16+

«Ездил я в Крым. С приятелем. Правда, давно. В 1996 году...»

27/03/2014

ГЛЕБ СТАШКОВ

Министр культуры Мединский пообещал обеспечить культурный досуг для туристов в Крыму. Очень правильное предложение.


              Ездил я в Крым. С приятелем. Правда, давно. В 1996 году. И как-то сразу поездка не задалась. А ехали мы на поезде. Ночью к нам пришли украинские пограничники. Везете ли, спрашивают, валюту?
– Везу, – отвечаю я. – Доллары.
– Почему они не задекларированы?
Я не знал, что надо декларировать. Нам проводница сказала, что не надо.

Пограничники смотрят на проводницу.
А проводница идет в отказку. Ничего я, дескать, не говорила.
– Как не говорила?
– Так не говорила.
Я только руками развожу.
– Придется заплатить штраф, – говорят пограничники.
– Какой еще штраф?
– Заплатите сто долларов и езжайте себе дальше.

И взыграла во мне национальная гордость великоросса. Вырвалась наружу обида за разрушенную и разоренную Родину. Да и денег, честно говоря, жалко.
– Никаких, – говорю, – долларов я вам не дам. Я, – говорю, – в своей стране нахожусь. В Советском Союзе.
– Тогда, – говорят пограничники, – сходи с поезда. На месте разберемся, в какой стране ты находишься.

А мне, понимаете ли, сходить в Харькове не с руки. Я вообще-то в Ялту еду. Зачем мне Харьков? Ялта гораздо лучше Харькова.
Ну я, разумеется, скис. Заскулил. Давайте, мол, договоримся. Согласен на сто долларов.
– Двести, – говорят пограничники.
– Какие, – говорю, – двести, если только что сто было?
– За Советский Союз – двести.
Делать нечего. Отдал я двести долларов.

Пограничники ушли, а я все о национальной гордости думаю. Что же это получается? Я, конечно, предатель. Я отрекся от Советского Союза, чтобы в Харькове не сходить. Нет мне прощения.
Но ведь украинские пограничники гораздо хуже меня. Они за лишних сто долларов отреклись от независимости Украины. Признали мое право считать ее частью Союза Советских Социалистических Республик.

Мединский обещает дешевые авиарейсы до Симферополя. Это он молодец. Это правильно. Чтобы с погранцами не связываться.
А с культурным досугом в Крыму плохо.

Мы в Ялте жили. В доме творчества «Актер». По блату. Сидели за одним столом с народной артисткой. И с ее мужем – заслуженным артистом. Они потом развелись. Наверное, не могла жена смириться, что она – народная, а он – всего лишь заслуженный.

А дочка их – Лиза – совсем никакой артисткой не была. Ей лет десять было.
Один раз – всего один только раз – в доме творчества устроили культурный досуг. Пришел на пляж какой-то тамада и устроил занимательные конкурсы и викторины.
– Кто, – говорит тамада, – накинет обруч на бутылку портвейна, тот эту бутылку  и получит.
Никто, конечно, накинуть не может. У всех руки трясутся.
Подбегает 10-летняя Лиза и накидывает.
Тамада смутился и отдал Лизе бутылку.
– Передай, – говорит, – папе.
И объявил следующий конкурс. Прочитал отрывок из какого-то романа. Или рассказа. И спросил, что это за писатель. Связанный, дескать, с Крымом. Сильно, дескать, с Крымом связанный.
Все кричат:
– Чехов!
– Куприн!
– Бунин!
И все – мимо. Не знаю, что у меня в голове передернуло, только я говорю Лизе:
– Скажи: Сергеев-Ценский.
Лиза говорит:
– Сергеев-Ценский.
И вызывает ее тамада в качестве победительницы. 
И вручает ей очередной приз. Бутылку портвейна. Других призов у него не было.
Весь пляж, разумеется, в покатуху.
– Молодец, – кричат, – девка! Смотри до смерти не упейся!
Тамада, красный, как рак, говорит дежурную фразу:
– Передай папе.

А тут на сцену, образно говоря, вступает мама. И кричит:
– Хватит уже папе! Папа и без ваших конкурсов четвертый день не просыхает.
Пляж, разумеется, снова в покатуху.
А папа и на пятый не просох.
Сидим мы за обедом. Я, мой приятель, Лиза и народная артистка. А заслуженного папы нету.
– Лиза, – говорит народная артистка, – сходи и купи папе пиво. Только холодное. Вчера ты ему теплое купила, так ему не помогло.

Такой вот культурный досуг. Если он у народных да заслуженных артистов такой, так что уж про простых туристов говорить. Трудная у Мединского задача. Но благородная.               

ранее:

«Что будет, если «ы» убрать из алфавита, как хочет Жириновский»
«Хотел спросить у продавщицы, почему картошка подорожала...»
«Нет предела нашему возмущению. Кто-то на Украине осмелился нас не уважать...»
«Недавно пошел я ночью в туалет, а там в унитазе вода поднимается...»
«Ты где живешь? В Купчине. Повезло!..»











Lentainform