16+

«Как я ходил в монгольский ресторан в Дании»

19/05/2014

ГЛЕБ СТАШКОВ

Фанаты «Зенита» выбежали на поле. Один из них ударил футболиста «Динамо». Скандал. Техническое поражение «Зениту». Штраф. Два матча без зрителей. А кто виноват? Фанаты? Ни в коем случае. Один из них в печати отозвался о московском «Динамо» так: «Противно, что такая команда существует. Это оскорбляет мое человеческое существование».


            Причем этот фанат как раз на поле не выбегал. Что уж говорить про тех, кто выбегал. Им-то каково живется, пока существует такая команда, как «Динамо»? С них взятки гладки.

Виноваты, как всегда, либералы-западники. Благодаря им у нас теперь свои правила. Вернее – чужие. Полиция теперь дежурит не на стадионе, а вокруг стадиона. А на стадионе дежурят стюарды. Которые, похоже, фанатов боятся. И их, надо сказать, можно понять.

Стюарды и без полиции – это как в Европе. И в очередной раз мы убеждаемся, что как в Европе – это не про нас.

Не приживаются у нас европейские порядки. У них любят бородатую Кончиту, а у нас – бородатого Стаса Михайлова. Что хуже – не знаю. Важно, что мы разные и мы не вместе.

Расскажу историю про датчан. Точнее – про членов их либеральной партии Venstre. А еще точнее – про нас. В общем, просто расскажу историю.

Когда-то давно, еще в 90-х, я с этими датчанами общался. Они приезжали к нам учить нас демократии. А мы ездили к ним учиться демократии.

И вот в Копенгагене отвели нас датчане в монгольский ресторан. Они каждый вечер отводили нас в какой-нибудь ресторан. На этот раз – в монгольский.
– Монголы – это нам близко, – сказал наш руководитель из русских.
– Почему? – удивились датчане.
– У нас было татаро-монгольское иго.
– Серьезно? – снова удивились датчане.
В общем, заходим мы в монгольский ресторан.
– Вы почто Козельск сожгли? Зачем Киев разрушили? – обратился к монголам мой приятель.  

Монголы – в свою очередь – тоже удивились. Но приветливо улыбались. По-русски они не понимали. Впрочем, по-датски они тоже не понимали. И по-английски не понимали. Видимо, как привыкли со времен Чингисхана чувствовать себя хозяевами, так и не отучились.

А монгольский ресторан – он на самообслуживании. Почти на самообслуживании. Лежат овощи. Лежит мясо. Ты берешь мясо и относишь монголу, который стоит у плиты. Он при тебе жарит мясо и отдает обратно.

Наш руководитель из русских отдал монголу мясо с огурцами.
Монгол чего-то ему сказал. По-монгольски. Руководитель ответил:
– ОК!
Монгол пожал плечами и пожарил мясо с огурцами.
– Культурные люди! – восторженно произнес руководитель. – Огурцы жарят!
И все – вслед за руководителем – принялись жарить огурцы.
Только я наотрез отказался.
– Ты, – сказал руководитель, – оставь свои русские замашки при себе. Не позорь нас. Здесь Европа, здесь все огурцы жарят.
– Здесь вообще-то монгольский ресторан. Здесь вообще-то, скорее, Азия.
– Варвар! – закричали на меня.
Все, кроме меня, ели и нахваливали жареные огурцы.
– Теперь всегда буду огурцы жарить, – сказал наш руководитель. – И родителям скажу, чтобы жарили.
К нам подошел главный монгол. Хан, наверное, по-ихнему. Он с трудом, но говорил по-датски. И что-то сказал.
– Что он говорит? – спросил наш руководитель из русских нашего руководителя из датчан.
– Он говорит, – ответил руководитель из датчан, – что впервые видит людей, которые едят жареные огурцы.

Монгол еще что-то сказал. А датчанин что-то ответил. Мы без перевода догадались, что монгол спросил, откуда мы, а датчанин ответил, что из России.

Датчанин, кстати, как и я, огурцы не жарил. Он перевел нам, что монгола очень заинтересовал русский обычай есть жареные огурцы.
– Мы думали, это европейский обычай, – обиделся наш руководитель из русских. – Мы думали, это культурно.

Датчанин перевел. Монгол засмеялся. Я тоже засмеялся. И датчанин засмеялся. А все остальные, так самоотверженно тянувшиеся к европейской культуре, выплевывали огурцы на тарелки.

Россия не захотела есть огурцы так, как ели наши деды и деды наших дедов. В итоге Россия не сошлась ни с Западом, ни с Востоком. Ни с Европой, ни с Азией. И только я, сохранив почвеннические идеалы, оказался прав. 

То же и с футболом. Оставим стюардов с их вежливостью им, а полицию с их дубинками – нам. Каждому, как говорится, свое.               

ранее:

«Как я могу объяснить, что такое коньяк?»
Какой слоган нужен нашим футболистам в Бразилии
Про сало и войну
Почему президент Путин раньше любил один фильм, а теперь полюбил другой
«В каких случаях можно скандалить, а когда нет»











Lentainform