16+

Петербуржец рассказал, как в его голове появился замысел почтового сервиса Mail.ru

17/04/2014

Петербуржец рассказал, как в его голове появился замысел почтового сервиса Mail.ru

Российскому Интернету на прошлой неделе исполнилось 20 лет – 7 апреля 1994 года появился домен «ru». Сейчас в России Интернетом пользуются 70 миллионов человек, из них 3 миллиона в Петербурге. Один из архитекторов Рунета – петербуржец Алексей КРИВЕНКОВ.


             В конце 1990-х в его голове появился замысел почтового сервиса Mail.ru. О многомиллиардных оборотах он тогда не помышлял. Сейчас Кривенков интернет-технологиями не занимается, живет в Москве, в Петербург приезжает только родителей навестить.

Говорят, что в жизни все решает случай. Это про вас?
– Отчасти. Я поехал в США, где помогал другу – основателю компании DataArt. Занимались созданием софта. Главным образом сотрудничали с американцами. Но из-за проблем с миграционным законодательством мне пришлось покинуть Штаты и вернуться в Питер. Здесь с будущими партнерами стали создавать для клиентов из США решения по управлению почтовыми ящиками. Терминология сложная, но, по сути, мы стремились к тому, чтобы люди в своем домене могли заводить почту, добавлять пользователей и управлять ими. Позже стали реализовывать идею читать почту через Web.
На западные аналоги уже были?
– Российских решений вопроса не было. Начали думать. Хотели создать почту для российского пользователя. Чтобы она читалась на кириллице, справлялась с неправильными кодировками. С кодировками в ту пору вообще беда была. 20 процентов писем нечитаемы.
Страшно вспомнить.
– Вот-вот. За символическую плату купил у своих друзей хороший домен – больших денег на интересное дело они не потребовали. Наш софт мы объединили с их доменом и открыли регистрацию. Рассказали о сайте друзьям. Те – своим. И так народная молва протаптывала тропу к Mail.ru.
Почему именно такое название выбрали?
– Движок работал на домене нашей компании по разработке софта и назывался mail.marketsite.ru. Работал очень прилично, но название абсолютно нечитаемое. Друзья не пожалели, отдали красивый домен. Вскоре к нему добавился первый логотип компании – осьминог.
А как же «собачка»?
– Это был символ новой почтовой эры, но уже изрядно заезженный. Даже на тот момент. Мы подумали, что такие загогулины может своими щупальцами изобразить только осьминог. Сказано – сделано. В желто-белом дизайне с осьминогом нарисовали логотип и запустили сервис. Уже потом стали ходить по большим сайтам, предлагать бесплатную почту на нашем домене – list.ru, bk.ru, inbox.ru.
Изначально ваша история была про деньги?
– Ни разу. Когда сервис был запущен, о финансовой прибыли и речи не шло. Было в принципе сложно понять возможный масштаб создаваемого проекта и монетизировать все его последствия. Очень долго эта история была не про деньги. Нашей целью было появление хорошего сервиса – для себя, для людей. Спустя несколько лет в нашу часть американского офиса пришли дружественные инвестиционные компании. Они обрисовали ситуацию на рынке – американские сервисы на тот момент продавались за хорошие деньги. Копейки, правда, в сравнении с сегодняшними доходами в Интернет-бизнесе. Мы, в свою очередь, показали американцам карту России. «Здесь больше людей, – поясняли мы. – И, соответственно, в скором времени будет больше пользователей».
Они спорили?
– Нет. Согласились, что доход на такой территории со временем вырастет в разы. Имело смысл становиться большой онлайн-площадкой.
То есть вы уже тогда были уверены в потенциале российского Интернета?
– Это мы вслух уверенно озвучивали свои идеи. Внутри имелись большие сомнения. Но мы не ошиблись. Помню, сам удивился цифрам роста и капитализации компании. Сегодня они в десять раз больше. Но тогда это был сервис, которым в первую очередь пользовались мы сами.
И что – никаких проблем тогда не возникало?
– В основном возникали инфраструктурные проблемы. Наш первый офис располагался на Миллионной улице. Весь интернет-канал проходил через один модем. Я сам его подключал по медным проводам – купил у телефонной станции. Смешно вспомнить, но скорость передачи данных была жалких 128 килобит в секунду. 128 на весь сервис! Когда этот канал закончился, весь сервис перенесли в ЛИТМО, институт точной механики и оптики. Когда там «отключили свет», стало понятно, что в Петербурге недостаточно каналов для нормальной работы.
И вы не раздумывая бросили Петербург.
– В столице находилось основное количество наших пользователей. И мы вместе с серверами решились на переезд. Сервера, кстати, улетели с нами на одном самолете – ручной кладью. Сейчас такое представить невозможно.
А сайт висел, пока вы переезжали?
– Почти. Оставили лишь несколько серверов для приемки почты. То есть люди получали письма, но прочесть их смогли только когда мы обосновались в Москве.
Переезжали мы в самое незагруженное время – в ночь с субботы на воскресенье. Но когда стали подключаться к провайдеру, возникли проблемы с новым, купленным в Москве «железом». Старые диски в него не втыкались. За один день нам предстояло отыскать в столице «железки» для адаптации имевшихся у нас дисков к новому оборудованию. Благо, нашлась компания, торговавшая «железом» в воскресенье.
А дальше?
– Много чего было. Периодически падал сервер, лишая возможности добираться до писем. Приходилось все вручную переделывать. Нас пытались ломать хакеры. С одним из них, кстати, я познакомился впоследствии. Выяснилось, что против нас он ничего не имеет и «ломает» без злого умысла. В дальнейшем, кстати, спокойно общались. Он перестал нас «ломать». А лет через десять я узнал, что его арестовала ФБР.
Кстати, о спецслужбах. Говорят, что в 1998 году они начали устанавливать программу СОРМ для чтения переписки людей в Mail.ru…
– К моменту моего ухода из компании в 2001 году столкнуться с этим не доводилось. Тогда эта мера относилась к провайдерам, а не к онлайн-службам.
Но в целом переписку могли контролировать?
– В тот момент нет. Иногда приходили решения судов, тогда переписка становилась достоянием третьих лиц. Всем остальным, в том числе следователям, отказывали. У нас получалось говорить категорическое «Нет!». Просили приходить только с решением суда. Внутри компании мы также не создавали интерфейс для чтения почты. Регистрировались и действия сотрудников компании, дабы не было желания куда-то подсматривать.
Электронная почта сильно изменила Россию?
– Во-первых, она убила почту обычную. Кроме того, Россия стала более открытой. Возможности общения расширились. Помню, в конце 90-х если какие-то знакомые уезжали в Европу, и не дай бог в Америку, мы с ними прощались навсегда. Возможность поговорить по телефону была почти нереальной. А потом появилась «электронка». Сначала письма доходили минут за 15-20, уже в сотни раз быстрей «конверта». А по тем временам это вовсе было фантастикой!
Во-вторых, мы создали удобный, приятный сервис, познакомивший многих людей. До Mail.ru я занимался подключением людей к Интернету. Ходил по домам и видел, что веб-пространство манило во многом из-за электронной почты. Поначалу общаться было сложно, неудобно. Со временем стало легче. Я тестировал все это на своих родителях, знакомых.
Возможность проверять уникальность своего логина когда появилась?
– Сначала, если адрес был занят, тебе говорили: «Извини». Но занятых становилось все больше, мы росли и не хотели терять пользователей. Стали думать. Главная проблема как раз заключалась в уникальности имен. Мы решили добавлять новые домены, придумывать автоматические генераторы имен, где за основу брались имя и год рождения.
Когда поняли, что ваша идея сделала вас богатым?
– В 99-м году. В нас инвестировали $ 1 млн. Тогда же Mail.ru была выделена в отдельную компанию. После первых инвестиций мы долго не зарабатывали нужных денег для содержания имевшегося роста. В 1999-м вовсе были близки к тому, что деньги кончатся. Мы сокращались, было тяжело, но все благополучно разрешилось.
И вот он, ваш первый миллион долларов. Ощущения?
– Рабочие. Сразу понял, сколько нужно купить новых серверов и куда их разместить. Какое количество программистов позвать на работу. Мы осознавали, что эти деньги очень нужны, и знали, как их правильно потратить.
Ответственность перед инвесторами чувствовали?
– Когда в нас вложили деньги, стало понятно: то, чем мы занимаемся, не только развлечение, но и общественно-полезный сервис. А также обязательства. Нужно и деньги зарабатывать, и продавать рекламу. Изначально в рекламу мы вложили тысячу долларов. Покупали красивые баннеры, везде их размещали. Потом очень долго не вкладывались. И только перед моим уходом в 2001 году начали телевизионную кампанию, давшую приток новых пользователей. Основной же прирост продолжал быть «натуральным», так сказать, органическим – люди просто рассказывали друг другу и регистрировались.
Электронная почта еще не устарела?
– Электронная почта стремительно стареет и повторяет путь бумажной. Люди устремились в социальные сети, все реже заглядывая в электронные ящики. Сейчас люди, в принципе, общаются короткими сообщениями в мессенджерах. И если «длинная» почта не трансформируется, она тоже умрет. Такова жизнь.
В последнее время в Думе все время поднимают вопрос о контроле или ограничении деятельности в Интернете. Как вам такие инициативы?
– В предложениях наших законодателей даже больно разбираться. Они настолько маразматичны.
Но это реально – закрыть доступ к всемирному Интернету в России?
– Как показывает опыт китайского firewall – да. Другое дело, что люди быстро находят способ уйти от контроля. Но обойти преграды может лишь небольшая горстка людей. Большинству же вход будет воспрещен раз и навсегда.

Досье

Алексей Кривенков в 1996 году бросил учебу на физическом факультете СПбГУ и уехал в Нью-Йорк. Около года торговал компьютерами, писал программы, устанавливали сети. Потом вернулся в Петербург, где с приятелями разработал портал бесплатной почты. В начале 2000-х покинул компанию. Сколько получил Алексей Кривенков на выходе – неизвестно, но он мог позволить себе не работать. Потом основал компанию, которая делает дизайнерскую бумагу.

За 15 лет работы почтового сервиса Mail.ru на нем было зарегистрировано 400 млн электронных адресов. Сейчас крупнейшим собственником Mail.Ru Group является Алишер Усманов.                     

Катерина КАБАНОВА, Даниил РАТНИКОВ











Lentainform