16+

На чем держится экономика Крыма

07/04/2014

На чем держится экономика Крыма

Петербургская галеристка Юлия Бородина родом из Севастополя, в последние дни марта поехала в Крым, чтобы поснимать «зеленых человечков». Подробности рассказала «Городу 812».


           – Нашли человечков?
– Исчезли они в одночасье, мы проехали от Севастополя до Ялты, были в Бахчисарае, в Лакском монастыре – ни одного. Только мешки с песком остались около дорог.

– До этого давно ездили в Крым?
– В прошлом августе навещала родителей, они живут в Севастополе. В девяностые папа работал начальником морского торгового порта. Сейчас у него с моим братом собственная небольшая фирма по обслуживанию приходящих грузовых судов.

– Грузовой порт большой?
– В Севастополе три порта – военный, торговый и рыбный. До последнего времени военный был поделен между Россией и Украиной. Во времена СССР торговый был скромным на фоне рыбного, который принадлежал компании «Рыбюгхолодфлот». Это была мощнейшая организация, которая ловила рыбу по всему миру и привозила в Севастополь на переработку. Аналогичных фирм в СССР было всего две – в Находке и Мурманске. За годы независимости Украины от рыбного порта почти ничего не осталось, две или три фирмочки работают.

Торговый порт обслуживал грузовые суда и владел сетью морских  трамвайчиков, это был городской транспорт. Севастополь при населении 450 тысяч человек изрезан бухтами, у него значительная площадь. После приватизации порта в девяностые годы хозяева быстро распродали все морские трамвайчики. Но порт остался морскими воротами Украины.

– Разве не Одесса?
– Металлолом из Днепропетровска экспортируется через Севастополь. Под это выстроена необходимая инфраструктура.

– А теперь как будет?
– Слышала, что они уже договорились с новой властью.

- Как в Крыму с работой?
– Знаю только про Севастополь, это отдельная ситуация. На российский флот работало 50% жителей, еще 10 лет назад многим предложили взять российские загранпаспорта, с тех пор у моего брата два паспорта – российский и украинский.

В обычной советской многоэтажке, где живут родители, несколько квартир пустует, хозяева уехали на заработки.

– В Россию?
– В Италию, украинцам предоставляли льготный визовый режим. Шесть лет назад я была в Тоскане, в местной электричке остановки объявлялись на итальянском, английском и украинском языках.

Но за последние два года многие вернулись. Кризис, упали заработки. За те же деньги можно найти работу в России. Когда сейчас я возвращалась поездом в Петербург, ехал с нами 26-летний житель Симферополя, другой 25-летний подсел в Харькове. Оба отправились в Россию на заработки.

– Русских действительно притесняли в Крыму?
– В 2005 году после прихода к власти президента Виктора Ющенко началась украинизация Крыма. Вся документация стала вестись на украинском языке, включая инструкции к лекарствам. Налоговая служба была укомплектована выходцами с Западной Украины, потому что никто в Крыму не владел украинским.

В 2001 году мой брат окончил севастопольскую гимназию № 1 имени Пушкина с углубленным английским, там украинский язык не преподавался вообще. После прихода Ющенко уроки украинского стали ежедневными, а русский – раз в неделю. Сейчас директор гимназии назначен министром образования Крыма.

В Севастополе всего два кинотеатра, где дубляж западных фильмов звучит на русском, причем он наложен на украинский. Билет на эту какофонию стоит в два раза дороже.

Единственная польза от Ющенко – по инициативе его жены-американки в Крым приезжало много волонтеров из Штатов. Они обучили моего брата свободно говорить.

– После начала Евромайдана вы наверняка часто звонили родителям.
– Тогда отец сказал мне: надеюсь, у этого правительства хватит ума не разваливать экономику, которая только-только начала подниматься. Как только 23 февраля в 10 утра новая Верховная Рада «отменила» русский язык, через 4 часа стихийно митинговал весь Севастополь.

– Как отразится на простых крымчанах присоединение к России?
– Выиграют, определенно, пенсионеры, российские пенсии больше. На моих глазах стали вводиться российские цены на газ и бензин, они в три раза меньше украинских.

На сайте «Одноклассники» нашла своих школьных однокашников. Из 10 человек, по-прежнему живущих в Крыму, только один против присоединения Крыма к России.

– Что такое сейчас экономика Крыма?
– Южный берег Крыма держится на курортниках, а сезон короткий – 4 месяца. На севере в сельскохозяйственных районах татарское население выращивает фрукты и овощи для тех же курортников. Татары держат на Южном берегу Крыма основную часть общепита. Не говоря, уже про Бахчисарай. И они заинтересованы в туристах.

И отдельно – Севастополь, там вся надежда на военный и морской порты, которые не знают мертвого сезона.

– Согласитесь, что Крым не конкурент Турции и Египту.
– На мой взгляд, он должен стать здравницей, местом для лечения  астматиков, опорников и т.д. Тогда сезонность не будет такой критичной.

– Российские культурные начальники обещают завалить Крым фестивалями и гастролями. А ему это надо?
– Вспомним пирамиду Маслоу. Сейчас Крым решает задачи нижнего уровня: питание, жилье, безопасность. Через три года крымчане сформулируют социальный запрос на культуру.              

Вадим ШУВАЛОВ











Lentainform