16+

«Сейчас музеи боятся вызвать гнев любой самой маргинальной группы обиженных»

03/04/2014

«Сейчас музеи боятся вызвать гнев любой самой маргинальной группы обиженных»

Объявление списка участников любой крупной биеннале – cобытие, хотя неприглашенных и недовольных всегда намного больше, чем тех, кого пригласили. Иначе получилось с европейской биеннале «Манифеста 10», которая летом-осенью состоится в Эрмитаже. Слова «санкции» и «бойкот» витали в воздухе, хотя и не назывались вслух. Искусство отошло на третий план.


            Все из-за Крыма. В начале марта украинский художник Лейдерман обратился к мировой художественной общественности с призывом бойкота «Манифесты 10» в Петербурге. Затем с таким же призывом выступила группа художников из Амстердама и Дюссельдорфа. Подписи под обращением поставили больше полутора тысяч человек, в том числе и российские художники. Но организаторы «Манифесты 10» решили, что биенале должна состояться.

Перед тем как на прошлой неделе куратор основного проекта Каспер Кениг назвал имена художников, директор международного фонда «Манифеста» Хедвиг Фейен зачитала двухстраничное заявление. Фейен призвала к мирному разрешению любых конфликтных ситуаций в Украине и Крыму. И выразила надежду, что биеннале станет площадкой для свободных и непредвзятых дискуссий о происходящем в мире.

Что касается участников, то если оставить за скобками давно умерших классиков Пиранези, Матисса, Бойса, сорок художников – Франсис Алис, Брюс Науман, Марлен Дюма, Герхард Рихтер, Синди Шерман, Доминик Гонзалес-Форестер и т. д. – являются постоянными участниками крупнейших биеннале последних десятилетий. Со многими Кениг работал на прежних проектах.

Марлен Дюма настояла на том, чтобы были выставлены ее новые акварельные портреты знаменитых геев. Среди них будет самый известный голубой России – Петр Ильич Чайковский (о реакции на возможные протесты см. цитату Михаила Пиотровского).

Фотограф Борис Михайлов, живущий в Харькове и Берлине, покажет серию фотографий первой стадии Майдана, сделанной в дни новогодних праздников.

Российские художники укладываются в неписаную, но всегда выдерживаемую в международных биеннале норму: «свои» составляют не более 15 % от всего списка. Кроме покойных Тимура Новикова и Владислава Мамышева-Монро, это Павел Пепперштейн, Елена Ковылина и Александра Сухарева. Первые двое известны в арт-мире, включение Сухаревой неожиданно, даже если учесть, что молодая московская концептуалистка была единственной российской участницей кассельской «Документы 13» в 2012 году.

После начала крымских событий отказалась от участия петербургская группа «Что делать». Изначально Кениг отобрал их видео «Зонгшпиль Башня» – мюзикл о борьбе против строительства небоскреба на Охте. Лидер группы Дмитрий Виленский заявил, что его волнует украинская тема. Но он не видит возможностей для неподцензурного высказывания (комментарий на этот отказ см. в интервью Александра Боровского).

Опрошенные нами наблюдатели, вне зависимости от оценок творчества «Что делать», положительно оценили поступок группы. Она не только сохранила свое лицо, но и помогла сохранить его всей «Манифесте».

Справка

Группа «Что делать» объединяет художников, писателей, философов с левыми взглядами. Создана в 2003 году Дмитрием Виленским и Ольгой Егоровой. С видео «Зонгшпиль Башня» группа участвовала в основном проекте 17-й Сиднейской биеннале (2010).

Михаил ПИОТРОВСКИЙ, директор Эрмитажа:

– Эрмитаж – это территория искусства. Здесь можно говорить о том, о чем нельзя говорить на улице. Но говорить, не используя язык улицы.

Александр БОРОВСКИЙ, зав. отделом новейших течений Русского музея

– Отказ группы «Что делать» от «Манифесты 10» правилен?
– Это их стратегия. На мой взгляд, политическая ситуация манипулирует любым художественным высказыванием, делает его очень уязвимым. Уйдешь – почему оставил баррикаду? Останешься – почему ничего не сказал про Украину?

– Февральская акция художника Павла Павленского по сжиганию покрышек на Конюшенной площади в поддержку Майдана превратилась из закрытого административного дела в открытое уголовное.
– Мы попали в очередной период предельного упрощения. Если искусство, то оно должно бросать камни. Если реакция на искусство, то обязательно жестко репрессивная.

– С точки зрения арт-критика – Павленский занимается художественными акциями или политическим активизмом?
– Появился новый термин «артивизм» – как соединение арт-акционизма и политического активизма. В любом случае художник не должен высказываться так, чтобы им можно было манипулировать. Когда он настаивает на актвизме, то должен понимать, что становится аргументом в политическом споре. Прибитие Павленским собственных гениталий к брусчатке на Красной площади как протест «против апатии в обществе» профессиональные манипуляторы повернули в шутку, вызвавшую в Сети  животное гыкание. Значит, художник прокололся, не просчитал реакцию.

Задача артивистов – побольнее пнуть власть, и есть за что, безусловно. Но тогда мы должны прийти к логике: кто больнее пнет, тот работает лучше всех.

После «Pussy Riot» больнее ударить невозможно. Они подвели черту, за которой начинается чистый политический активизм.

– Но это не значит, что они лучшие артивисты?
– Очевидно, не значит. Например, есть чудесная работа группы «Ганди», которая вырезает трафареты с профилями азиатских гастарбайтеров и наносит изображения на стены. Эта более тонкая, болезненная вещь, чем нарисовать на заборе очередное «Долой!».

– В 2010 году арт-группа «Война» получила госпремию «Инновация». Сейчас подобное невозможно представить. Что изменилось?
– Обе стороны, художники и власть, шли на обострение, но карты на руках государства, оно выдвинуло вперед «охранителей». Они диктуют моду, присвоили себе право трактовать искусство. Теперь музеи боятся вызвать гнев любой самой маргинальной группы обиженных.

– Если власть запрещает критиковать себя, то современное искусство закончилось?
Социальную критику  государство запретить не может. Оно может запретить прямой оскорбительный щелчок в свой адрес. Но наносит ли такой щелчок констатация очевидных вещей? В очевидности беда акционистов. Но их боятся критиковать, чтобы не прослыть ретроградами или «пособниками».              

Вадим ШУВАЛОВ, фото lusine-djanyan.livejournal.com











Lentainform