16+

«Весна 2014 года - декабрь 1991-го. Все, что было между можно смело вычеркнуть из жизни»

14/04/2014

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

Твиттер не даст соврать – беседа двух интеллигентных людей весной 2014 года в России выглядит так.


          Тихон Дзядко. Важный вопрос: сколько в итоге сейчас независимых республик существует в Донецке?
Митя Ольшанский. Надеюсь, «Беркут» в Москве на ваших маршах вобьет вас в асфальт. Вы это заслужили.
Дзядко. Митя, проспитесь – пойдет вам на пользу.
Ольшанский. Вам здесь не Киев. Вас ждет Мордовия.
Дзядко. Сейчас я вижу, что вы так распереживались, что даже Твиттер свой реанимировали. Дышите глубже и смиритесь, что СССР давно нет.
Ольшанский. Вашу семью всегда паковали на зону. Запакуют и вас. И поделом.
Раскланиваются.
Ольшанский (в сторону, в Фейсбук). Хочется напомнить каждой либеральной гниде, которая довольно хихикает, глядя на то, как сотни людей забирают в украинскую госбезопасность: здесь – не восток Украины. И тем более не Киев. И здесь у вас, гниды, никакой жизни больше не будет. Сейчас вас пинками выкидывают с работы, закрывают ваши медиа, вырубают вашу малину со всех сторон. А дальше будет больше. Думаю, вы уже догадываетесь, что будет дальше. И поделом. Потому что вы гниды.
Занавес.

Перемена, произошедшая в Ольшанском (человеке-флюгере, по которому всегда можно было определять, с какой стороны в Москве раздают медиа-малины), совпала с изменением государственной принадлежности Крыма. Осознав произошедшее, флюгер выдохнул: «Теперь все по-другому». Читай: в России в очередной раз переключились эпохи, пазл единой концепции истории, наконец, сложился,президент сказал, что «присоединение Крыма стоит внести в единый учебник истории», национальная идея обрела осязаемые очертания.

Весна 2014 года слилась с декабрем 1991-го. Все, что было между, обрело привкус похмельного зияния: вроде бы и был такой день в календаре, но из жизни его можно вычеркнуть. Утро снова встретило нас прохладой,объясняет Кирилл Мартынов: «Никакой Российской Федерации никогда не было, ее должны отменить как временное название страны, пытавшейся оправиться от удара. Присоединение Крыма – символический жест, который рассматривается народом и частью элит как восстановление великого СССР. Именно поэтому в российском обществе существует солидарное мнение, что нет никакой проблемы в присоединении Восточной Украины и Приднестровья. Референдум в Крыму отменил в сознании людей распад СССР, 23 года истории Украины и 23 года истории РФ». Отменил, соответственно, и прежние социальные приличия.

Ольшанский, как флюгер, рефлексии по определению лишен. Но флюгер он легкий, чувствительный. Параллельно разговору о гнидах в России сменился комиссар национального павильона на венецианской архитектурной бьеннале, состав экспертного совета по драматургии в Минкульте и наверняка много чего еще, о чем не написали в Сети.

Олег Кашин, который, в отличие от Ольшанского, умеет точно концептуализировать момент, написал текст, в котором разъяснил на примере 15-летней давности гнобления «либералами» МХАТа им. Горького под руководством Дорониной, что маргиналы – это мейнстрим наоборот. Про «наоборот» многие «либералы» еще и сами помнят. О чем начисто забыто, так это о том, что существует еще и истина. И она неизмеримо важнее, чем грядущее вознесение Ольшанского в ВПЗР и вбивание в асфальт Тихона Дзядко. Потому что только к ней может апеллировать социум, не выкидывающий каждые полвека по 20 лет из собственной истории. По-настоящему маргинально в России именно мышление о ней.              

ранее:

«Не пора ли запретить русский Интернет...»
«Не знаю, какую оценку мне бы поставили в школе за этот ответ о значении Крыма...»
«По два раза на неделе он летает на совещания в ЦРУ». Интересная жизнь у Алексея Навального!»
«Следующими закроют «Фейсбук» и «Твиттер»?..»
«Наша и без того абсурдно громадная родина прирастетеще несколькими квадратными километрами»











Lentainform