16+

«Это хорошо, что пропаганда пока еще действует на людей...»

09/04/2014

СЕРГЕЙ БАЛУЕВ

Некоторых удивляет, почему наше ТВ продолжает говорить только о Крыме и вокруг него – кознях НАТО, украинских диверсантах, подползающих к Кремлю, необходимости замены карт Visa на карточки Сбербанка и т.д.


           Хотя что тут удивительного. Масса объяснений. Одно – сценаристы из Кремля вступили в творческий спор со сценаристами из Голливуда. И выиграли.

В последний месяц было два сюжета, о которых говорили мировые телеканалы. Присоединение Крыма и исчезновение Боинга, который вылетел из Малайзии в Пекин, но по дороге исчез.

Понятно, что второй сюжет в тысячу раз привлекательнее – настоящая тайна с массой сюжетных поворотов, с нелегальными пассажирами, прощальным словом пилота, обломками, которые каждый раз оказываются не обломками…

В общем, все ставили на то, что тайна самолета победит в зрительском интересе. Но нет – история с самолетом пошла на второй план, а крымский сценарий продолжает приковывать внимание.

Потому что Путин понимает, что если ты начал выпускать сериал «Богатые тоже плачут, а президенты никогда», то можешь допустить в каждой части некоторое количество скучных диалогов, но конец серии обязан быть с интригой.

Оставшиеся среди нас редкие критиканы, конечно, говорят, что весь этот сериал – сплошная пропаганда и зомбирование доверчивого населения.

Что на это сказать? Ну да – зомбирование. Так и зрители не против. И вообще, пропаганда – не такая простая вещь. Во-первых, всесильность пропаганды – миф. Пропаганда не может удерживать людей в каком бы то ни было убеждении, если они перестали верить. Пока верят – пропаганда работает. Перестанут верить – ничего не поможет.

Во-вторых, то, что пропаганда действует, – вообще хорошо. Потому что если бы верхи не верили в ее эффективность, они бы заменили методы убеждения на методы принуждения.

В-третьих, пропаганда в большей степени служит для собственного оправдания пропагандирующих, чем для убеждения. Общее правило таково: чем больше оснований чувствовать себя виноватыми, тем страстнее пропаганда.

Это, так сказать, теория пропаганды. Есть и современные особенности. Раньше пропаганду можно было строить, как викторианский роман, – долго и скучно. Теперь законы шоу-бизнеса требуют острого сюжета. Но запас ходов ограничен, и как только сценаристы начнут повторяться (в крымском сериале этого еще не случилось), сериал надоест... Это опасно.

Впрочем, по мнению восточных товарищей, это еще ерунда, а не опасность. Настоящая опасность начнется тогда, когда народ будет воспринимать мир как иллюзию и разуверится в существовании не то что президента, но и высшего разума (в нашем случае одно и то же).

Один человек пришел в брадобрейню (т.е. парикмахерскую), чтобы его побрили. Разговорился с парикмахером, дошли до споров о боге. Парикмахер говорит:
 

- Достаточно выйти на улицу, чтобы убедиться, что бога нет. Если бог существует, откуда столько несчастных людей?

Клиент задумался. Выйдя из парикмахерской,  увидел на улице двух небритых и одного нестриженого человека. Вернулся и сказал парикмахеру:

- Знаете, что я вам скажу:  парикмахеров тоже не существует.                 

ранее:

«Почему в глазах Запада наше присоединение Крыма вызывает сильное удивление, а в глазах россиян нет»
«Берем Россию и переименовываем в СССР – Суверенную Самодостаточную Счастливую Россию»
«Будет меньше коррупции и больше нравственности. И не нужен нам тогда ни доллар, ни Грани.ру»
«Напряженность растет так быстро, что непонятно, кто первый границы перекроет – они нам или мы себе сами»
Путин может остаться в памяти народной, если изучит опыт создателя современного Сингапура











Lentainform