16+

«С Собчаком виделся за три дня до его смерти»

30/05/2014

«С Собчаком виделся за три дня до его смерти»

Это весной в Петербурге реанимировали Кубок Виктор Набутова – международный футбольный турнир памяти знаменитого спортивного комментатора. Реанимировать соревнование взялся президент многопрофильного консорциума «Наше дело» Анатолий Емец. В середине 1990-х о Емеце в Петербурге знали все или почти все – редкое спортивное мероприятие проходило без участия концерна «Емец».


        А потом о концерне и его создателе стало почти не слышно. «Городу 812»  Анатолий ЕМЕЦ постарался все объяснить.

– Самый первый «Кубок Виктора Набутова» разыграли «Зенит» и тбилисское «Динамо», в вашем турнире в этом году играли любительские команды. А как будет дальше?
– Мы решили не просто возобновить турнир, а сделать его ежегодным и международным. 28 февраля Виктору Сергеевичу Набутову исполнилось бы 97 лет, а к столетию со дня его рождения мы как раз успеем раскрутить Кубок и участвовать в нем будут исключительно профессиональные команды. Обещаю вам шикарное соревнование! Это будет, кстати, наш вклад в популяризацию футбола в Петербурге перед чемпионатом мира 2018 года. А международный статус имел уже и нынешний турнир благодаря участию команды из Мали.

– Как думаете, чемпионат мира Россия сумеет провести на высоком уровне?
– Не сомневаюсь в этом. В Сочи блеск был – что на Олимпиаде, что на Паралимпиаде, я такую гордость за страну ощутил! Так вот: чемпионат мира по футболу еще лучше пройдет. Мы мощная страна, не третьестепенная, и пусть все это знают и видят.

– Но сейчас труднее будет в связи с последними международными событиями, в мире косо на нас смотреть стали...
– Вы это про Крым?! Пускай гавкают, мы и не заметим, что они нам палки в колеса вставляют. Перед Олимпиадой в Сочи тоже чего только не рассказывали про нас, а все, абсолютно все, в восторге остались. С таким сильным президентом иначе и быть не могло.

– Вы должны быть знакомы и с Владимиром Путиным, и с Виталием Мутко, раз были вхожи в Смольный и проводили многие международные соревнования в Петербурге 1990-х.
– Знаком, конечно. И с одним и другим связаны самые добрые воспоминания, но не думаю, что их стоит сегодня афишировать.

– Давние связи помогают сегодня?
– Туда наверх просто не зайдешь. Такого не бывает, что сказал: «Дай!» – и все получил. Надо себя сначала проявить,  и мы делаем шаги в данном направлении.

– Первые шаги в этом направлении вы делали как президент концерна «Емец». Какая реакция была в перестроечной России, когда вы назвали фирму своей фамилией?
– Пока мы ютились в комнатке на Андреевском рынке, где располагался наш первый офис,  реакции, естественно, не было никакой.  Мы тогда только нарвались на эту свободу и учились с ней обращаться. Там, на Васильевском, мы брали разбег – малое государственное предприятие, новые формы экономического взаимодействия, пошли сделки – и мы вспыхнули, как комета. Когда стало получаться,  заняли целый этаж во Дворце молодежи на Петроградской стороне, врагов и завистников объявилось, конечно, мама не горюй. Думаю, так во всем мире всегда и бывает. Но отчасти я сам эпатировал публику – и сознательно. На Суворовском висела реклама концерна «Емец» – 10 метров на 10, – если в Смольный ехать, невозможно было не заметить. На Ленинградском телевидении был юбилей, не помню уж точно, какой именно, мы проводили торжественный вечер в «Октябрьском», так я выехал на черной «девятке», тогда это было очень круто, с надписью «Емец» – прямо на сцену. Чисто технически поднять туда машину по неприспособленным для этого лестницам стоило немалых усилий и денег, но как организатор и финансист этого мероприятия я себе такое позволил.

– Был, помню, и хоккейный турнир в «Юбилейном» с участием сборной России – Кубок концерна «Емец». Вы зачем в спорт деньги вкладывали?
– К спортивным мероприятиям я пришел через культурные, с которых начинал: первый музыкальный экзамен в том же БКЗ, фестиваль «Возрождение русского бельканто» в Мюзик-Холле, всевозможные творческие конкурсы. Я ведь Институт культуры закончил, в Театральном учился. Хотя к спорту никогда равнодушен тоже не был. Занимался легкой атлетикой, десятиборьем. Тренировался на стадионе, что у телебашни. Жаль, что он сейчас в полном запустении. А в начале 90-х так со всем спортом было, все требовалось реанимировать, и концерн «Емец» этому способствовал. Бизнес был интересен, но хотелось и самовыражения в каких-то спортивных и культурных мероприятиях.

– Вы же и Играми доброй воли занимались. Был какой-тот конкурс?
– Я сам пришел к Сергею Ершову, возглавлявшему оргкомитет: «Давайте возьмусь за церемонию открытия и закрытия». Сделали все по той же матрице, что в 1980 году на московской Олимпиаде, с огромным количеством участников. Режиссером был Борис Петров, который ставил эти праздники в  Москве. Постановщикам, сценаристам платили зарплату, а для всех участников шоу (а это больше тысячи человек) приготовили шикарный подарок – пластинку, куда собрали весь рок, и каждый получил альбом в подарок. Хотя денег не хватало, были серьезные организационные трудности, что-то делали в последний момент. Помню, еще за несколько дней до открытия не была готова специальная лестница, вокруг которой вся программа строилась. Вообще, письма регулярно писать Собчаку приходилось, звонить ему, чтобы пробить какие-то вопросы.

– То есть вы запросто с Собчаком общались.
– У меня были с ним прекрасные отношения. Сошлись прежде всего на том, что оба любили наш город и желали ему добра. Анатолий Александрович его даже не просто любил, он обожал Петербург. Все делали свои гешефты, но мало кого интересовал город. Собчаку понравилось, как работает концерн «Емец», и пошло-поехало: пробег «Пушкин – Петербург» – я, веломарафон в Париж – я, хоккейный турнир – я, футбольно-концертное шоу – я, авторалли по северным странам – я. Городской спорткомитет называл меня человеком года, и не раз. Все рядом погасли, а моя комета продолжала лететь.

– Те что погасли, завидовали, обижались?
– Может, и обиделись, но виду не подавали. Как-то было заседание в Смольном накануне какого-то ответственного события – все правительство, главы районов, руководители крупнейших фирм. Анатолий Александрович говорит: «Вот сейчас напряжемся, и все у нас получится. Да и Емец с нами будет». Для всех чиновников это был как сигнал, люди буквально повалили ко мне. Я, между прочим, с Собчаком был до последнего. Уступил ему свое место на выборах в Госдуму по Смольнинскому району, но это, к сожалению, в итоге не помогло ему. А последний раз встречались в Федеральном доме – он мне подарил свою книгу «Дюжина ножей в спину», причем буквально за три-четыре дня до смерти. Многое из задуманного с ним осуществить не сумели.

– Например?
– Ипподром хотели построить на месте стадиона «Спартак» в Удельной. Это нас еще американцы, участвовавшие в Играх доброй воли, надоумили, даже инвесторов на Западе нашли. Был еще и проект создания детского городского парка отдыха у ТЮЗа. Теперь вот, хорошо, про зоопарк снова заговорили. Конечно, надо, чтоб животное могло двигаться, чтобы речка рядом была. Мы должны не на тоскливые глаза льва или тигра смотреть: если он сам может радоваться – и нам радость доставит. Трепетно отношусь к самим животным и к тому, как следует к ним относиться. Не случайно концерн «Емец» в свое время был инициатором акции, по которой петербургские дети целый год бесплатно посещали зоопарк.  Посчитали, сколько детей бывает в среднем за год, я внес эту сумму,  и двери всем были открыты. Билеты недорого тогда стоили, но далеко не каждый мог отвести туда своих детей. Но что в начале 90-х животные у нас в клетках ютились, так и до сих пор, хотя во всем мире они живут на пленэре.

– Участвуя в подобного рода акциях, вы ведь на определенные преференции рассчитывали?
– Конечно, есть определенные отношения: есть бизнес – без них трудно пробиться, подписать, например, необходимые бумаги. Любое действие, любое, даже не самое значительное решение, имеет свою подоплеку. Во всех проявлениях человека, в том числе и в бизнесе, буквально сквозит, что у него за душой. И все-таки для меня главным было и остается удовлетворить самолюбие. 

– Теперь вот и посредством нового футбольного клуба, где вы стали президентом. Сколько их уже у нас в городе появлялось за последние годы, да все развалились. А вы еще такое название громкое выбрали – «Петербург»!
– «Гамбург» и «Ливерпуль» есть, а почему не может быть «Петербурга»? Этой весной стартовали на Северо-Западе, потом второй дивизион, первый, а там уже и премьер-лига.

– Такие же планы были пару лет у команды «Питер», так Валентина Матвиенко как в воду глядела, говорила: зачем такое название, будут проигрывать и позорить город...
– Я бы, конечно, мог сказать, что Петербург и в Америке есть, и еще три-четыре таких же названий по миру найдутся, но мы, конечно, имели в виду наш великий город. Название футбольного клуба зарегистрировано в соответствующих органах, власти дали добро, мы не сами это придумали. А за результаты не беспокойтесь, у нас совсем другая, до мелочей продуманная стратегия, не та, что у предшественников. Начали с того, что организовали кастинг футбольных тренеров, создаем отделения в каждом районе города и в области, чтобы все школьники были задействованы. Между ними будут проходить соревнования, дальше – отбор, и лучшие попадут в главную команду.

– По схожей схеме с недавних пор действует и «Зенит», организовавший филиалы своей академии по всему городу.
– Я не знаю, как там у «Зенита» организовано, я знаю, как у нас. Хотя конкурировать с ним мы не собираемся и задачи такой не ставим. Мы не будем врагами ни в коем случае, в идеале должны дополнять друг друга и помогать. К тому же у нас есть еще один существенный нюанс. Мало кто знает об этом, но я являюсь еще и владельцем футбольного клуба в Мали. По бизнесу там пришлось проводить довольно много времени, и я создал команду «Курукан фуга». Она уже во второй по силе лиге Мали, ее лучших игроков мы сможем использовать у себя, другим тоже постараемся находить рабочие места.

– В общем, торговать ими собираетесь?
– Не нравится мне слово «торговать». Мы собираемся искать для футболистов из Африки варианты продолжения карьеры. И ничего предосудительного в этом нет, это практика, принятая во всем мире. На Кубке Виктора Набутова «Курукан фуга», кстати, проиграла как раз «Петербургу», который и выиграл турнир.            

Сергей ЛОПАТЕНОК











Lentainform