16+

Владлен Чертинов – о розыске корней и воскрешении Лазаря

29/04/2014

Владлен Чертинов – о розыске корней и воскрешении Лазаря

«Воскрешение Лазаря» – так называется первая художественная книга Владлена Чертинова, главного редактора газеты «МК» в Питере». Она только что вышла из печати. Книга не о суровом настоящем российской журналистики, а о казаках и о том, что прошлое никуда не исчезает, оно определяет поведение людей, живущих в наше время.


          Книга увлекательная, действие происходит то в современном Петербурге, то на казачьем Дону в 1920-е годы. «Городу 812» Владлен ЧЕРТИНОВ рассказал, как ездил по казачьим станицам, разыскивая собственные корни, и как из этого получилась книга про воскрешение Лазаря.

О чем книга

Главный герой «Воскрешения Лазаря» Геннадий Кауров – успешный человек, с хорошей работой, деньгами, семьей, любовницей и либеральными взглядами. Однажды он находит в доме недавно умершего деда тайник, в нем – письмо 73-летней давности, адресованное неизвестному Лазарю Черному.

Он плохо знает историю своей семьи, никогда ею не интересовался, но письмо вызывает в нем любопытство, он начинает восстанавливать жизнь казака Лазаря, бандитствовавшего в донских степях в 1920-е. И тут герой обнаруживает, что на него началась охота. Неведомая сила пытается загнать его в ловушку и убить, отомстив за неведомый грех.

Весь прежний жизненный опыт бизнесмена Каурова оказывается бесполезным. Ни интеллектом, ни деньгами, ни связями с этой силой не совладать. Из успешного предпринимателя он превращается в слабого и трусливого человека. Чтобы выжить, он должен полностью измениться. То есть стать таким, как его предки…

– Действие вашей книги происходят в двух временных плоскостях – в современной России и на казачьем Дону в 20-е годы. И события сегодняшние повторяют то, что происходило 90 лет назад. Что это: мистические совпадения или подтверждение того, что каждый из нас, сам того не зная, повторяет путь предков?
– Для кого-то этот смысл мистический, а для кого-то практический. Потомки должны продолжать дело предков, но не в том смысле, что сын рыбака тоже обязательно должен быть рыбаком. Ни одна страна не может жить без учебников истории. Историю надо знать не только для того, чтобы гордиться своей родиной. Но и для того, чтобы люди осознавали себя гражданами, ощущали принадлежность к стране, учились на собственных ошибках. Важность изучения истории в масштабах страны ни у кого сомнений не вызывает. Но почему же тогда большинство людей наплевательски относятся к истории своей семьи? Здесь ведь все то же самое. Надо знать и любить своих предков уже просто потому, что это делает нас сильнее. И если человек не знает ничего о своих предках, то он не знает самого себя. В этом причина того, что в наши дни многие живут не своими мыслями, а информационными стереотипами, живут чужой жизнью. Их легко сбить с толку, им легко запудрить мозги. Например, если ты знаешь, сколько крови пролили твои предки ради этой страны, тебе никогда не придет в голову ее покинуть или отдать на откуп чиновникам и мигрантам.

– Вы сами хорошо знаете историю своих предков?
– Я лишился отца во втором классе, а мой отец своего отца – в три года. Я всегда знал, что мои предки по отцовской линии – казаки. Но не более того. Не знал даже, из какой станицы они были. Мой отец родился в 1938 году в городе Свободный – столице БАМлага. Я знал из истории своей семьи – лишь несколько фактов и кодовых слов. С 1995 года стал плотно заниматься этим вопросом. Сейчас есть специальные генеалогические сайты, многие материалы уже выложены в Интернете. Но в то время самого Интернета у нас еще не было. Тогда все представляло сложность. Я даже не знал, где теоретически можно искать. Потом ходил в Публичку, листал сборники приказов по Донскому и Кубанскому казачьим войскам. Они издавались каждый год отдельной книгой. Наткнувшись на упоминание о ком-то из Чертиновых, я ехал в то место, откуда он был (в приказах напротив каждого казака всегда указывалась его станица). Обычно делал это во время отпуска. Где-то находил Чертиновых, где-то нет. Расспрашивал, записывал. Показывал фото отца и бабушки. Пытался установить родство. Вычерчивать генеалогические линии этих Чертиновых. Зачастую понимал, что они никак не пересекаются с моей. Но во всех случаях эти поездки были очень познавательны. Почти у всех Чертиновых, да, наверное, и у всех казаков, после гражданской войны сгинуло много родственников. И люди, выслушав мою историю, часто охотно предлагали мне свое родство. Им даже не нужны были доказательства этого родства. Фамилия у нас довольно редкая. Для многих Чертиновых – она уже сама по себе свидетельство какого-то родства.

– И в книге – история вашей семьи?
– Многие обстоятельства моих поисков я поместил в книгу. Я записывал стариков в хуторах и станицах и привел их рассказы кое-где чуть ли не дословно, сохраняя даже манеру речи. Я, например, не выдумал огромный пожар в лесу, зарево которого было постоянным фоном моего пребывания в станице Островской, где происходит действие книги. Не выдумал историю Лазаря Черного и даже его имя (на самом деле реального прототипа звали Лазарем Чертиновым). Он был местным разбойником в начале 20-х годов. Я записывал истории о нем. Узнал, как однажды он ускользнул от чекистов, которые выследили и окружили его в сарае, рядом с домом любимой девушки, к которой Лазарь приходил по ночам. Он отстреливался. Сарай подожгли. Тогда, посмотрев, куда тянет дым, он выломал с той стороны доски и ушел благодаря дымовой завесе. Этот сюжет и подвигнул меня сесть за написание книги.

От одной старушки, я услышал, что красные зарубили Лазаря в хуторе Тарасове. Когда я отправился в этот хутор, меня посещали странные мысли о том, что от моего похода зависит – жить или умереть Лазарю, хотя я оказался в тех краях в 1990-е годы, а он жил там в 1920-е. И тем не менее я как будто шел его спасать, воскрешать. С такими же мыслями шел в Тарасов и герой моей книги. И он, как и я, испытал облегчение, когда в последней хате этого самого хутора встретил старика, который мальчишкой знал Лазаря. Старик рассказал, что у них на хуторе на самом деле зарубили не Лазаря, а его друга Евхима Буянова (тоже реальный персонаж, и он фигурирует в книге), а Лазарь спрятался во время обыска в печке (в книге я поместил его в трубу), а потом он сбежал в Казахстан. То есть я своим походом на хутор все-таки «воскресил» Лазаря. И в тот момент, я, кстати, решил, что он – мой дед, потому что я родился в Казахстане. Правда, позднее я понял, что это не так. Хотя в целом книга – не автобиография. У меня совсем не такая судьба, как у моего героя.

– Как далеко вы углубились в поисках своих предков?
– Я дошел до конца XVII века. Мои предки родом из печально знаменитой станицы Пристанской, в которой была штаб-квартира Булавинского бунта. Петр I повелел ее сжечь. На пепелище основали крепость Новохоперск, куда разрешили вернуться тем казакам, которые в восстании не участвовали, потому что в это время воевали в составе войск Петра I против шведов. Среди них, видимо, был и мой предок Иван Чертинов.  Последним местом, где жили мои предки, была станица Суворовская, через ныне заброшенный сад Чертиновых проходила граница между Кубанским и Терским казачьими войсками. В 1918 году казаки этой и еще двух соседних станиц восстали против красных под предводительством Шкуро, который потом стал генералом у Деникина, а многие «суворовцы» вошли в состав знаменитой «волчьей сотни». Неудивительно, что советская власть потом катком прошлась по станице. Почти не осталось документов по Суворовской, начиная со второй половины 19 века. Да и самих людей не осталось. Как я теперь уже знаю, в начале 20 века в станице было по меньшей мере семь семей Чертиновых. Но сейчас там живут потомки лишь одной из них – семьи Кирилла Чертинова, который в гражданскую войну воевал сначала за белых, а после ранения – за красных. Куда делись его двоюродные и троюродные братья и их дети – неизвестно. Ныне живущие в станице Чертиновы ничего об этом не знают. Но они вспомнили, что в конце 1950-х их родители ездили в соседние Ессентуки на тайную встречу с одним из таких вот «исчезнувших», который скрывался под чужим именем и приезжал всего на одну ночь.

Я впервые оказался в Суворовской в 1996 году. Помню первую реакцию Чертиновых. «Не-е, мы всех своих знаем», – сказала самая старшая из них – бабушка Стюра. А потом смотрит на меня и говорит: «Что-то уж больно ты на моего отца Кирилла скидаешься». Она отвела меня в дом, показала фото над кроватью. У меня комок встал у горла – ни до ни после я не встречал человека, с которым мы были бы так похожи…

– Сами считаете себя казаком?
– Считаю. Но дело даже не в этом. Я могу себя считать, кем угодно. Но мои предки по отцу – казаки, а значит, и я казак – это просто медицинский факт.

– Как вы сами для себя формулируете – о чем в итоге «Воскрешение Лазаря»?
– О связи между предками и потомками. Я уверен, что она намного глубже и непостижимей, чем кажется. Предки и потомки – один живой организм, одно родовое тело и одна душа, которая живет в крови, в генах... У некоторых животных и насекомых существует коллективный разум – они поступают так, как всегда поступали их предки. Вроде бы неосознанно совершают именно те действия, которые оказываются наилучшими для сохранения вида. Думаю, нечто подобное происходит и у людей – только не в пространстве, а во времени. Я верю в родовой разум. Он движет людьми – управляет мыслями и поступками представителей разных поколений одной семьи. Твой род – это твое бессмертие.

И часто так бывает, что в критический момент человек может черпать силу только в самом себе и в своих предках. Что они заложили в твои гены, то и будет работать в последнюю минуту.         

Антон МУХИН











Lentainform