровом в Черном море, о котором все мечтали давно и безнадежно, чем и обеспечил себе прочное место в истории.

Без холодной войны хищникам всегда жарко, а в историю без знаковых территориальных приобретений не попасть. Теперь бы еще Аляску вернуть – вот бы Обама огорчился!

Восторг, охвативший народ от мысли о «покоренье Крыма», ТВ показывало всю мою отчетную неделю. Митинги, счастье, лозунги самодельные и профессионально изготовленные, единый порыв в стандартной сценарно-режиссерской разработке. Так всем советским миром в конце 1960-х протестовали против разгула израильской военщины, а в 1970-е одобряли миролюбивую внешнюю политику советского руководства, протестуя против размещения «Першингов» в Европе и еще теснее сплачиваясь вокруг родной коммунистической партии, попутно помещавшей в психушки тех, кто сплачиваться не желал.

Поэтому для меня кадры отчетной недели были всего лишь «дежа вю», милым и забавным возвратом в молодость, чем-то вроде старого-старого кино. Не лишенные остроумия ребята даже назвали событие «Крымской весной» – черный юмор состоит в том, что это переделка «Пражской весны» 1968 г. А блокировка сайта «Grani.ru» и «ej.ru» напомнила про глушилки, не дававшие нам слушать «Голос Америки» и «Радио Свобода». Естественно, ничего особенного на заблокированных сайтах не было – просто «неправильные» с точки зрения Кремля слова. Но вдруг оказалось, что настало время только правильных слов, а беда некоторых состояла в том, что они этого не почувствовали, не осознали, что описанный Замятиным в романе «Мы» (гл. 26) День Единогласия уже наступил.

Кульминацией стало, конечно, действо, поставленное в Москве на площади Революции  режиссером Сергеем Кургиняном и его движением «Суть времени» 15 марта. Формально все это называлось митингом в поддержку Крыма и против украинского фашизма, но по сути представляло собой спектакль, напоминавший своей эстетикой сразу и карнавальное шествие, и обряды Ку-Клукс-Клана, и фильм Мела Гибсона «Апокалипсис», в котором был показан праздник майя с принесением людей в жертву богу Кукулькану.

У Кургиняна сотни участников в одинаковых ярко-красных балахонах символизировали «красное единство», а сам он, стоявший на сцене в таком же красном балахоне, был больше всего похож на пожилого Верховного Жреца, изрыгающего попеременно проклятия и страшные клятвы. Для завершенности спектакля не хватало только какого-нибудь «бандеровца», у которого Кургинян вырвал бы из груди трепещущее сердце и съел бы его в сыром виде. Себе Кургинян отвел роль бесноватого. Крупным планом показанное лицо, искаженное гневом, морщинистое и одутловатое, производило страшное впечатление. Естественно, Кургинян перечитал в процессе подготовки роман «Остров Крым», поэтому, как и в романе Аксенова, участники спектакля дружно грянули «Каховку». После слов о бронепоезде ехать отдыхать в Крым захотелось особенно.

Понятно, что в Москве в эти дни шло соревнование пропагандистов, и, конечно, Кургинян его выиграл. Петр Толстой со своей «Политикой» (Первый канал) провалился с треском. И даже Дмитрий Киселев, от которого я ждал чего-то особенного, ожиданий не оправдал.

Конечно, был репортаж из Симфи (как в романе Аксенова все именуют Симферополь), рассуждалки на тему расползания по Украине чумы киевского беспредела, мысли о том, что Украина не состоялась как государство, и ритуальное глумление над Обамой, который в эти тяжелые для себя дни поседел от горя, что Киселев подтвердил визуально.

Была и ирония в адрес интеллигентиков, которые снова идут против большинства и обещают экономические трудности. Да какие трудности, если наша система «Периметр» может легко превратить США в радиоактивный пепел!

Наконец, появился Никита Михалков и в образе жандармского генерала из «Статского советника», со всеми своими штампиками и привычным самолюбованием, по-отечески, по-генеральски ласково пенял «национал-предателям» на отсутствие единомыслия, на раскол.

Вроде и Киселев, подобно профессору Калдавашкину из романов Пелевина о вампирах, создает дискурс, «все слагаемые которого продуманы и проплачены». И все прочие говорят правильные слова, держа зрителей в нужной информационной среде, а все равно получилось без изюминки… Не было в этом свежести, эксцитативности. 

Правда, 16 марта меня, наконец, осенило, откуда у Киселева этот странный, всегда повторяющийся жест – две почти механически поднимающиеся и опускающиеся руки. Ведь так в театре марионеток сверху за ниточки управляют руками куклы: в начале фразы руки поднимают, это знак «внимание!», к концу фразы – опускают. Речь марионетки делается более убедительной, а кукла как бы оживает.                  

ранее:

«С трудом убеждал свою тетю, что бомбить не будут: ни мы – Киев, ни американцы – Москву и Петербург»

«Думаю, во второй серии «Биохимии предательства» появятся новые герои: Малкин, Дацюк, Ковальчук и Билялетдинов»











Lentainform