16+

Что режиссер Хотиненко сделал из «Бесов»Достоевского

05/06/2014

МИХАИЛ ЗОЛОТОНОСОВ

Сейчас ожесточенно рекламируют «интеллектуальные телевизоры» – конечно, обман, потому что будь они и в самом деле интеллектуальными, они сразу бы сами себя выключали от потока убожества. В этот поток вписался фильм «Бесы», поставленный режиссером Владимиром Хотиненко.


           Не будь он таким самодовольным после провального сериала «Достоевский», и близко бы не подошел к этому роману. Однако взялся, не понимая, что «Бесы» – это вообще самый сложный по тематике, литературности и структуре роман у Достоевского. Если подумать – что нашим режиссерам вообще не свойственно, – любой перевод этого текста в визуальный ряд обречен на провал. Отдельные сцены при хорошем подборе актеров снять еще можно, потому что внешнее действие у Достоевского развивается от скандала к скандалу, и каждый очень колоритен (впрочем, Хотиненко провалил и их), но художественного целого создать на экране «по мотивам «Бесов»» невозможно, что Хотиненко своим бездарным фильмом и доказал. 

Сразу приведу пример. Как известно, второй эпиграф к роману взят из Евангелия от Луки: он о том, как бесы, выйдя из человека, вошли в стадо свиней, которое бросилось с обрыва в озеро и утонуло. Так исцелился бесновавшийся. Естественно, Хотиненко дважды показывает загон со здоровенными и вполне милыми хрюшками, причем на второй раз к ним в загон залезает «беснующийся» Петруша Верховенский и прямо в свином навозе танцует некий первобытный танец. Однако получилось всего лишь визуальное «уравнение»: Верховенский-младший = свинья. Но ведь совсем не в этом смысл эпиграфа! А не читавшие роман и вовсе не поймут, что это отсылка к Луке.

Это я к тому, что далеко не все можно «кинофицировать», тем более если пользоваться убогим языком телесериалов. Кстати, от этого же сериального языка и следователь-моралист в исполнении Сергея Маковецкого, которого не было и не могло в принципе быть у Достоевского. Маковецкий, скорбно глядя в камеру, объясняет, что революция и безбожие – это очень плохо. Выглядит Маковецкий при этом пародийно. И совсем уж глупо выглядит разговор следователя с бывшим архиереем Тихоном о революционерах, бесах и ликах Сатаны в финале фильма.

Сверхзадача, я думаю, была согласована с каналом «Россия» (кстати, и Минкульт помог сериалу финансами) – это агитация против революции. После событий в Москве на Болотной площади в 2011 – 2012 годах такой социальный заказ появился. Отсюда всякая всячина, которой у Достоевского нет, например, демонстрируемая зрителям листовка, в которой говорится про «кровавую революцию». Беда только в том, что Достоевский не писал памфлета на революционные события. У Достоевского как раз показано, что попытки нигилистов что-то «раскачать», с неизбежностью закончатся не революцией, а несколькими убийствами. Для этого действие перенесено в провинцию, что должно было показать события как провинциальный «скверный анекдот». 

Режиссер же пытался всемерно укрупнить значение провинциального фарса, показать его как реальную «предреволюционную ситуацию». Естественно, из этого ничего не вышло, и декларации прибывшего из Петербурга следователя повисли в воздухе, а попытки Хотиненко дополнить Достоевского то текстом страшной прокламации, то возгласом в кружке нигилистов: «Господа, читайте Маркса!» – не привели к желанному результату. Все это, кстати, напомнило недавние события по укрупнению пустякового выступления «Pussy Riot» в ХХС, которое объявили страшным государственным преступлением.

Но при этом в фильм «Бесы» не попали те знаменитые декларации Шигалева, которые и сделали роман запрещенным к публикации в СССР с 1928 до 1957 год. Причина запрета заключалась в том, что в романе увидели памфлет на революцию, а конкретно имели в виду теории Шигалева, которые слишком уж точно предсказали то, что реально случилось после 1917-го: «Выходя из безграничной свободы, я заключаю безграничным деспотизмом. Прибавлю однако ж, что кроме моего разрешения общественной формулы не может быть никакого».

«У него каждый член общества смотрит один за другим и обязан доносом. Каждый принадлежит всем, а все каждому. Все рабы и в рабстве равны. В крайних случаях клевета и убийство, а главное равенство. Первым делом понижается уровень образования, наук и талантов. Высокий уровень наук и талантов доступен только высшим способностям, не надо высших способностей! <…> Без деспотизма еще не бывало ни свободы, ни равенства, но в стаде должно быть равенство, и вот Шигалевщина! <…> Я за Шигалевщину!»

Вот это и есть квинтэссенция бесовщины по Достоевскому. Естественно, что ничего из этого в фильм не пропустила цензура (то ли самоцензура Хотиненко, то ли цензура канала) ввиду «неконтролируемого подтекста», с которым боролась еще цензура советская. Шигалева в фильме нет, и его теории в итоге заменили фразой: «читайте Маркса». Подлинный Достоевский с его прозрениями на 150 лет вперед все еще пугает, поэтому «не надо высших способностей», вместо Достоевского пусть будет фальсификат Хотиненко. Бездарность и трусость всегда идут рядом.                 

ранее:

«Если читать Пастернака и Войновича, можно не смотреть ТВ»
«Русское географическое общество возглавляет Шойгу. Поэтому наш принцип: сначала десант, потом изучение географии»
«Смеются в одиночку только «национал-предатели»
«Обама, в эти тяжелые для себя дни поседел от горя, что телеведущий Киселев подтвердил визуально»
«С трудом убеждал свою тетю, что бомбить не будут: ни мы – Киев, ни американцы – Москву и Петербург»











Lentainform