16+

«Фильм «Восьмерка» - это торжество неприкрытого мачизма»

28/05/2014

«Фильм «Восьмерка» - это торжество неприкрытого мачизма»

В прокате идет новый фильм режиссера Алексея Учителя «Восьмерка». Это экранизация одноименной повести Захара Прилепина, и это самое примечательное в этой истории. Обозреватель «Города 812» попыталась разобраться, почему интеллигентный петербургский режиссер, снимавший кино про балерин и писателей, решил сделать фильм по повести бывшего нацбола, и что у него получилось в итоге.


              Когда стало известно, что Алексей Учитель экранизирует повесть самого пассионарного и самого медийного  из  мятежных русских писателей, кинообщественность вздрогнула.  Учитель всегда воспринимался как очень интеллигентный режиссер. Прямолинейные фабулы и сильные эмоции, свойственные прозе Прилепина, никогда не были его любимыми приемами. Учителю нравилось другое – под видом мелодрамы высказать приговор целому десятилетию: в вышедшем  в 2003 году «Прогулке» красивая девочка  вдохновенно морочила головы двум случайным мальчикам, но бесповоротно продала себя богатому и  усталому герою Гришковца.

Повесть Прилепина  тоже читается как предсказание. Дело происходит в 1990-е, главные герои, как это часто бывает у бывшего омоновца Прилепина, – омоновцы и бандиты. Омоновцы  получают зарплату консервами,  бандиты  ведут роскошную по тогдашним меркам жизнь.  Зато у омоновцев есть настоящая дружба: четыре главных  героя, как персонажи Дюма, стоят насмерть все за одного, даже когда самый молодой из них, Герман, влюбляется в девушку местного  авторитета Буца. Однако если  д'Артаньян теряет возлюбленную, но сохраняет дружбу и веру в кровавые, но привлекательные  мушкетерские ценности, то Германа ждет полное фиаско по всем фронтам. Идеалы мужской дружбы, при которых все проблемы можно решить ударом в челюсть – и плевать на то, прав твой кореш,  за которого ты впрягся в разборки, или не прав, оказываются абсолютно несостоятельными.

Прилепин развенчал главную тему 90-х, давшую нашему кино новых героев – вроде Данилы Багрова и Саши Белого. Его кореша-омоновцы  оказываются тупыми машинами для битья,  готовыми  драться и с тем, кто подвернется  под руку, и с тем, на кого укажет начальство.  «Восьмерка» – одно из самых депрессивных прилепинских произведений, и все, кто ее прочитал, удивлялись выбору тишайшего Алексея Ефимовича Учителя и ждали чего-то небывалого.

Не получилось. Фильм Учителя похож на повесть Прилепина, как в анекдоте про фальшивые елочные игрушки: выглядят, как настоящие, но совершенно не радуют.  Сохранив  почти весь сюжет повести, Учитель перенес  время действия на несколько лет вперед.  События его фильма развиваются накануне отставки Ельцина, под Новый 2000 год. Тем самым он обозначает рубежный для страны момент – начало  путинской эпохи, в ходе которой все, что считалось в 90-е хорошим, оказалось плохим, то есть вроде бы подчеркнул важную для повести тему. Но на этом сходство с книжкой Прилепина заканчивается. Герои картины тоже бьют бандитов,  ездят на разборки в раздолбанной «восьмерке», работают за гроши в ОМОНе и  влюбляются в красивых девушек, но  похожи не на взрослых мужчин, прошедших огонь и воду, а на глупых подростков.  Это просто хамоватые «мальчишки-дураки», которые задирают других таких же мальчишек, куражатся над поверженными противниками  – заставляют  прикованного к больничной койке  бандита есть лимоны, дерзят начальству и получают по шее от родителей. В итоге исчезает та особенная горечь, которая была у Прилепина, – его герои не могли стать другими.

В фильме разоблачительный пафос прилепинской повести исчезает совершенно. И готовность без раздумья бросать в автозаки безоружных людей, среди которых друзья детства и собственные родители, воспринимается просто как небольшие ошибки молодости. 

Единственное, в чем учительская «Восьмерка» конгениальна прилепинской повести, – это в торжестве неприкрытого мачизма. На буквальном телесном уровне. В фильме очень много  мускулистого мужского тела и  откровенного  сексуального желания. Объект этого желания – красотка Аглая (Вильма Кутавичюте), любовница сразу двух героев картины – омоновца Геру (Алексей Манцыгин) и бандита Буца  (Артур Смолянинов), практически не показана в фильме обнаженной. Вот ведь странность какая – голых мужских торсов в фильме  навалом, а женской груди нет ни в одном кадре.

Возможно, вечная инфантильность как характеристика  не только героев фильма, но и  всех потенциальных зрителей, и есть то, что хотел сказать Учитель. Но и эта мысль почти не читается  из-за обилия мускулистых молодых тел (герои по делу и без снимают с себя мокрые от пота футболки) да бешеного ритма автомобильных гонок на  «восьмерке». Так что остается предполагать, что Алексей Учитель просто увлекся обаянием харизматичных прилепинских героев. То есть попал в свою же ловушку.                 

Елена НЕКРАСОВА











Lentainform