16+

«Петербургскому книжному салону не хватает поставленной цели»

22/05/2014

АНДРЕЙ АСТВАЦАТУРОВ

Если сравнивать Петербургский книжный салон с зарубежными книжными ярмарками в Париже, Лондоне, Лейпциге, то стоит отметить, что зарубежные организаторы всегда ставят перед собой особую цель. Например, Лондонская ярмарка рассчитана главным образом на издателей, литературных агентов и представителей книжного бизнеса.


         Они встречаются, ведут переговоры, обмениваются опытом и т.д. Ярмарки в Хельсинки, Нью-Йорке, на которых мне удалось побывать, организованы несколько иначе. Конечно, туда приезжают и агенты, и представители бизнеса, и издатели, но сама программа строится в расчете на читателя: дать ему возможность встретиться с любимыми авторами, познакомить его с новыми проектами, новыми писателями, дизайнерами, новыми книгами. Петербургский салон отличается от международных ярмарок гораздо меньшим масштабом и некоторым оттенком провинциальности. Салоны должны знакомить людей с ситуацией в книжном деле и давать наиболее полную картину.  С этой задачей в настоящее время он не вполне справляется. Нужны серьезные изменения. 

Нужны идеологи проектов. В Москве таким бессменным идеологом популярнейших ярмарок был Борис Куприянов. Есть и другие интересные люди. Надо их привлекать, прислушиваться к их советам. Но прежде всего – поставить цель, а потом ее осуществлять.

Если ярмарка нужна читателям – то нужно, чтобы были стенды всех издательств, на которых были бы представлены книжные новинки. Тогда нужны презентации новых книг, журналов, встречи читателей с известными и популярными авторами.

Если ярмарка ориентирована на издателей – нужно персонально приглашать представителей бизнеса, крупных редакторов, издателей, книжных агентов, организовывать специальные подготовленные встречи, семинары, мини-конференции.

Книжный рынок держится на больших событиях. Часто на ярмарках происходит самое важное, как для издателя и автора, так и для читателя. В моем понимании, ярмарка должна сочетать элемент коммерции и просвещения. Я за то, чтобы она была ориентирована на читателя.                

ранее:

«Нынешние студенты и аспиранты предложение сходить в библиотеку воспринимают как «наезд»
«Симуляция книги, ее электронная копия снижает иллюзию реальности»
«Говорят, что мы потеряли СССР? Это не так. Он перевезен и законсервирован на Брайтон-Бич»
«Наш студент рассуждает так: не спросили – ура!; прогулял – вообще герой!»
«Иногда вставляю мат в текст. Как писателя меня это не украшает»











Lentainform