16+

«С каждым днем на Украине становится жить все тяжелее»

21/04/2014

«С каждым днем на Украине становится жить все тяжелее»

Пограничная служба Украины ввела запрет на въезд в Украину гражданам России мужского пола в возрасте от 16 до 60 лет – поскольку они «могут каким-то образом повлиять» на обстановку на востоке Украины. Петербуржец Дмитрий ЛАТАШЕНКО, начальник отдела развития и маркетинга ЗАО «Меттек», успел побывать в Запорожье, где родился, до введения запрета. С его предыдущего визита на Украину многое изменилось. Что именно – он рассказал «Городу 812».


               – Вы когда были на Украине?
– Вернулся в начале апреля. А до этого – на месяц раньше. Многое изменилось за это время. У большинства людей, особенно пожилого возраста, сейчас присутствует полная уверенность, что вот-вот грянет война, которую развяжет Российская Федерация. Они к этому готовятся, в оружейных магазинах закупаются. Мне сосед сказал: я купил себе охотничий карабин. Спрашиваю: с кем воевать собираешься? Он: вообще-то с «Правым сектором», но когда русские придут, то и с ними.
В целом в Запорожье все спокойно: люди как работали, так и работают. Но поскольку доллар дорожает каждый день, люди начинают экономить, отказываются от больших покупок. От этого очень страдает сфера услуг. Когда я был в командировке в сентябре,  каждый вечер маленькие кафешки были заполнены, а в пятницу вообще мест не было. Сейчас кафе стоят пустые. Мне друзья объяснили: сейчас всякая шваль повылезала под разными лозунгами, и лучше вечером пешком не ходить. Будешь возвращаться – садись на такси, безопасно доедешь. Я так и делал.

– И что происходит на улицах по вечерам?
- Они не хотят афишировать, но уровень преступности в городе стал выше.  Практически нет милиции на улицах. За все время  я видел только две милицейские машины, а  пешие патрули, которые раньше были, вообще исчезли. Милицию в виде ГАИ  можно увидеть, когда она приезжает на ДТП, – и то редко. В Интернете много видео, где офицеров милиции избивают, хотя они приехали по вызову. И почему теперь они не выходят, понять можно – остаться инвалидом никто не хочет.

– И как народ на действия России реагирует?
– Отец моего одноклассника сказал, что  он готов защищать отечество. Когда я приехал, он был на грани нервного срыва, кричал мне: «Что вы делаете? Почему вы не остановите своего Путина, который готовится убивать не только украинский народ, но и ваш российский!» Я спрашивал у всех: почему вы уверены, что начнется война? «Вы посмотрите, что по телевизору показывают! – отвечали мне. – Мощнейшая чуть ли не со времен Второй мировой войны группировка российских войск вдоль границы! Значит, вот-вот на нас нападут. Нам показывают кадры, как передвигаются танки, где они дислоцируются».

А я сам офицер запаса и знаю, что места дислокации даже во время учений серьезно охраняются, к ним никого не подпускают. Как их могут по телевизору показывать?

Спрашиваю: а вам не показывали, как 21 марта группа офицеров украинского Генерального штаба выполняла облет российских территорий по программе «Открытое небо»? Украинский офицер в звании полковника сказал, что они отсняли 280 метров пленки на вмонтированное на самолетах и вертолетах фотооборудование и визуально присутствия войск не обнаружили. Мне говорят: нам такого не показывали, и наш офицер не мог такого сказать.

Украинцы говорят про русских: вы воры, вы украли нашу территорию. «Это все равно что если бы я пришел к тебе в дом и начал выносить имущество», – сказал мне друг, хотя параллели не совсем корректные. А когда я говорю, что в России, в отличие от Украины, нет мобилизации, они твердят: вы же в Крым войска ввели! «Они там были со времен Суворова!» – такие ответы им совсем не нравятся.

– В Запорожье можно смотреть  российское телевидение?
– Можно – в Интернете. По телевизору – нет. Если в начале марта можно было смотреть большинство российских каналов, то сейчас только свои каналы.

В первый день в Запорожье я вошел в Интернет почитать новости. Батюшки! Я будто очутился в Зазеркалье! Например, я видел такой ролик: российский танковый батальон разгрузился под Купянском. Купянск – это узловая станция под Харьковом. Звоню в Купянск однокурснику: я ролик нашел, что у вас разгрузился батальон. Он говорит, что новость такую слышал, но батальона этого никто не видел. Наверное, придумали: не может быть, чтобы его протащили через границу, а никто и не заметил.

Это все более чем ожидаемо. Новой власти нужно как-то оправдать свои поступки. И так как они сейчас экономикой не занимаются, возникшие провалы нужно на что-то списать. Беспроигрышный вариант – защита отечества, мобилизация и прочее. Россиян называют исключительно оккупантами, захватчиками. Но уже даже украинские каналы транслируют, как возмущаются люди, призванные на сборы. Их созвали на подготовку на 10 дней, прошло больше. И вот они сидят на территории этих сборных пунктов, кормят их плохо.

– Вы ведете бизнес с украинскими компаниями. Тоже что-то изменилось?
– У бизнесменов отношение к России очень неоднозначное благодаря СМИ, которые вбрасывают провокационные сообщения. Например, украинские компании уверены: когда вы в России заказываете оборудование, российская таможня под разными предлогами ваш заказ из России не выпустит. Заказчики, с которыми я работаю, даже приводят примеры: вот компания «Метинвест» из Донецка заказала оборудование в России, оплатила его на 100%, а теперь не может получить, так как его не пропускает российская таможня. Странная история, сказал я, ведь эта компания всегда расплачивается за товары через 45 дней после поступления их на склад, а тут ни с того ни с сего оплатила сразу, не получив еще товар. Может, кому-то  выгодно такие слухи распускать, чтобы вы отказались от покупки российского оборудования и покупали такое же на Западе, но дороже?

Нас пугали тем, что скоро не смогут покупать наше оборудование, и чтобы продолжить отношения, предлагали даже открыть производство на Украине, объясняя так: «Когда мы экономически вступим в Евросоюз, вам очень тяжело будет продавать ваше оборудование здесь». Они уверены, что Украина скоро подпишет экономическую часть соглашения с Евросоюзом. Они не понимают, что обещания ЕС не означают мгновенного членства: они просто будут стоять в очереди,  пока все их стандарты не будут приведены под стандарты Евросоюза.

– Задержки товаров российской таможней действительно были?
– Когда мне сказали, что российская таможня получила негласное указание тормозить грузы, которые оплатили украинские предприятия, я позвонил своему шефу, тот – к нашему таможенному брокеру с запросом: есть такое указание? Брокер позвонила в разные места, все сказали, что впервые об этом слышат.

– А украинские пограничники легко вас впускали?
– Со стороны Украины проверяют строже: в феврале ничего не просили, кроме паспорта. А сейчас попросили командировочное удостоверение, обратные билеты,  сфотографировали. Потом пограничник говорит: я вам должен провести инструктаж, а вы распишитесь, что по окончании командировки обязуетесь покинуть территорию Украины. Я расписался. А за мной стояла супружеская пара – они приехали в Запорожье в гости. И очень долго их допрашивали. Я спросил потом, почему. Они говорят: «Пограничники долго решали, пускать нас или нет». Тех, кто приезжают в гости, очень долго пытают.

– А российские пограничники как к украинцам относятся?
– Украинский знакомый, который собирался в Россию, в Белгород, спросил: «Сколько я должен иметь валюты и какой медицинский полис нужно оформить, чтоб меня пропустили?» Я не понял вопроса: нужен внутренний украинский паспорт – и все. А он говорит: нет, уважаемые люди сказали, что нужно иметь при себе минимум 400 долларов и международный страховой полис. Я пообещал все выяснить. Наши пограничники сказали мне, что порядок прохождения границы регулируется межправительственными соглашениями, которые никто не отменял. В этих соглашениях ничего не сказано ни по поводу денег, ни по поводу страхового полиса.

Один из пограничников рассказал: «Вчера на паспортном контроле девушка так нервничала, что мы все обратили внимание. Я спрашиваю: девушка, вам нехорошо?  – Нет, но я боюсь, что вы меня не пустите. – У вас документов нет? –  Документы есть. У меня нет медицинского страхового полиса. – Какого полиса? – Говорят, я должна показать международный страховой полис и 400 долларов. Деньги у меня есть, а  полиса нет. – Никто не будет спрашивать у вас полиса. Проходите спокойно».

Информации недостоверной в блогах, на форумах огромное количество! В таких условиях переубедить людей, что войны не будет, невозможно.

А между тем есть более серьезные проблемы. Например: что будет с экономикой Украины в наступившем году, какие цены? Как растет ценник на заправках: недавно дизельное топливо было 8 или 10 гривен, а сейчас уже 12 – при том что при нынешнем курсе маршрутка стоит 2,50 гривен – это 7,5 рублей!  Общественный транспорт – 1,5 гривны – 4,5 рубля. Для Питера это смешные цены. И продукты – то же самое. Килограммовый батон «Александровский» высшего сорта стоит 4 гривны – 12 рублей. Но топливо, цена которого растет, потянет за собой рост себестоимости товаров.

– Какие зарплаты сейчас на Украине?
– Мой одноклассник получает пенсию как подполковник запаса 1600 гривен – это 4800 рублей. Он работает в казначействе, и в скором времени у него либо пенсию, либо зарплату заморозят. А отец его – инвалид 1 группы – раньше имел субсидии на лекарства, а теперь их отменили. Людям становится жить очень тяжело. Экономика в кризисе, нужно серьезно заниматься сельским хозяйством. Сфера услуг вообще затухает. Моя украинская невестка, работавшая в престижном ресторане, осталась без работы. Владелец собрал коллектив из 80 человек и объяснил, что за три месяца ситуация изменилась так, что ему нечем стало платить зарплату – пришлось закрыть ресторан.

– Что думают в Запорожье о происходящем в Донецке, Луганске, Харькове?
– Сначала кричали, что это россияне организуют там смуту. Но во многих репортажах протестующие начали доставать паспорта и показывать, что они граждане Украины. Говорил со своим знакомым в Харькове, он сказал: в случае чего пойдем защищать свой город. Но не от русских, судя по всему. «Правда, что на площади перед администрацией россиян половина?» – спрашиваю я. «Брось ты!» – говорит.

Бурлят Донецк, Луганск, Харьков. При определенных условиях такие события возможны и в Запорожье. Но в общей массе люди сейчас стараются браться за работу, и если митинги и происходят, то только в выходные. Запорожье – город, вытянутый вдоль Днепра. Главная улица – проспект Ленина (и название не собираются менять, потому что это самый длинный проспект Ленина в Европе). Администрация находится посередине проспекта, и если народ там собирается, то проспект перекрывают, и тогда весь город парализован. Постепенно протесты перенеслись в начало проспекта, к памятнику Ленину.  Пророссийские настроения у народа присутствуют, но многие говорят об этом шепотом, так как антироссийские настроения присутствуют тоже, причем очень серьезно, но не по отношению к народу, а по отношению к президенту Российской Федерации и к российской армии, которую иначе как оккупантами не называют.

Майдановцы пытаются дискредитировать митинги эти, и в итоге во время беспорядков милиция звонки принимает, но не выезжает – они сами боятся.

– Чего все ждут – чем думают, закончится?
– Если власти пойдут на силовое решение проблем в Донецке, Луганске, Харькове, то Юг и Юго-Восток будут требовать референдума. Думаю, это украинскую власть останавливает. При этом жители этих городов хотят остаться в рамках Украины, но получить другие полномочия: Харьков, Донбасс, Луганск, Запорожье, Одесса – города, которые кормят Западную Украину. Центральные области более-менее независимы. А  Западу Украины производить нечего практически. Поэтому восточные территории просят, чтобы произведенная продукция оставалась у них, за минусом налогов. Вот, собственно говоря, и все, чего они хотят.

– А в Крыму все рады вхождению в Россию?
– 1 марта звоню в Симферополь однокласснице – она в слезах: что же ваш Владимир Владимирович нам такой подарок сделал – ввод войск, война! Я ее успокаивал. После референдума говорю с ее сыном: все нормально, говорит, маме пенсию принесли в российских рублях. На российский паспорт очереди ужасно большие, ждем, пока не схлынут. 

Потом звоню однокласснице: «На референдум ходила?» – «Да». – «За что голосовала?»  – «За вхождение в состав России... Я поняла, что это уже свершившийся факт, и лучше я буду жить в Симферополе в спокойной обстановке». Это главный аргумент крымчан: стабильность и спокойствие. Конечно, пока бардака много, идет  переход из одного государства в другое. И пенсия пока эквивалентна украинской – но потом введут российскую тарифную сетку.

– И что же – никаких проблем в Крыму сейчас нет?
– С присоединением к России продуктов в крымских магазинах стало немного меньше – говорят, что со стороны Украины таможня не пускает фуры с продуктами. Неизвестно, правда ли это. Я понимаю, что это проблема решаемая. Но все-таки в Крыму живет 2 млн человек, которых нужно кормить завтраком-обедом-ужином. И тут уже России нужно думать, что будут делать крымчане, если у них не будет поставок с Украины. Ведь у самого Крыма нет ни энергетических, ни сельхозресурсов – там земля хороша для винограда, для роз, но нет площадей, чтобы сеять пшеницу в достаточном количестве, выгонять скот и так далее. Теоретически можно даже капусту выращивать, но она требует много воды, а воды там нет. Надеюсь, наши власти проблему пропитания решат.

Я немножко завидую крымчанам: у них сейчас все спокойно, а на Украине только начинаются политические противостояния.

– За кого, по вашим ощущениям, украинцы с Юго-Востока собираются голосовать в мае на президентских выборах?
– Подавляющее большинство моих знакомых не верят ни одному из кандидатов. Они говорят, что не пойдут на выборы. Те, кто собираются на выборы, будут голосовать импульсивно. Лидера нет. Мой товарищ, который всегда был ярым сторонником Тимошенко, теперь настроен против нее. Кого они уважают – так это Лукашенко. Чуть ли не каждый говорит, что выбрал бы его, если бы был такой кандидат. Думают, он навел бы порядок на Украине.                

Анастасия ДМИТРИЕВА











Lentainform