16+

«Света из Иваново», примитивная, невежественная и внушаемая, Пугачевой никогда не станет»

29/04/2014

ЛИЛИЯ ШИТЕНБУРГ

Теленеделя одарила встречей с прекрасным. На роль «прекрасного» претендовали некто Стефанович, бывший муж Аллы Пугачевой, патер Браун и Уильям Шекспир. Вывод: никогда не соревнуйтесь с Шекспиром. Особенно когда у него день рождения.


        Поначалу у Стефановича были неплохие шансы. Публика Первого канала, заинтригованная слухами о пучине тайн личной жизни своей примадонны, ринулась смотреть сериал «Кураж», где было обещано «открыть всю правду» о том, как этот самый Стефанович взял девочку с улицы и превратил ее в Пугачеву.

Но вместо «Куража» вышло классическое: «Сделать хотел грозу, а получил козу. Розовую козу. С желтою полосой». Амбициозный, ущемленный в правах и пропадающий в забвении «разведенок» сделал все (вплоть до пластических операций на собственной физиономии), чтобы оказаться главным героем фильма о судьбе певицы. У него почти получилось. Писклявую певицу Галлу, барышню в пугачевском балахоне и с харизмой для подпевок, он и в самом деле затмил. Но даже отдаленное воспоминание о том, что собой представляет Алла Пугачева в реальности, бесследно рассеивало сериал в эфире.
Наглядно продемонстрировав ущербность идеологии новейших культурных проектов: нет, дорогие, условная «Света из Иваново», примитивная, невежественная и внушаемая, народной звездой никогда не станет. Так и останется розовой козой.

Канал ТВ-Центр оперативно продолжает показ второго сезона английского сериала «Отец Браун». Это вольная фантазия на темы героев Г. К. Честертона. И тот, едва ли не единственный случай, когда у ВВС что-то не получается. Хотя, казалось бы, канон выдержан. Все, за что весь мир так любит британские сериалы, здесь есть: тихая и чистая английская деревня, умиротворяющая атмосфера, невозможно милый уют в каждой детали – от клубничных сконов до церковного шпиля. Забавные обитатели, самый нелепый из которых сможет дать фору по части чувства собственного достоинства и терпеливой выживаемости любому классическому герою. Дивная манера после каждого загадочного происшествия (даже ужасно опасного) непременно выпивать чашечку-другую крепкого чая. Потому что преступление преступлением, но это не повод отменять чаепитие. И наконец, сам патер Браун (Марк Уильямс, более известный как папа Уизли из «Гарри Поттера») – в меру неприметный и уж точно не претендующий на значительность добрый пастырь, несколько неуклюжий, крайне внимательный и превыше всего ставящий здравый смысл. Просто не честертоновский.

Дело даже не в том, что авторам сценария пришлось «разбавлять» сюжеты Честертона собственными фантазиями и насыщать его истории убийствами, драками и перестрелками для динамизма. Действие перенесено в 1950 годы, Англия залечивает раны Второй мировой, с трудом открывает для себя понятие «толерантность», прощается с остатками аристократических «дворянских гнезд». Поэтому гениальный вор, а впоследствии гениальный сыщик Фламбо из французского аристократа превращается в жертву войны (впрочем, еще Первой мировой). В жертву войны превращается и «жрец Аполлона» – он уже не дьявольски самонадеянный язычник, ницшеанец-солнцепоклонник, а бедняга с сильнейшим посттравматическим расстройством, увидевший религиозный символ во врачебном стетоскопе и грязно домогающийся адептов-блондинок.

Вполне по-честертоновски добиваясь рациональных объяснений иррациональных явлений, создатели нового «Отца Брауна» отказываются иметь дело с вполне рационально существующей силой христианской веры. Не вдаваясь в теологические нюансы, заметим, что для патера Брауна существование зла, к примеру, было объективной реальностью. И сражался он с ним за души грешников изо всех сил, превращая собственные приключения в детективы-проповеди. Герой Марка Уильямса тоже нередко говорит о душе, однако в его арсенале, в основном, утешение и прощение. На бой с дьяволом этот пастырь не поведет. А кроткий патер Браун только так и поступал.

Тут великая традиция британского телесериала подходит к пределу своих возможностей. А они ведь почти безграничны: мы охотно прощаем любые логические, сюжетные, вкусовые и прочие проколы бесконечному «Аббатству Даунтон» и прочим утопиям «доброй старой Англии» – лишь бы сохранялась иллюзия реальности «маленького острова», где торжествует разумность, покой и достоинство. И где  боги Домашнего очага несколько затмили того Бога, в которого верил Г.К. Честертон. В противном случае, на ВВС появился бы еще один весьма своеобразный, необыкновенно обаятельный, страшно раздражающий и крайне опасный герой, интеллектом вполне сравнимый с обожаемым Шерлоком, а по степени провокации – его превосходящий. Кстати, пара Бенедикта Камбербатча и Мартина Фримана в ролях блистательного героя и его друга-антагониста тут была бы крайне полезна. Только в обратной последовательности. Фриман мог бы стать замечательным патером Брауном.

А 450-летие Уильяма Шекспира на канале «Культура» отметили щедрым показом сериала ВВС «Пустая корона» – это шекспировские хроники («Ричард II», две части «Генриха IV» и «Генрих V») в толковом и эффектном изложении с участием Бена Уишоу, Джереми Айронса, Рори Киннира, Тома Хиддлстона – и почти всех, кого бы пожелали там увидеть настоящие фанаты лучшей в мире актерской школы. Это шоу – к тому же и театральный вариант рыцарского турнира: когда в одном кадре собираются минимум три (уже знаменитых), а максимум шесть-семь (готовящихся) Гамлетов, и одни играют за Йорков, а другие – за Ланкастеров, то скрытый актерский конфликт становится едва ли не интереснее войны Алой и Белой Розы. А впрочем, как вам это понравится, как говаривал юбиляр.              

ранее:

«В сериале «Гетеры майора Соколова» есть явные претензии на достоверность фактуры...»
«В сотнях театров» – согласно версии телеведущего Киселева происходит страшное: «мат, обнаженка и непристойность»
Стоит ли идти на новый спектакль с участием Алисы Фрейндлих
«Почему телефильм «Ладога» о блокаде ругают все кому не лень»
«Оттепель» подчеркивает зазор между временем хрущевской оттепели и путинской стабильности








Lentainform